WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Уральский юридический институт

ПРАВОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Выпуск 11

Сборник научных статей

200летию МВД России посвящается

Екатеринбург

2002

ББК 66.0

П685

П685

Правовые исследования: Сборник научных статей.– Екатеринбург: Издво Уральского юридического института МВД России, 2002. – 76 с.

ISBN 5884370970 Редакционная коллегия:

В.П. Ляушин, кандидат исторических наук, доцент;

Т.М. Зайко, доктор юридических наук, доцент;

С.Н. Сабанин, доктор юридических наук, профессор;

А.П. Нахимов, кандидат философских наук Рекомендовано к изданию редакционноиздательским советом УрЮИ МВД России.

ББК 66. ISBN © УрЮИ МВД России, Н.В. Голубых, кандидат юридических наук УрЮИ МВД России Вопросы применения законодательства о превышении пределов необходимой обороны Действия, направленные на отражение общественно опасного посягательства, обусловлены неотъемлемым правом граждан на оборону, правомерны и не влекут за собой уголовной или иной ответственности, даже если этими действиями вынужденно был причинен вред преступнику. Однако меры, которые предпринимаются для отражения преступного посягательства, не должны выходить за установленные границы. В противном случае они приобретают свойство общественной опасности и рассматриваются как преступные. В том случае, когда лицо находится в состоянии необходимой обороны, но нарушает допустимые рамки защиты, налицо превышение пределов необходимой обороны или эксцесс [1 Excessus (лат) – отступление, уклонение, крайнее проявление чеголибо.] обороны.

В соответствии с ч. 3 ст. 37 УК РФ ''превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства''. Более подробно понятие эксцесса обороны разъясняется в п. 7–12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. ''О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств'', где, в частности, говорится: ''По смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный ст. 105 или 111 УК РСФСР (ч. 1 ст. 108 или ч. 1 ст. 114 УК РФ)... Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства'' [2 Уголовный кодекс РФ 1996 г. (с постатейными материалами). Красноярск, 1997. С. 200–201.].

Превышение пределов необходимой обороны – многоплановая по своему содержанию юридическая категория. Толкование ее законодательной формулы в значительной мере включает оценочные моменты. В литературе по уголовному праву неоднократно подчеркивалось, что применение оценочных понятий на практике связано с определенными трудностями, оперировать ими намного сложнее, чем понятиями неоценочными. Это нередко влечет за собой ошибки в применении уголовноправовых норм. Подтверждением этой точки зрения служит следующий пример. Чеховским городским народным судом Московской области гражданин Майоров был осужден по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР (умышленное причинение тяжких телесных повреждений). Президиум Московского областного суда приговор изменил, действия Майорова переквалифицировал на ст. 111 УК РСФСР (причинение тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны).

Обстоятельства дела таковы: к Майорову в дом пришли Авдюхин и Воробьев, находившиеся в сильной степени алкогольного опьянения, чтобы выяснить, почему он им дал алкогольный напиток плохого качества, заставили его также выпить, а затем Авдюхин ударил Майорова по лицу кулаком. Майоров нанес ответный удар и потребовал, чтобы они ушли. Однако Авдюхин и Воробьев игнорировали это требование, пытались затащить его в комнату. Вырвавшись, Майоров взял нож и убежал на балкон, закрыв дверь. Авдюхин разбил стекло в балконной двери, а когда Майоров вошел в комнату, схватил его за шею и стал душить. Стараясь высвободиться, Майоров ударил Авдюхина ножом в бок.



Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ прекратила дело в отношении Майорова за отсутствием в его действиях состава преступления, указав следующее.

Как видно из материалов дела, президиум областного суда признал, что во время нападения Майоров находился в состоянии необходимой обороны, но превысил ее пределы. Между тем Авдюхин и Воробьев вели себя агрессивно, находились в состоянии алкогольного опьянения, Авдюхин напал на Майорова и стал его душить. В этой ситуации Майоров в целях обороны был вынужден нанести Авдюхину удар ножом, так как действия нападавшего представляли реальную опасность для его жизни.

Поскольку Майоров причинил тяжкие телесные повреждения Авдюхину, не превысив пределов необходимой обороны, его действия состава преступления не образуют [3 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 6. С. 7.].

Поскольку законодательное определение превышения пределов необходимой обороны включает в себя оценочные моменты, очень важно сформулировать критерии, на основе которых можно сделать вывод, была ли оборона правомерной или налицо превышение ее пределов.

Такие понятия как "характер" и "степень общественной опасности" посягательства не раскрыты в законе, что и является причиной их различного толкования и затруднений в толковании законодательной формулы эксцесса обороны. Общественная опасность – это объективное свойство, способность деяния причинить вред общественным отношениям. Общественная опасность свойственна любому правонарушению, но их отличает характер и степень этой общественной опасности. В понятии эксцесса обороны характер как качественная характеристика и степень общественной опасности как количественная означают конкретный вред тому общественному отношению (интересу, благу), на которое направлено посягательство. Принимая во внимание неконкретизированность понятий "характер" и "степень общественной опасности" посягательства, а также то, что у обороняющегося не всегда есть время и возможности точно взвесить все характеристики посягательства, точно определить характер грозящей опасности, законодатель не требует пропорциональности между защитой и нападением. Эксцесс обороны будет иметь место лишь тогда, когда будет установлен его основной признак – явность несоответствия защиты характеру и степени общественной опасности посягательства.

На необходимость установления именно явного несоответствия между защитой и нападением неоднократно указывал и Верховный Суд в решениях по конкретным уголовным делам.

Характер и степень общественной опасности посягательства определяются значимостью объекта, на который направлено посягательство, способом посягательства, степенью его интенсивности (силой и стремительностью), примененными орудиями и средствами нападения, числом лиц, участвующих в нападении, стадией посягательства, размером грозящего ущерба, возможностью довести преступление до конца, временем, местом, всей обстановкой совершения посягательства. Превышение пределов необходимой обороны будет иметь место тогда, когда обороняющийся применяет такие средства и методы защиты, которые явно не соответствуют вышеперечисленным факторам.

Понятие превышения пределов необходимой обороны сложно и многопланово. Чтобы правильно решить вопрос о наличии или отсутствии такого превышения, необходимо учитывать конкретные обстоятельства каждого случая в их совокупности. Придание решающего значения какомулибо одному признаку без учета остальных, формальный, механический подход к оценке действий обороняющегося могут привести к ошибкам при определении, была оборона правомерной или имеет место превышение ее пределов, к необоснованному осуждению лиц, совершивших оборонительные действия.





Наделение превышения пределов необходимой обороны в судебной практике и теории права многогранным содержанием с большим количеством признаков, отнесение эксцесса обороны к оценочным категориям порой оказывает негативное влияние на применение законодательства о превышении пределов необходимой обороны. Зачастую органы следствия, да и суды, проявляя невнимательность, правомерную необходимую оборону либо превышение ее пределов ошибочно квалифицируют как тяжкое или особо тяжкое преступление против личности без смягчающих обстоятельств. Имеют место случаи, когда ситуация "нападение – оборона" обнаруживается лишь Верховным Судом Российской Федерации. Однако в этом направлении в настоящее время можно отметить определенные позитивные сдвиги. Уже на стадии предварительного расследования (а иногда и возбуждения уголовного дела) следственные органы обнаруживают ситуацию "нападение–оборона" и либо прекращают уголовное дело, если оборона была правомерной, либо квалифицируют действия обороняющегося как эксцесс обороны, если было допущено превышение ее пределов.

Сложная законодательная формулировка необходимой обороны, а также обвинительный уклон следственносудебных органов по делам данной категории приводят к тому, что право граждан на действенную защиту законных интересов, на противодействие любым агрессивным проявлениям используется крайне редко. Этот фактор вызывает особое беспокойство при нынешней криминогенной ситуации, в обстановке правового беспредела, возрастания доли насильственных и корыстнонасильственных преступлений в структуре преступности, требующих активного противодействия со стороны граждан. В ходе проведенного В.Л. Зуевым и Т.И. Стесновой исследования подавляющее большинство опрошенных работников ОВД посчитало, что институт необходимой обороны реализуется гражданами редко (свыше 50 % респондентов) и даже крайне редко (около 40 %). Среди причин такого положения названы: незнание данного права; отсутствие конкретных правил его осуществления; боязнь наступления нежелательных правовых последствий; известный негативный опыт наступления последствий; недооценка собственных сил и возможностей [4 Зуев В.Л., Стеснова Г.И. Применение уголовноправовых институтов необходимой обороны и крайней необходимости // Вестник МВД РФ. 1996. № 6. С. 127.].

Расчеты, проведенные М.З. Мастинским, Д.Е. Семеновым, Е.Ю. Юшковой, Ю.Н. Юшковым свидетельствуют, что граждане оказывают сопротивление преступникам реже, чем в одном случае из 1 тыс. нападений [5 Мастинский М.З., Семенов Д.Е., Юшкова Е.Ю., Юшков Ю.Н. Применение законодательства о необходимой обороне и превышении ее пределов // Государство и право. 1994. №. 3.].

Граждане не столько боятся стычки с правонарушителями, сколько опасаются дальнейшего разбирательства и необоснованной ответственности за причиненный вред. Плохое знание закона, существующая негативная следственносудебная практика плохо стимулируют готовность граждан к защите личности, прав и интересов других лиц, интересов общества и государства от общественно опасных посягательств.

Зачастую граждане, если и применяют институт необходимой обороны, то не всегда четко действуют в рамках допустимых пределов. Так, по информации управления судебного департамента Свердловской области в 1998 г. по области было осуждено по ч. 1 ст. 114 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны) 46 человек; по ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство при тех же обстоятельствах) – 22 человека.

Для стимуляции использования гражданами права на необходимую оборону и устранения ошибок при применении законодательства о превышении пределов необходимой обороны, на наш взгляд, нужно предпринять следующие меры.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.