WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Преступления против основных прав человека

в Уголовном уложении 1903 г.

Уголовное законодательство, посвященное охране основных прав человека и гражданина (гл. 19 УК РФ), имеет в России богатую историю. Первые упоминания об охране свободы вероисповедания содержатся в уставах князей Владимира Святого и Ярослава Мудрого, а прообраз нормы о неприкосновенности жилища в Краткой редакции Русской Правды. Статьи, предусматривающие ответственность за нарушение порядка проведения религиозных обрядов, а позднее и за посягательства на свободу вероисповедания, имеются в Судебнике 1497 г., постановлениях Стоглавого собора 1551 г., Соборном Уложении 1649 г., законодательных актах Петра I, Екатерины II. В первом "российском уголовном кодексе" Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (далее Уложение 1845 г.) помимо норм об ответственности за религиозные преступления предусмотрены наказания за посягательства на иные права, относимые в настоящее время к числу фундаментальных.

Значительная роль в обеспечении основных прав и свобод человека уголовноправовыми средствами принадлежит Уголовному уложению, принятому 22 марта 1903 г. (далее Уложение). Несмотря на то, что этот правовой акт в полной мере так и не был введен в действие, содержащиеся в нем положения могут служить образцом разработки понятийного аппарата уголовного закона и законодательной техники.

Из числа противоправных деяний, определяемых ныне в гл. 19 УК РФ, Уложение устанавливало ответственность за посягательства на достаточно широкий круг прав и свобод: на личную тайну, на неприкосновенность жилища и почтовой корреспонденции, на свободу вероисповедания, на интеллектуальную собственность, на труд и его оплату, на личную безопасность при производстве работ.

Нарушения права на личную тайну уголовноправовая доктрина того времени, не выделявшая основных прав человека в качестве родового объекта преступления, относит к посягательствам, примыкающим к оскорблению чести *(1). Уложение 1845 г. предусматривало ответственность лишь за нарушение тайны почтовой корреспонденции. Подобная норма содержится в ст. 542 Уложения самовольное вскрытие заведомо чужих писем или иных бумаг (часть 1; наказание арест до одного месяца), а также оглашение сведений, содержавшихся во вскрытых бумагах и могущих опозорить лицо, к которому они относились (часть 2; наказание арест до шести месяцев) *(2). В Уложении наблюдается расширение сферы ответственности в ст. 541 установлено наказание за разглашение профессиональной или служебной тайны: аресту до шести месяцев мог быть подвергнут "обязанный по своему званию хранить в тайне доверенное ему сведение, виновный в умышленном оглашении оного, без достойных уважения причин, если оглашенное сведение могло причинить имущественный ущерб или опозорить лицо, к которому оно относилось".

Н.С. Таганцев сопровождает ст. 542 подробным комментарием, свидетельствующим о высокой степени проработанности норм Уложения. Он пишет: "Самовольное вскрытие чужого письма или бумаги может сопровождаться оглашением помещенных в них сведений, которые, не будучи ложными, могут повредить доброму имени лица, которого они касаются. В этом последнем случае было бы несправедливо подвергать виновного наказанию только за вскрытие бумаги; назначение же наказания по правилам о совокупности за оглашение тайн и за опозорение оказалось бы в некоторых случаях невозможным, т.к. с одной стороны, оглашение тайн наказуемо лишь при условии совершения его лицом, коему тайна вверена и которое по закону обязано хранить ее, а с другой опозорение составляет проступок только в случае оглашения ложных сведений. Приведенные условия наказуемости оглашения тайны и опозорения могут не быть налицо при оглашении сведений, добытых из вскрытых чужих бумаг; поэтому эти случаи особо предусмотрены в ч. 2 ст. 542" *(3).

В качестве новеллы можно рассматривать переоценку направленности действий по разглашению содержания телеграммы или почтовой корреспонденции, совершенных почтовым служащим. Отныне они выделяются в самостоятельную норму (ст. 653), помещенную в разделе о преступлениях по службе. Причем, если разглашение корреспонденции могло причинить "важный вред", виновного ожидало тюремное заключение на срок до одного года *(4).

В процессе подготовки Уложения у его создателей появилось опасение, что при применении ст. 541 может возникнуть определенный пробел в уголовном законодательстве, поскольку состав разглашения сведений, доверенных виновному, отсутствует, например, в действиях полицейских чиновников, разгласивших сведения о частных тайнах, ставших им известными при проведении обыска или осмотра. К подобным лицам и к нотариусам подлежала применению ст. 655 (разглашение служащим сведений, которые могут опозорить честь частного лица; наказание тюремное заключение на срок до шести месяцев), размещенная в разделе о преступлениях по службе *(5).



В Уложении продолжается разработка положений, относящихся к защите от нарушений права на неприкосновенность жилища. Доминирующим в науке исследуемого периода являлся взгляд на данное преступление как на разновидность самоуправства, рассматриваемого, в свою очередь, как посягательство на личную свободу *(6). В ст. 512 установлена ответственность за умышленное вторжение в чужое здание, помещение или огороженное место посредством насилия над личностью или его угрозы либо с повреждением и устранением преград (мера наказания арест до шести месяцев). Квалифицирующим обстоятельством признается совершение тех же действий в ночное время, причем санкция в этом случае усиливается до шести месяцев тюремного заключения, а также двумя или более лицами или вооруженным лицом (санкция тюремное заключение на срок до одного года). В ст. 511 предусмотрена ответственность за умышленное неоставление чужого обитаемого здания или иного помещения, несмотря на требование хозяина, нахождение в них ночью и без ведома хозяина, если виновный вошел в них тайно или самовольно (мера наказания арест до трех месяцев).

Уложение именует нарушение неприкосновенности жилища "вторжением". Ученые по этому поводу указывали, что в ст. 512 предусматриваются только действия, сопряженные с применением насилия или его угрозой *(7).

Совершение действий, описанных в ст. 511, возможно лишь в жилом помещении *(8). Под обитаемыми в уголовноправовой литературе понимаются не только те здания и помещения, которые выполняют функции жилища (дом, изба и т.п.), но также и помещения, предназначенные для иных целей, однако в действительности являющиеся жильем *(9).

По сравнению с современными законодательством, научными представлениями, а также российской и зарубежной судебной практикой круг помещений, охраняемых в ст. 512 Уложения, очерчивается чрезмерно широко. По классификации Н.С. Таганцева к ним относятся: 1. Здание или иное обитаемое помещение. 2. Нежилое помещение, составляющее часть домового хозяйства (конюшня, сарай) или служащее местом для производства работ или занятий лица (мастерская, лавка). 3. Всякое место, находящееся в общей ограде с обитаемым помещением (огород, сад). 4. Всякое отдельно находящееся огороженное место (сад, огород, роща).

По мнению Н.С. Таганцева, под действие ст. 512 подпадают и публичные места, принадлежащие юридическим и частным лицам, например, трактиры, поскольку "их публичный характер не может уничтожить преступности вторжения:" *(10), что, на наш взгляд, вряд ли является правильным. Ему возражает С.В. Познышев: "Вторжение в публичное место может не заключать в себе главного и существенного элемента противозаконности вторжения в частное жилище, а именно оскорбления хозяина, как физического лица, в его правах как личности". Дополнительно автор ссылается на убедительное, по нашему мнению, положение рецензии, данной СанктПетербургским юридическим обществом: "На самом деле, в таком случае нарушаются не личные права, а безличные объективные правила пользования такими публичными местами, защищаемые государством в интересах порядка и благоустройства" *(11).

Представляет интерес толкование понятия ночи, используемого в анализируемой норме. Ночь рассматривается не только как астрономическое явление, но также, по мнению комментаторов, должна означать наличие покоя и сна в том помещении, в которое вторгся виновный *(12). Круг же потенциальных потерпевших от незаконного вторжения в жилище при этом весьма широк насилие может быть применено не только по отношению к проживающим или находящимся в помещении, но и против любого лица, которое фактически защищало помещение от вторжения *(13).





Рассматриваемые статьи Уложения размещены в гл. 26 "О преступных деяниях против личной свободы" и предполагают в качестве субъекта преступления частное лицо. Вместе с тем ст. 650, расположенная в главе о должностных преступлениях (гл. 37), особо предусматривает наказание за совершение незаконного обыска, осмотра или выемки. Статья 650 различает производство указанных действий "хотя бы и с согласия хозяина, но без законного основания, а лишь под вымышленным предлогом учинения служебного действия" (мера наказания тюремное заключение до одного года) и нарушение установленной законом процедуры обыска или осмотра помещения (мера наказания арест до шести месяцев). В обоих случаях наказание усиливается, если противоправные действия сопровождались насилием над личностью или угрозой такового.

Законодатель и ученыекриминалисты изучаемого периода справедливо, на наш взгляд, считали, что незаконное вторжение в жилище, если оно совершено должностным лицом, имеет иную направленность и степень общественной опасности. Точный комментарий ст. 650, данный Н.С. Таганцевым, не утратил актуальности и в настоящее время: "Цель настоящей статьи установить ответственность за превышение власти, выразившееся в нарушении охраняемой законом неприкосновенности частного владения или в пренебрежении служащими важнейшими из числа ограничений, кои установлены в законе для совершения служебных действий, соединенных со входом в чужое обитаемое помещение и приравниваемых к нему помещений. Обязательный впуск: служащих в свое жилье или заведение: составляет своего рода тягость или повинность, которая должна быть тщательно ограждена законом от злоупотреблений со стороны служащих, и это злоупотребление должно занять самостоятельное место в уголовном уложении: в особенности если требование исполнения этой повинности служило лишь предлогом для осуществления не имеющих ничего общего с интересами службы личных целей виновного" *(14). Отмечая весьма близкую связь ст. 650 "с общими постановлениями уложения о посягательствах на личную свободу", Н.С. Таганцев справедливо указывает, что необходимость создать из данного проступка "особый самостоятельный вид злоупотребления службою вид, отличный от общих постановлений" вызвана тем, что "действия совершаются именем или во исполнение закона, т.е. лицо вынуждается безропотно переносить чинимое ему в его жилище беспокойство" *(15). Отметим, что относительно круга помещений, охраняемых ст. 650 Уложения, Н.С. Таганцев придерживается взгляда, избранного им в комментарии к ст. 512. Обращаясь к цели введения ст. 650, он пишет, что усматривает ее в том, чтобы "обеспечить свободу граждан ограждением общественных и частных помещений от произвольного пребывания служащих, прикрываясь личиною исполнения обязанностей службы" *(16).

Наиболее тяжкие надругательства над верой и церковью в Уложении подразделяются на богохуление и оскорбление святыни (ст. 73) и кощунство (ст. 74), то есть оказание неуважения к вере. Обращают на себя внимание весьма суровые наказания за совершение данных преступлений. За возложение хулы, поругание действием или поношение святых предметов (богохуление), совершенные в церкви или при отправлении иного общественного богослужения, может быть назначена каторга на срок до 15 лет, а те же действия, совершенные в распространяемом публично произведении, влекут ссылку на бессрочное поселение.

Статьи 75, 77 содержат нормы, устанавливающие ответственность за одну из разновидностей воспрепятствования отправлению религиозных обрядов непристойный крик, шум. Уложение называет подобные действия бесчинством. Подобные действия в том случае, если они привели к прерыванию богослужения, наказывались арестом на срок до шести месяцев, а если совершались с целью помешать обряду влекли тюремное заключение на срок до одного года. Ответственности за другую разновидность таких правонарушений посвящена ст. 80. В ней предусмотрено наказание (тюремное заключение на срок до одного года) за совершаемые при помощи насилия воспрепятствование совершению признанного в России вероисповедания или принуждение к совершению или к участию в богослужении или обряде, которые запрещены правилами вероисповедания. Повышенная ответственность введена в том случае, если данные действия совершаются в отношении священнослужителя.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.