WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Принцип социальной справедливости

в системе уголовного права Российской Федерации

Принцип социальной справедливости в уголовном праве выражается в назначении наказания и применении мер уголовноправового характера, которые должны быть осуществлены в законодательных пределах, соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, учитывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также данные о личности виновного. Названный принцип, пронизывая всю систему уголовноправовых принципов, "работает" не сам по себе, а только в тесном взаимодействии с другими принципами *(1). Принцип социальной справедливости уголовного права конкретизируется и реализуется с помощью принципов назначения наказания *(2).

По мнению Ю.Е. Пудовочкина и С.С. Пирвагидова, содержание принципа социальной справедливости включает в себя: справедливость при криминализации деяний, справедливость пенализации преступлений, справедливость привлечения к уголовной ответственности, справедливость назначения и реализации наказания и иных мер уголовноправового характера *(3). Так, В.Н. Кудрявцев и С.Г. Келина выделяют три уровня проявления категории социальной справедливости в уголовном праве:

справедливость при формировании круга преступных деяний;

справедливость при назначении судом наказания;

законодатель должен определить справедливую санкцию.

Необходимо определить, как соотносятся между собой принципы уголовного права и принципы уголовноправовой политики. Единой точки зрения по данному вопросу не существует. Есть диапазон мнений ученых. Так, В.В. Мальцев указывает, что "...хотя принципы уголовноправовой политики и уголовного права очень близки друг к другу, различия между ними все же имеются. Принципы уголовного права первичны. Принципам же уголовноправовой политики принадлежит подчиненная, служебная роль, которая в этом аспекте в том и заключается, чтобы точнее и полнее отразить содержание принципов уголовного права в уголовном законодательстве" *(4).

Например, P.P. Галиакбаров утверждает, что принципы уголовного права предопределяются уголовной политикой *(5). В свою очередь, Н.А. Беляев пишет, что если принципы уголовноправовой политики закрепляются в уголовноправовых нормах, они становятся принципами уголовного права *(6). Аналогичного мнения придерживаются Ю.Е. Пудовочкин и С.С. Пирвагидов, которые обоснованно указывают, что нельзя сводить значение принципов уголовноправовой политики исключительно к обслуживанию принципов уголовного права. Право и политика являются взаимосвязанными явлениями и выяснять, что является первичным, не совсем корректно. Мы разделяем точку зрения, высказанную Н.А. Беляевым. Действительно, принципы уголовноправовой политики проявляются в случае необходимости решить проблему предупреждения преступности посредством предписаний органов государственной власти и уголовного права. Таким образом, если принципы уголовноправовой политики закреплены в законодательстве, они становятся принципами уголовного права. Если принципы уголовноправовой политики законодательно не закреплены, они оказывают влияние на содержание уголовноправовых норм *(7).

Принципы криминализации (декриминализации) общественно опасных деяний представляют собой наиболее абстрактный и общий уровень научного обеспечения и обоснования уголовного нормотворчества. По сути, принципы криминализации это система правил и критериев установления уголовной ответственности *(8). Важнейшим и всеми признаваемым критерием криминализации является оценка человеческого поведения как общественно опасного. При помощи норм уголовного права охраняются наиболее важные общественные отношения: права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй *(9). Другие общественные отношения охраняются при помощи иных отраслей права: административного, гражданского, трудового, семейного и др. Посягательства на них не являются преступлениями, и, следовательно, за них не применяются уголовные наказания. Так, нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам или другие действия, демонстративно нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан, являются мелким хулиганством, подлежат административной ответственности по ст. 20.1 КоАП РФ *(10). Действительно, указанные действия не представляют большой общественной опасности и не причиняют существенный вред охраняемым уголовным законом интересам, поэтому законодатель справедливо отнес их к категории административных правонарушений. Но в случае грубого нарушения общественного порядка, выразившегося в явном неуважении к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, виновное лицо будет подлежать уголовной ответственности по ст. 213 УК РФ. В данном случае общественным отношениям причиняется существенный вред, законодатель справедливо отнес это деяние к уголовно наказуемым *(11).



Одним из критериев признания или непризнания деяния преступлением является характер посягательства, т.е. способ, которым причиняется ущерб. Если доведение до самоубийства или покушения на него было совершено путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства, это будет считаться уголовнонаказуемым деянием, и виновное лицо будет привлечено к уголовной ответственности. Если же поводом к самоубийству послужило прекращение брачных отношений, действия лица не будут считаться преступлением. Данное положение согласовано с принципом справедливости, так как брачносемейные отношения регулируются семейным законодательством *(12).

Характер и размер причиненного вреда также имеет немаловажное значение для отграничения преступления от непреступного поведения. В части 2 ст. 14 УК РФ указано, что не является преступлением действие (бездействие) хотя формально и содержащее признаки какоголибо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Так, хищение двух килограммов огурцов с приусадебного участка формально будет считаться преступлением. Но в действительности лицо, совершившее кражу, не будет подлежать уголовной ответственности, поскольку причиненный ущерб незначителен *(13). Не всегда законодателем учитывается характер и размер причиненного вреда при построении уголовноправовых санкций. По нашему мнению, если преступления, которые посягают на один объект с одинаковой формой вины (например, умысел) и причиняют примерно равный вред, то и санкции за их совершение должна быть одинаковыми. Но ряд норм Особенной части УК РФ сформулированы так, что, хотя характер и размер причиненного вреда является одинаковым, санкции статей различны. Примером могут служить ст. 122 и 111 УК РФ. Заражение ВИЧинфекцией представляет собой повышенную опасность, так как до сих пор не до конца изучена природа этого заболевания, не разработано эффективных средств лечения и профилактики (первые больные были зарегистрированы в США зимой 19801981 гг.) *(14). По нашему мнению, вред в результате заражения ВИЧинфекцией ничуть не меньше, чем в ч. 1 ст. 111 УК РФ, кроме того, как мы уже указывали, в большинстве случаев ВИЧинфицированный умирает. Мы считаем, что законодатель должен приравнять санкции ч. 2 и 3 ст. 122 к санкциям ч. 1 и 2 ст. 111 УК РФ соответственно. В данном случае принцип справедливости нарушен не будет.

В качестве одного из критериев оценки степени общественной опасности используется характеристика личности преступника: возраст, должностное положение. С точки зрения справедливости данное положение обоснованно. С учетом же психофизиологических особенностей личности ребенка нецелесообразно привлечение несовершеннолетних к уголовной ответственности до достижения 14летнего возраста.

Характер психического отношения лица к своему деянию и общественно опасным последствиям влияет на оценку общественной опасности преступления. Так, деяние признается преступлением, если совершено умышленно (ст. 25 УК РФ) или по неосторожности (ст. 26 УК РФ). Объективное вменение не допускается, справедливым считается непривлечние лица к уголовной ответственности в случае невиновного причинения вреда (ст. 28 УК РФ). Наряду с процессом криминализации общественно опасных деяний уголовная политика вырабатывает направления и пути их декриминализации *(15). Это объясняется тем, что с изменением характера некоторых общественных отношений отпадает необходимость в их защите мерами и средствами уголовного права *(16).

Процесс декриминализации противоположен процессу криминализации, поэтому не базируется на какихлибо присущих только ему критериях; отпадение критериев, послуживших основанием для криминализации деяния, служит основанием для его декриминализации. Процесс декриминализации расширился и углубился в период демократических преобразований в СССР, а затем в Российской Федерации. Процессы криминализации и декриминализации не закончились с принятием УК РФ 1996 г., они происходят постоянно, и это объясняется следующими причинами: повышение общественной опасности определенных деяний; появление необходимости устранения пробелов в уголовном законодательстве; появление новых общественные отношений, требующих охраны при помощи норм уголовного права *(17).





Несоответствие закона принципу справедливости при криминализации приводит к тому, что правовой запрет не соблюдается гражданами, правоохранительные органы его не применяют, таким образом, уголовноправовая норма не действует *(18). Примером этому может послужить ст. 158 УК РСФСР 1960 г. "Изготовление, сбыт, хранение крепких спиртных напитков домашней выработки" *(19). Поэтому при реализации уголовной политики законодатель должен учитывать нравственные и этические представления граждан о справедливости и несправедливости определенных проступков *(20).

Уголовный закон будет считаться справедливым, если он отвечает требованиям криминологической, социальной и этической обоснованности. Перегибы при криминализации деяний могут привести к наступлению нежелательных последствий *(21). Следующим уровнем проявления справедливости в уголовном праве является назначение справедливого наказания, которое будет считаться справедливым только в том случае, если оно соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Проблема пределов судейского усмотрения при применении уголовноправовых норм сводится к поиску оптимального соотношения связанности правоприменителя жесткими рамками закона со свободой оценок и выбора мер уголовноправового характера. Предоставление суду чрезмерно широких рамок усмотрения могло бы поколебать возможность соблюдения принципа законности в уголовном праве, а полное исключение оценочной деятельности правоприменителя сделало бы невозможным реализацию принципов справедливости и гуманизма. Поэтому в правоприменительной деятельности должен быть найден разумный компромисс между формальной определенностью права и оценочной деятельностью правоприменителя *(22). Согласно ч. 1 ст. 43 УК РФ наказание назначается только по приговору суда, это положение нашло свое отражение и в ч. 1 ст. 118 Конституции РФ:..."правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом". Для того чтобы суд смог индивидуализировать наказание и оно в полной мере соответствовало принципу справедливости, в УК РФ определяется 12 видов наказаний (ст. 44); предусматриваются обстоятельства смягчающие (ст. 61) и отягчающие (ст. 63) наказание; указывается, что при наличии исключительных обстоятельств возможно назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64) и т.д.

Перед наказанием ставятся определенные цели. Так, в УК РСФСР 1960 г. они были определены в ст. 20: "Наказание не только является карой за совершенное преступление, но и имеет целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития, а также предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами Наказание не имеет целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства". Сравнивая цели наказания, определенные законодателем в УК РСФСР 1960 и 1996 гг., мы видим, что цель общей и специальной превенции осталась неизменной. Цель исправления осужденных присутствует в обоих кодексах, но в УК РФ не ставится цель перевоспитания осужденных. В УК РФ 1996 г. также не указано, является наказание карой за совершенное преступление или нет, но в ч. 1 ст. 43 отмечается, что наказание есть "мера государственного принуждения". Основным, принципиальным отличием УК РСФСР 1960 г. от УК РФ 1996 г. является включение в последний такой цели, как восстановление социальной справедливости. В связи с этим, как нам представляется, при назначении наказания суд должен учитывать интересы не только преступника, но и потерпевшего.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.