WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 146 |

Андрей Сахаров основоположник одного из самых важных дел нашего времени осуществления управляемого термоядерного синтеза. "Сахаров поднял нас на решение величественной атомной проблемы ХХ века получения неисчерпаемой энергии путем сжигания океанской воды" из книги И.Н.Головина "И.В.Курчатов" (Москва, Атомиздат, 1967, 1972 гг.). Уже более двадцати лет все исследования в этой области ведутся открыто и в тесном международном сотрудничестве. Совместимо ли такое сотрудничество с преследованием Сахарова и его семьи? Мы призываем ученых поддержать Сахарова в самом широком масштабе и, в частности, повлиять на правительства и парламенты своих стран с целью оказать реальную поддержку Сахарову в нынешней трагической ситуации.

Академик Сахаров должен быть возвращен в Москву. Практика заложничества в отношении его близких должна быть прекращена.

Мы призываем к быстрым и решительным действиям, потому что через несколько дней может быть поздно.

1 декабря 1981 г.

Физики: Я.Альперт, Б.Альтшулер, Ю.Гольфанд, Математики: И.Браиловская, А.Лернер, Н.Мейман, г.Фрейман, Биолог В.Сойфер Замечу, что я хоть и участвую в этом "письме ученыхотказников" (так его определяет А.Д. в [1], гл. 30, с.826), но таковым никогда не был, так как никогда не подавал на выезд.

Когда я утром нес на Чкалова отпечатанный на машинке текст этого письма чтобы отдать Лизе для прессы, то у подъезда встретил Наума Натановича Меймана. Тот сказал, что необходимо, чтобы письмо попало непосредственно к сенатору Мойнихену, а также в САКЛЭ[15]. Я поднялся в 68ю квартиру. Там были Лиза и Наталья Викторовна Гессе ближайший друг Сахаровых, специально приехавшая на эти дни из Ленинграда. А минут через 15 звонок в дверь, пришли два дипломата из американского посольства, регулярно навещавшие Лизу. Вот уж "на ловца и зверь бежит". И состоялся откровенный и непростой разговор. Американцы говорили о том, как никто не понимает, почему великий человек, академик Сахаров рискует жизнью ради никому не известной молодой женщины. Мы с Лизой объясняли примерно то, что позже Гарри Липкин написал в своей статье об этой голодовке [20], что Сахаров знает, что делает, что самый факт, что Кремль не уступает в таком, казалось бы, пустячном деле, означает, что все это имеет большое значение и Сахаров поступил мудро, максимально сузив свои требования. Это были очень доброжелательные молодые люди, письмо они, конечно, взяли, добавив, что сразу же поедут в посольство и передадут текст в Госдепартамент и Мойнихену. Обсуждали мы с ними и резолюцию Конгресса США, принятую в самом начале голодовки, с просьбой к Правительству СССР проявить гуманность в отношении Сахарова такая вежливая манная каша, от которой никому ни тепло, ни холодно.

Еще через несколько дней те же дипломаты показали Лизе проект второй резолюции Конгресса. Составленный в весьма твердых выражениях, он гласил, что в случае смерти Сахарова США прерывают все контакты с СССР, в том числе прекращают поставки зерна. В своей статье в этом сборнике А.Б.Мигдал пишет, что все решил визит А.П.Александрова лично к Брежневу, минуя Андропова. Возможно, так оно и было, но полагаю, что без угрозы принятия Конгрессом США второй, жесткой резолюции Брежнев, при всем желании, ничего не смог бы сделать с Андроповым. (Либо другая комбинация с тем же выводом Андропов не смог бы уступить, не скомпрометировав этим себя перед другими членами Политбюро.) Добиться от Анатолия Петровича визита к Брежневу было тоже непросто, и здесь, помимо усилий некоторых советских ученых, необходимо сказать о невероятной настойчивости, проявленной французскими учеными Мишелем и Пекаром, специально приехавшими в Москву от Французской академии.

Итак, имплозия, кумуляция обладающий невероятной проникающей способностью кумулятивный эффект, сочетание усилий, направленных с разных сторон в одну точку. Два раза за время ссылки Сахарова это было применено и оба раза дало успех: в марте 1980 г. победа ФИАНа и вот дело Лизы (см.

рисунок на с.47). К сожалению, это случилось только два раза.

36. Медицинские проблемы Всякая победа в какойто мере пиррова. Той степени поддержки, того внимания к положению Сахарова, которое было в дни "Лизиной" голодовки, больше ни разу не удалось достичь ни в СССР, ни за рубежом. Большим несчастьем была болезнь и смерть в декабре 1981 г. президента Национальной академии наук(NAS) США доктора Филиппа Хандлера, который всегда активно выступал в поддержку Сахарова, за что неоднократно подвергался нападкам в советской прессе. С приходом нового президента, Франка Пресса, позиция NAS стала меняться в сторону "наведения мостов". Сыграли, повидимому, также роль некая психологическая усталость, удовлетворение от победы, ну и самый факт раз ему уступили на высшем уровне, значит, он очень влиятельный и ничего особенно плохого с ним все равно не может случиться. Головокружение от успехов вещь, как известно, глупая и опасная, а новые неприятности начались сразу после голодовки. После длительного сердечного приступа декабря (1981) Андрея Дмитриевича неожиданно выписывают из больницы.



"Как мне заявили, выписка была согласована с профессором Вограликом, он не возражал...", "Моя выписка была, конечно, еще одним действием „управляемой медицины" (не последним в нашей жизни). Вероятно, КГБ не хотел нести за меня реальной ответственности...", "26 декабря у меня произошел еще один, еще более тяжелый приступ, от которого я долго (более месяца) не мог оправиться" [1] (гл. 30, с.829).

Отсутствие в течение многих лет нормального медицинского наблюдения было перманентной проблемой пребывания Сахарова в Горьком. И тут опять Академия и академики проявили равнодушие и конформизм.

24 января Андрей Дмитриевич направил письмо президенту АН СССР, где сообщал, что уже в течение двух лет он лишен медицинской помощи со стороны АН. Он ходатайствовал о помещении его в санаторий Академии наук.

22 января вторая годовщина высылки. Нельзя было не отметить эту дату.

Президенту АН СССР академику А.П.Александрову.

Уважаемый Анатолий Петрович, мы, друзья академика Андрея Дмитриевича САХАРОВА, считаем необходимым сообщить Вам, что 24 декабря САХАРОВ был экстренно выписан из больницы, возвращен в охраняемую квартиру и с тех пор лишен какоголибо медицинского наблюдения и врачебной помощи.

Администрация больницы им. Семашко города Горького отказала САХАРОВУ в просьбе выдать на руки выписку из истории болезни.

Насколько нам известно, Академия наук ничего не предпринимает, чтобы получить объективную информацию о положении Сахарова, и не делает никаких попыток войти с ним в прямой контакт. В течение двух лет Академия игнорировала "проблему САХАРОВА" и даже его просьбы о помощи оставались без ответа. В конце концов АНДРЕЙ ДМИТРИЕВИЧ был вынужден пойти на крайний, трагический шаг голодовку. С ним вместе голодала его жена Е.Г.БОННЭР, инвалид Отечественной войны II группы. 17 дней голодовки не могли не отразиться на их здоровье. Положение, в котором они сейчас находятся, неприемлемо.

22 января вторая годовщина ссылки САХАРОВА в Горький. Действительного члена АН СССР взяли на улице и принудительно увезли из Москвы, допускают в отношении него акты насилия, крадут рукописи, держат в изоляции, в том числе лишают возможности участвовать в собраниях Академии. И АН с этим молчаливо соглашается. В письме (к сожалению, оставшемся без ответа), которое САХАРОВ направил Вам 20 октября 1980 г., он пишет: "Ни одно из официальных учреждений, призванных осуществлять закон, не взяло на себя ответственности за акт моей депортации... Это недопустимо как прецедент и как рецидив".

Будучи человеком старшего поколения, Вы хорошо знаете, какую цену заплатила страна за применение подобной практики беззакония.

Мы призываем Вас и в Вашем лице Президиум АН СССР пересмотреть позицию Академии в деле академика САХАРОВА.

Это письмо мы считаем открытым.

18 января 1982 г.

С уважением Софья Каллистратова, Мария ПетренкоПодъяпольская, Борис Альтшулер, Георгий Владимов, Юрий Шиханович.

(Копия письма направлена: 1.Вицепрезиденту АН СССР академику Е.П.Велихову. 2.Вицепрезиденту АН СССР академику Ю.А.Овчинникову. 3.

Главному ученому секретарю Президиума АН СССР академику Г.К.Скрябину. 4.В газету "Известия".) Это было последнее подписанное мной письмо в защиту Сахарова. Как я уже говорил, после "весеннего наступления КГБ" открыто выступать стало невозможно.





Как я теперь узнал, ФИАН тогда направил запрос на медицинскую тему. И получил потрясающий ответ из Отдела здравоохранения г. Горького, датированный 6 июня 1982 г. (текст см. в Приложении IV, с. 889): "В связи с распространившимися домыслами о том, что Сахаров А.Д. лишен медицинской помощи... Проводил сознательное медицинское голоданиеє В бестактной форме отказался от ее (участкового врача. Б.А.) услуг". Не мог Андрей Дмитриевич пользоваться тем, что ему там предлагали. Вопервых, не доверял (и правильно делал), вовторых, каждая такая услуга, даже частного порядка, немедленно использовалась против него на глобальном уровне. "Ведь его смотрит эта Майя", президент АН СССР о визите к Сахарову горьковской знакомой врачатерапевта Майи Красавиной (см. [1], гл. 29, с.757). Потому ее, наверно, и пустили, чтобы Анатолию Петровичу было что отвечать на навязчивые вопросы иностранцев.

Проблема со здоровьем Сахарова вновь была поставлена перед Академией Еленой Геоpгиевной в мае 1983 г. (см. pаздел 42).

37. "Многолистные модели Вселенной" Статью с таким названием А.Д. направил в ЖЭТФ весной 1982года. Краткое описание содержания этой и других горьковских работ Сахарова в отчетах, которые он присылал в ФИАН (см. Приложение IV). Представление статей в редакции и последующее взаимодействие с редакциями шло через коллег из Отдела теоретической физики, общение с которыми возобновилось в апреле и которые с готовностью выполняли всю необходимую работу. У Андрея Дмитриевича, как правило, бывало довольно много исправлений уже после отправки рукописи, потом корректура ит.п.

Статью "Многолистные модели Вселенной" Андрей Дмитриевич посвятил памяти доктора Филиппа Хандлера, но при публикации в ЖЭТФ посвящение было снято.

38.Вторая горьковская кража рукописи "Воспоминаний" Кража сумки произошла 11 октября 1982 г. из машины с применением наркоза мгновенного действия. Подробно об этом в [1,14]. В частности, Андрей Дмитриевич пишет:

"В конце октября ко мне должны были приехать мои коллегифизики из ФИАНа.

Однако в этот раз поездка не состоялась. Как я слышал (не из первых уст), ктото якобы дал распоряжение, что сейчас поездки не своевременны. Похоже, что КГБ продал сам себя. Ведь никакого публичного моего заявления о краже сумки еще не было. Следующая поездка физиков состоялась лишь в середине января (17.01.1983. Б.А.), через четыре месяца после предыдущей (23.09.1982. Б.А.) и накануне трехлетнего "Юбилея" моего пребывания в Горьком. Верней всего, опять не случайное совпадение" [1] (гл. 29, с.771).

Я хорошо помню, как пришел на семинар в ФИАН во вторник, 12 октября на следующий день после кражи сумки, о чем в Москве, конечно, никто не знал, и мне рассказали с недоумением, что запланированная и заранее согласованная с Андреем Дмитриевичем телеграммами поездка неожиданно в понедельник отменилась: начальство не подписало командировок. Не нужны были госбезопасности свидетели преступления. Вскоре приехала Елена Георгиевна, рассказала о краже сумки и передала в прессу письмо Сахарова председателю КГБ В.В.Федорчуку. 4ноября А.Д.Сахарова вызвали в Областную прокуратуру в связи с его "клеветническим заявлением". Академия никак не реагировала на эти страшные события.

Глава Ссылка: 1983 год 41. Открою секрет А.Д.Сахаров: "В январе 1983 года в Москве получил распространение документ в мою защиту, озаглавленный „Письмо иностранным коллегам". Документ этот анонимный; авторы указали, что они не подписывают его, опасаясь за свои семьи и положение на работе. При передаче документа по зарубежному радио было заявлено, что по слухам, распространяющимся в Москве, автором документа является сам Сахаров (!). Насколько мне известно, никто из иностранных корреспондентов в Москве не передавал такого сообщения о моем анонимном авторстве письма в собственную защиту. Я уверен, что сообщение инспирировано КГБ. Вероятно, истинные авторы документа были известны КГБ и была уверенность, что они не раскроют своего авторства" [1] (гл. 29, с.771).

Этим документом я отметил третью годовщину ссылки Андрея Дмитриевича.

Приведу его полностью, так как он имеет прямое отношение к основной теме этой статьи, то есть к "ноухау" (цитирую по копии, сохранившейся у Елены Георгиевны):

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 146 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.