WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 146 |

Знал ли КГБ о моем авторстве "письма иностpанным коллегам"? После обыска 17 ноября 1983 г. (в связи с арестом Юры Шихановича по Москве прошла тогда серия обысков), когда у меня забрали оставшиеся копии, знал точно. В конце мая 1985 г. на беседе на Лубянке сотрудник показал мне этот документ и с некоторой угрозой сказал: "Мы хорошо знаем, что вы автор этого антисоветского письма". Я сделал вид, что не понимаю, о чем речь.

42. "А могло бы быть иначе, быть может" 25 апреля (1983 г.) у Елены Георгиевны был сильный сердечный приступ, как потом выяснилось, инфаркт. (Летом 1984 года в своем судебном деле она прочитала официальное заключение академической больницы: "Крупноочаговый инфаркт передней, боковой и задней стенки". Шесть байпассов, поставленных ей в США в январе 1986 г., подтверждают этот диагноз.) Было это в Горьком.

Отлежавшись две недели, она 11 мая приезжает в Москву, привозит "Воспоминания" и текст статьи Сахарова "Опасность термоядерной войны" ответ Сиднею Дреллу.

Врачи московской академической больницы активно настаивали на ее госпитализации. Но это означало бы полную изоляцию Сахарова от внешнего мира. Елена Георгиевна соглашалась лечь в больницу в Москве, но с одним единственным условием чтобы вместе с ней был госпитализирован и Андрей Дмитриевич, который тоже нуждался в лечении. Ведь четвертый год ни одного врачебного осмотра. В больницу только вдвоем, другого варианта не существовало. Лечь в больницу одной было бы предательством.

26 мая дома на ул. Чкалова состоялся консилиум. Заведующая отделением доктор Бормотова сказала Елене Георгиевне: "Я вынуждена написать в истории болезни, что вы отказываетесь от госпитализации". "Дайте я сама напишу".

Елена Георгиевна взяла историю болезни и вписала туда: "Настаиваю на госпитализации, но только вместе с мужем академиком Сахаровым в больницу АН СССР в Москве[19]".

Ученый секретарь Академии академик Скрябин сказал тогда: "Мы не позволим ей шантажировать нас своим инфарктом" (см. об этом в [1,11,14]). Тем не менее в результате устроенного Еленой Георгиевной "шантажа" к Сахарову в Горький 2июня приехали врачи из Академии во главе с профессором Пылаевым.

Их заключение необходима госпитализация. Но все это ничем не кончилось.

19 июня Елена Георгиевна вернулась в Горький. 20 июня в журнале "Ньюсуик" появилось интервью с президентом АНСССР Александровым, в котором он, в частности, говорил какой красивый и большой город Горький. "Академики, которые живут там, не хотят никуда переезжать". Здесь же он сказал про Сахарова: "К сожалению, я думаю, что в последний период его жизни его поведение более всего обусловлено серьезным психическим сдвигом".

В один из этих дней Андpей Линде сделал на семинаpе доклад, под впечатлением котоpого я написал (и отпpавил по почте) в Гоpький довольно длинное письмо. У меня сохpанилась копия этого письма, и я пpиведу его полностью, поскольку, мне кажется, оно пpедставляет общий интеpес.

(Пpиношу извинения за возможную неполноту и неточность в описании событий, поскольку это письмо пеpесказ пеpесказа.) 25 июня 1983 г.

Дорогой Андрей Дмитриевич! Не могу удержаться, чтобы не написать Вам еще одно письмо (третье за последние две недели). В данном случае причина доклад Андрея Линде о конференции в США, откуда он недавно вернулся. "Конференция по проблемам фундаментальной физики; ШелтерАйленд2" ("Остров Приюта 2"). Предыдущая такая конференция "ШелтерАйленд1" была созвана по инициативе Оппенгеймера в 1947 году с мыслью вернуть физиков к фундаментальным проблемам, после упора на практические задачи во время войны. На ней было 23 делегата, многие из которых сейчас почти легендарны (в т. ч. Фейнман, Дайсон, Швингер...). В частности, на ШелтерАйленд1впервые был доложен лембовский сдвиг. Из этих 23 сейчас живы 15, и 14 из них прибыли на конференцию (Швингер не поехал, т.к., по его словам, современная физика вся плохая).

Всего было около 100участников, в т. ч. Фейнман, ГеллМанн, Вейнберг, Ли, Хокинг, Хуфт, Дайсон... (10 нобелевских лауреатов). Из СССР были приглашены Грибов, Линде, Поляков, Фаддеев. Но Людвиг сам не пожелал, а из трех остальных поехал только Андрей. Повода для конференции специального не было просто желание снова собраться в то же время, на том же острове (этот остров примерно в 150 км от НьюЙорка, в 1 км от материка), в той же гостинице, что и в 1947 г., и обсудить все дела. Сильных новых результатов доложено не было. Были, в основном, обзорные доклады (всего 15 докладов по 1 часу). Фейнман по конфайнменту, Ли нелокальная теория на основе дискретного времени, Вейнберг по теориям Калуцы Клейна. Две главные темы, занимавшие больше половины времени и еще больше общего интереса:



суперсимметрия и теории Калуцы Кл. (и их объединения: 11мерная супергравитация...). Главное достижение (результат последнего года) супертеорий (но не супергравитации): удалось построить модели без расходимостей во всех порядках, т.е. не нуждающиеся в перенормировках. (На вопрос Киржница о конечных перенормировках Андрей ответил, что, кажется, в этих моделях нет и конечных.) Впервые это было сделано для SU(4) суперЯнгМиллса; затем для SU(2) и многих других моделей. К сожалению, они пока нереалистичны. Как сказал там один из авторов: "Я могу продавать такие теории в каждой подворотне, но их никто не купит". Но на самом деле энтузиазм велик. ГеллМанн на своем докладе показал рисунок: женщина заметает пыль под ковер, что символизирует перенормировки бесконечностей.

Теперь все надеются, что с этим 30летним самообманом будет покончено.

Вейнберг сделал доклад о динамически получаемом 5мерном КалуцеКл. (по так называемой "высокомерной физике"), в котором почемуто оказывается вычислимой постоянная тонкой структуры. Но 1/137 он еще не получил. Хокинг попытка объяснить L=0 за счет экранирования "гравитационной пеной". Он сказал: "Я буду счастлив, если ктото предложит чтонибудь получше". Guth в основном говорил о модели инфляционной Вселенной, предложенной Линде, а Линде свой новый вариант "хаотическая инфляционная вселенная". На первой сессии председательствовал Дайсон и был обзорный доклад ГеллМанна (невысокий, курчавый, загорелый, шутит и сам смеется своим шуткам, очень энергичный). Кроме физики, ГеллМанн занимается словотворчеством вроде quarksquark, higgsshiggs (это для суперпартнеров). И весь этот суперязык он назвал slanguage. Андрей их всех фотографировал, надеется, что получилось. Но в эту среду снимки еще не были готовы. Фейнман сутулый, поникший, какойто придавленный (три года назад он заболел раком). Но когда он поднялся на трибуну, глаза загорелись, распрямился, жесты артистические, как Паганини (хорошо всетаки рассказывает Андрей, ведь это я его повторяю). Фейнман один из немногих людей, которые могли отбивать одной рукой 12 тактов, а другой 13. Он был квалифицированным судьей джазистов. Сама конференция была только для маститых, но в последний день был workshop (мастерская), было приглашено много "физической" молодежи. И вот в этот день с утра на залитую солнцем гладь океана у острова начали приводняться гидропланы с физиками. Андрей говорит, что все это было очень красиво. А вечером гости улетели. Прямо с этой конференции Андрей (и еще 78 американцев, в т. ч. Адлер, Гросс) полетели на конференцию в Ереван, где Адлер докладывал о конфайнменте кварков, а Гросс о монополе в теории Кал.Кл.

Привет Елене Георгиевне. Ваш Боря.

2 июля я получил по почте письмо от Андрея Дмитриевича:

Дорогой Боря! Посылаю копию моего письма Никольскому[20]. Надеюсь, что все же удастся сдвинуть с места это дело, которое тянется уже год[21].

Что касается компактификации[22], то эта надежда стала теперь безумно модной. Я получил несколько оттисков на эту тему из разных источников, в том числе статью С.Вейнберга (это препринт Техасского университета, поэтому не даю ссылки, достать ее в библиотеке вряд ли можно, потом надеюсь прислать). Что касается меня, то у меня возникла мысль, что, возможно, радиус компактификации устанавливается на некотором постоянном значении с учетом квантовых эффектов, подобно радиусу атома водорода. Как решается проблема Lчлена, я, конечно, не знаю (суперсимметрия?).

19 числа приехала Елена Георгиевна. Сейчас живем и лечимся вместе. Это светлый момент на общем довольнотаки грустном фоне нашей ситуации. А могло бы быть иначе, быть может... О здоровье Ел. Георгиевны не пишу, изменений по сравнению с тем, что было в Москве, особых нет, к сожалению.

25 июня 83 г.

Будь здоров, твой А.С.

Елена Георгиевна присоединяется.

Андрей Дмитриевич никогда не жаловался, почти никогда не говорил в сослагательном наклонении "если бы да кабы". А тут в личном письме фраза, вынесенная в заголовок этого пункта. Ведь то, что делала Елена Георгиевна, это тоже ноухау. И не исключено, что ее усилия добиться госпитализации Сахарова в Москве могли бы увенчаться успехом, если бы были поддержаны, если бы было организовано "кумулятивное сжатие" в эту точку. Мне тогда пришлось довольно много разговаривать на эти темы. К сожалению, должен сказать, что некоторые коллеги в этом деле снова проявили непонимание:





осуждали Елену Георгиевну за то, что она аггравирует ситуацию, пользуясь своей болезнью. А позже осуждали за то, что Сахаров голодает за нее.

Письмо Сахарова я получил 2 июля 1983 г., а на следующий день "Известия" публикуют заявление академиков А.А.Дородницына, А.М.Прохорова, Г.К.Скрябина и А.Н.Тихонова (см.в [1,14]). И началось. А после публикации в июле в "Смене" чудовищных, откровенно клеветнических глав из книги Н.Н.Яковлева включился какойто безотказный, так называемый геббельсовский, механизм пропаганды. Даже от, казалось бы, умных и порядочных людей приходилось слышать в адрес Елены Георгиевны такое... Не говоря уже о "широкой народной массе". (Думаю, что эти взятые в кавычки слова на самом деле имеют мало смысла. Любой народ состоит из личностей, индивидуальностей. Но тогда это была "масса".) В своей книге "Постскриптум" [14] Елена Георгиевна вспоминает, что поток гневных писем доходил до 130 в день. Было немало угроз, особенно в ее адрес. "А нам угрожают на рынке, и когда выходишь на балкон, на улице скандалы было все. Кажется, только не били. И как апофеоз погром, который мне устроили в поезде 4 сентября, когда я ехала из Горького". Я каждый раз встречался с Еленой Георгиевной, когда она приезжала в Москву, слышал от нее много рассказов обо всех этих событиях и свидетельствую:

никогда она не говоpила об этих людях с раздражением, а тем более со злостью всегда только с сожалением, с ясным пониманием того, кому и зачем надо разжигать все эти страсти, доводить людей до такого состояния.

В этом они с Андреем Дмитриевичем очень похожи.

43. Сахаров, FAS и ракеты До сих пор мы говорили о том, как помочь Сахарову. Но давайте посмотрим с другой стороны как он помогал всем нам. Итак, о ноухау Сахарова в стратегических вопросах, о ракетах в шахтах и на колесах, каждая из которых может уничтожить Париж, Лондон или Москву. Теперь некоторые из них в соответствии с достигнутыми международными соглашениями уничтожаются. О таком чуде нельзя было и помыслить в 1983 году. Чудо это неотделимо от начала перестройки в СССР. Что подвигло советский "застойный" политический механизм на такое противоестественное для него поведение? Я говорю именно об СССР, так как на Западе, в США при их открытости готовность СССР на реальные переговоры автоматически приводит к падению авторитета консервативных кругов и наступлению "миролюбивых сил". (В частности, так случилось в отношении так называемой программы "звездных войн", когда Правительство СССР по предложению Сахарова отказалось в 1987 г. от принципа "пакета", увязывающего эту программу с другими соглашениями.

Очень быстро после этой уступки со стороны СССР Конгресс США стал урезать ассигнования на СОИ.) Но обратное неверно, в закрытом обществе другие законы и готовность противоположной стороны на уступки лишь наращивает аппетиты.

Огромная опасность была в том, что даже в условиях, когда СССР в конце 70х нарушил стратегическое равновесие, приняв на вооружение сотни мобильных ракет с ядерными боеголовками средней дальности СС20, даже в этих условиях западные очень влиятельные научные, либеральные круги видели главное зло в собственном милитаризме. Тем самым они объективно выступали в роли союзника советского военнопромышленного комплекса, союзника всего самого "застойного", что есть в СССР, и в роли противника будущей перестройки. К ним обращено письмо Сахарова "Опасность термоядерной войны" ответ профессору Сиднею Дреллу, см. в [1,21]. Написанное в феврале г., оно было опубликовано только в июне с третьей попытки. Два раза письмо бесследно пропадало гдето между Москвой и США. Почему? Тоже, между прочим, вопрос для будущих историков. Третий раз Елена Георгиевна вывезла его из Гоpького, как я уже говорил, в мае, через две недели после перенесенного инфаpкта.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 146 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.