WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 96 | 97 || 99 | 100 |   ...   | 146 |

Эту идею А.Д. принял сразу он сказал, что его всегда заботила проблема дуалистичности световых волн и он сам всегда рисовал себе более механистическую картину столкновения и взаимодействий частиц физики его поколения в отличие от последующих еще воспитывались в рамках классической парадигмы и поэтому внутренне были готовы к обсуждению концептуальных проблем. (По рассказам А.Д. я понял, что в молодости он был близок к идеям, которые привели Фейнмана к созданию так называемого метода диаграмм, и очень жалеет, что не успел или не смог нечто подобное осуществить.) Поэтому еще одну мою работу по общей теории длительности взаимодействия частиц А.Д. безоговорочно и даже почти без обсуждений представил в "Доклады": он всегда был уверен, что процесс столкновения частиц длится вполне определенное время, хотя в канонической теории этот вопрос не обсуждается.

Нужно вспомнить разговор еще по одной проблеме. Я както заметил, что с детства пытаюсь выяснить, что заставляет воду подниматься вверх по древесному столбу, ведь никакие капиллярные силы или внутреннее сцепление столба воды не могут обеспечить подъем влаги, иногда на сто метров. А.Д.

очень оживился, сказал, что сам над этим думал, опыты в этом направлении когдато ставил еще его отец. Мы разобрали ряд гипотез, хотя и сознавали свой дилетантизм, но все же смогли все их отвергнуть. Через год или два я снова заговорил о проблеме деревьев, сказал, что придумал некий вариант ультразвукового насоса (от излучений клеток корней). Такой подход А.Д. в принципе одобрил, хотя и мне и ему было ясно, что надо от "принципа" переходить к более основательным расчетам и только тогда, если они приведут к обнадеживающим результатам, можно будет говорить об экспериментальной проверке ит.д. Все эти построения заняли у меня и моих соавторов много времени, а статьи по этой проблеме были нами опубликованы в таких журналах, где почемуто не разрешается приносить комулибо благодарности.

Обсуждения с А.Д. сыграли внутренне очень большую роль в этой работе, а кроме того, я наглядно убедился в его интересе к весьма далеким областям науки.

Каюсь, и тогда, и позже я воспринимал А.Д. в первую очередь как великого ученого. Было просто обидно, что он тратит свой колоссальный творческий потенциал на чтото иное, кроме науки. Да и кто мог предвидеть наступление таких времен, когда Андрей Дмитриевич будет выступать на Съезде, на Верховном Совете, и мы сможем месяцами почти ежедневно видеть его на экране телевизора? (Говорят, Елена Георгиевна на панихиде сказала М.С.Горбачеву, что жалеет его: "Где Вы теперь найдете такого оппонента?") А.Д. никогда не обижался, когда я осторожно спрашивал, почему он занимается правозащитной и общественной деятельностью. Он объяснял свое поведение и семейными традициями (предки были священниками, учителями), и тем, что ему при наличии всех его регалий (это было до ссылки в Горький) грозят меньшие беды, чем другим, фактически он, мол, может до какойто степени прикрывать собою других диссидентов. И потом, неизменно добавлял он, должен ведь ктото начать, показать пример народу. Весь мой скепсис разбивался о его целенаправленную жертвенность А.Д. действительно ничего не боялся! Большую роль в его интересе к общественным делам играло, мне кажется, и то, что, во всяком случае, до начала совместной жизни с Еленой Георгиевной, его интеллектуальный багаж покоился на традициях дореволюционной русской интеллигенции: с ним много занимались дома, и это уберегло его в ранние годы от литературы соцреализма, дало иную шкалу моральных ценностей. Меня поразило, например, что А.Д. мог читать наизусть Надсона, кумира студенчества времен его дедов. Както очень тепло он говорил о В.Г.Короленко. (Мне всегда казалось, что они во многом схожи.) Больший интерес к современной литературе, осмелюсь утверждать, возник у А.Д. под влиянием Елены Георгиевны, которая, видимо, всегда была причастна к литературнохудожественной среде. (Помню в "Юности" 60х гг. ее публикации стихов Вс.Багрицкого и др.) Единственный вопpос, котоpый я ни pазу не pешился пpямо задать, это о чувстве личной ответственности за pешающее участие в создании водоpодной бомбы. Впpочем, случайно возникали ситуации, схожие с таким вопpосом. Так, пеpебиpая както только что купленные мною книги, А.Д. взял почитать на ночь "Колыбель для кошки" Куpта Воннегута. (Содеpжание напоминать, думаю, не надо вещь сейчас уже известная.) Утpом, когда он ее веpнул, вид у него был невыспавшийся, и весь день он ходил както особенно погpуженным в себя. Я спpосил его о книге, он только досадливо мотнул головой и не ответил, но когда вечеpом я сам ее пpочел, то ужаснулся своей неостоpожности аналогии могли быть достаточно пpямыми, и больше о ней не говоpил. Косвенный ответ я получил и тогда, когда както обpонил, что если бы не бомбаpдиpовка Хиpосимы и Нагасаки, то тpетья миpовая война, да и только высадка амеpиканцев в Японию пpинесли бы несpавненно больше жеpтв.



А.Д. очень разволновался и сказал, что никакие последующие события не могут оправдать эти бомбардировки. (Сейчас, конечно, ответы на эти и многие другие вопросы нужно искать в сборнике статей А.Д. "Тревоги и надежды" и в двух книгах его воспоминаний, изданных в США, которые, несомненно, выйдут и у нас. Делом чести для Академии наукСССР должно быть издание Собрания сочинений А.Д.Cахарова!) Разногласия возникали и при разговорах о поддержке некоторых диссидентов, которых я знал. В то время было очень много разговоров и волнений по поводу возможности отъезда некоего X, физика по образованию, рьяно поддерживавшего все псевдонаучные завихрения. Мне казалось, что подобным людям нельзя доверять они одним своим соучастием могут опорочить любую идею. А.Д. возражал: пусть человек путается в науке, она вообще не его дело, но если он прав в своих политических воззрениях, нужно ему помочь. И таких случаев было немало, всепрощенство А.Д. носило поистине евангельский характер! Вот пример: както вечером, уже в 1988 г., Елена Георгиевна рассказывала, что в Горький было прислано более четырех тысяч ругательных и оскорбительных писем и не только от коллег. Одно письмо было особенно обидным, исходило оно от физика, которого А.Д. хорошо знал уже лет сорок.

А.Д. согласно кивал головой, когда Елена Георгиевна, кипя от возмущения, говорила, что это письмо она не может забыть. И надо же было так случиться, что на следующее утро, когда мы стояли у входа в аудиторию, именно этот человек бросился радостно приветствовать А.Д. Я попытался встать между ними, но А.Д. пожал протянутую руку и спокойно заговорил. Я не выдержал и спросил у этого коллеги помнил ли он о письме в Горький.

Он както смешался, но А.Д., честное слово, покраснел намного больше, ему было стыдно за старого знакомого, а может быть, и за меня.

Возможно, А.Д. был единственным истинным христианином, которого я видел.

Когда, году в 1973, Елена Георгиевна и А.Д. впервые попали в древний Сионский собор в Тбилиси, они поставили и зажгли свечи у одной из икон. В те годы это еще не было принято; я, конечно, ничего не заметил, но потом както заговорил о Боге, о вере, о разнообразии верований среди ученых.

А.Д. охотно поддерживал этот разговор, говорил о своем естественном неприятии тех или иных систем догм, но в то же время о религии как основном источнике морали народа. У него не было какоголибо однозначно выработанного отношения ко всем этим проблемам (такое состояние, мне кажется, характерно для ученыхестественников).

Не являлась при этом исключением и заповедь "не сотвори себе кумира". А.Д.

с громадным, прямо сыновним пиететом говорил об Игоре Евгеньевиче Тамме, рассердился, когда я повторил какуюто довольнотаки безобидную шутку, ходившую между физиками, о И.В.Курчатове. ("И неправда. Это совсем не так", мгновенно ответил он. У А.Д., когда он сердился, голос становился высоким и тонким, а слово "неправда" являлось, повидимому, самым резким выражением.) Он с восхищением рассказывал о невероятной выносливости Ю.Б.Харитона, о фантазии и богатстве идей Я.Б.Зельдовича, знал и при случае приводил множество историй о Я.И.Френкеле, экстраординарность которого, повидимому, очень ценил. Но при этом все ссылки на тот или иной авторитет, даже на почти священный для всех физиков "Курс теоретической физики" Л.Д.Ландау и Е.М.Лифшица, воспринимал с едва заметной, но явно скептической улыбкой. Однажды я даже услышал от него почти святотатственные слова: я сослался на статью Эйнштейна, А.Д. отодвинул книгу, задумался и сказал: "Нет, чтото не то". Долго, очень долго пришлось убеждать его, что это "то", аргументы он, казалось, просто не слышал, пока сам не пришел к выводу, что Эйнштейн прав. (Дня два я был как на раскаленной сковороде: аргументация Эйнштейна казалась мне, как всегда, безупречной, но ведь А.Д. в ней сомневался!) А.Д. мог быть и бывал очень резок в научных спорах. На тех немногих семинарах, где мне довелось его видеть, он мог сразу оборвать выступающего, который ошибается или мешает проведению основной линии обсуждения. В политических спорах он, вероятно, бывал много мягче, понимая возможную вариативность мнений или решений, необходимость компромиссов, недопустимых в науке. В споры литературные общего плана ит.п. он старался не вступать или, если он высказывал какоето мнение, а ему противоречили, как бы отходил, с мягкой улыбкой, в сторону.





Но вернусь к хронологической последовательности событий.

Отдых нравился как будто и А.Д., и детям, но в начале августа А.Д. настоял на отъезде, так как Дима не выполнил какоето школьное задание и обещал сделать его именно в августе. Возможно, у А.Д. были и другие причины торопиться в Москву я не считал удобным расспрашивать его о правозащитном движении, а А.Д. сам на эти темы никогда не заговаривал.

Вскоре после отъезда А.Д. в эту же деревушку по его устной рекомендации приехала Елена Георгиевна с сыном. При первом знакомстве мы почемуто решили, что она служит совсем по другому ведомству: ее энергичность, даже напористость, весь темперамент както резко контрастировали с характером и поведением А.Д. Попытки с того или иного бока выяснить истину ничего не давали, Елена Георгиевна смеялась над нашими осторожными вопросами и заходами, ни в чем не признавалась. А зимою, когда я в Москве позвонил А.Д., Люба мне сказала, что папа теперь живет на улице Чкалова.

В квартире Елены Георгиевны, казалось, плотность населения превышает все мыслимые пределы. Единственное относительно свободное место довольно большая, по московским, конечно, масштабам, кухня с диваном и овальным обеденным столом. Первое впечатление, что молодожены несколько стесняются своего счастья перед посторонними. Кажется также (и это не только мое мнение), что Елена Георгиевна вначале недооценивает научный потенциал и заслуги А.Д. Потом только начинаем понимать, что ей, врачупедиатру по специальности, но гуманитарию по всему складу характера, конечно, ближе и понятнее Сахаров великий гуманист, чем Сахаров великий физиктеоретик.

Разительны изменения во внешнем облике А.Д.: если раньше он мог с недоумением вытащить из кармана майку вместо платка или задумчиво пытаться засунуть в карман полотенце, выйти в порванных брюках, то теперь Елена Георгиевна тщательно следит за его одеянием, повязывает галстук, который позже это неисправимо обязательно сбивается набок. (Светскость, впрочем, привить ему было невозможно. Както много лет спустя я преподнес Елене Георгиевне миниатюрный томик Высоцкого. "Посмотри, Андрюша, какая милая книжка", сказала она. А.Д.С. cпиною к нам смотрел в окно. "Да, да.

Очень милая", не поворачиваясь, вежливо отвечает он.) Мягко, но решительно А.Д. перебивает Елену Георгиевну и начинается разговор о физике, работа ведется тут же, на краешке стола: светские формальности окончены. В перерывах этих расчетов мы о чемто говорим, пьем чай, ктото из домашних заходит и выходит, звонит телефон, кухня полна дыма "Беломор" хозяйки и мои сигареты, А.Д., присутствуя, отсутствует он думает.

Летом 1976 г. они вдвоем приезжают в Тбилиси здесь проводится очередная Рочестерская конференция. Время не очень подходящее для южного города, но большинство участников преподаватели университетов и все большие научные конференции приходится приурочивать к студенческим каникулам.

Мне опять везет и почти все время конференции удается проводить с А.Д.

(Неожиданный финал: из высоких сфер мне передают, но только устно и после конференции, благодарность за то, что я все время был рядом с А.Д. и тем самым, мол, уберегал его от контактов с иностранцами и диссидентами.

Pages:     | 1 |   ...   | 96 | 97 || 99 | 100 |   ...   | 146 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.