WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Установку сознания, которую приобретает феноменолог после проведения феноменологической редукции, Гуссерль называет феноменологической, а ту установку, которую он имел до этого, — естественной. Этой последней придерживаются в своем подавляющем большинстве как простые люди, так и естествоиспытатели. Гуссерль именует эту установку сознания наивной. В ее основе лежит сомнительная пресуппозиция, что внешний мир, несмотря ни на что, существует независимо от того, воспринимают его люди или нет. Такая установка сознания не имеет, по мнению Гуссерля, никакой защиты против релятивизма и скептицизма. Феноменологическая установка сознания открывает доступ к абсолютному аподиктическому знанию, но при этом выясняется, что аподиктическим существованием обладает лишь сам трансцендентальный субъект с его интенциональными объектами. Существование же трансцендентных по отношению к нему объектов оказывается безапелляционно проблематическим: феноменологическая установка в корне уничтожает всякую надежду получить о них аподиктически достоверное знание. На первый взгляд кажется, что феноменологическая редукция приводит к своеобразному солипсизму: ведь получается, что абсолютно и аподиктически существует только одноединственное трансцендентальное «я». Однако в своих опубликованных уже после выхода в свет «Идей чистой феноменологии» произведениях «Формальная и трансцендентальная логика» (1929) и «Картезианские размышления» (1931) Гуссерль старается показать, что этот солипсизм является лишь промежуточным шагом на пути развития трансцендентальной феноменологии в целом. В них он формулирует учение о том, что абсолютное и аподиктическое существование присуще не только трансцендентальному «я», но и другим трансцендентальным субъектам, трансцендентным по отношению к нему. Об абсолютном и независимом от моего существования существовании Других я узнаю из сопоставления моей психофизической структуры, данной мне в качестве интенционального объекта, с другими, не моими, психофизическими структурами, также данными мне в качестве интенциональных объектов. В результате такого сопоставления особого рода интуиция, названная Гуссерлем «аналогизирующей апперцепцией, или аппрезентацией», показывает мне, что за всеми не моими пси хофизическими структурами «стоят» другие трансцендентальные субъекты, во всем подобные и равноценные моему. «Внутренние» миры Других скрыты от меня, мне дана только их «внешность» в виде их психофизических структур. Я не имею никакой возможности непосредственно воспринимать данные чистого сознания Других. Равным образом и Другим дана только моя «внешняя» сторона в качестве принадлежащей мне психофизической структуры; мое чистое сознание защищено от непосредственного проникновения в него других сознаний.

Таким способом Гуссерль избавляется от «солипсизма». Аподиктически существует не одинединственный трансцендентальный субъект: их — множество. Мой трансцендентальный субъект входит в сообщество других трансцендентальных субъектов. Гуссерль называет это сообщество сообществом монад, заимствуя данный термин у Лейбница. И в самом деле, гуссерлевские трансцендентальные субъекты во многом напоминают лейбницевские замкнутые монады «без окон». Они непосредственно друг с другом не сообщаются, хотя опосредствованные коммуникации между ними осуществляются. В противном случае они не могли бы составить сообщества. Средства коммуникации бывают разные; основным средством коммуникации в человеческом сообществе является, как известно, язык. Наличие подобного рода коммуникаций между членами сообщества монад означает, что между ними возможно хотя бы ограниченное взаимопонимание.

Поскольку трансцендентальные субъекты в качестве членов сообщества монад общаются друг с другом, постольку в результате такого общения образу ются интенциональные объекты, общие для всех многих или хотя бы некоторых, членов сообщества. Если взять человеческое сообщество, то это такие интенциональные объекты, о которых те или иные его члены могут разговаривать, которым могут давать согласованные оценки и которые связаны с их совместной деятельностью. В результате получается так, что некоторые трансцендентальные объекты «внутреннего» мира моего чистого сознания становятся интенциональными объектами «внутренних» миров чистого сознания Других; соответственно некоторые интенциональные объекты чистого сознания Других становятся интенциональными объектами моего чистого сознания. Таким образом возникает интерсубъективный мир интенциональных объектов. Существование объектов, входящих в этот мир, уже не зависит от существования какоголибо одного отдельно взятого трансцендентального субъекта, однако все они продолжают оставаться интенциональными. На всех них продолжает распространяться максима: «нет объекта без субъекта». Гуссерль настаивает на том, что объекты интерсубъективного мира и суть на самом деле те объекты, которые считаются объектами окружающего нас мира. Именно они суть те объекты, которые изучает наука и которые наблюдаем мы, «люди, гуляющие по улицам», по выражению Гуссерля. Поскольку эти объекты остаются интенциональными, постольку они являются аподиктически существующими. Но невозможно дать аподиктическое доказательство того, что хотя бы один из них существует сам по себе, независимо ни от чьего сознания. Их трансцендентное существование попрежнему остается проблематическим.



Обращение Гуссерля к феноменологической установке сознания не было поддержано участниками феноменологического движения. Подавляющее большинство из них предпочло всетаки сохранить приверженность естественной установке. Дело в том, что они интерпретировали выдвинутый главой феноменологического движения лозунг «к самим вещам!» иначе, чем он сам. Они поняли данный лозунг буквально: «к самим вещам!» для них означало обращение к вещам самим по себе, существующим независимо от существования воспринимающего или познающего их сознания. Развернутая Гуссерлем в «Логических исследованиях» критика психологизма, казалось, вселяла надежду на возможность прорыва к ним сквозь рогатки неокантианства и позитивизма, возможность получить достоверное знание о реальном существовании окружающего нас внешнего мира. Они сохранили эту надежду и после того, как Гуссерль обратился к трансцендентальной феноменологии. Они сохранили надежду прорваться к реальности в рамках феноменологии, которая сформулирована в «Логических исследованиях» и которая, для того чтобы отличить ее от трансцендентальной, стала именоваться дескриптивной. Это означает, что большинство участников феноменологического движения, в том числе и Шел ер, и Хайдеггер, и Гартман, остались естественной установке сознания, вовсе не считая ее обреченной на релятивизм и скептицизм. Напротив того, они квалифицировали новую позицию Гуссерля как скептическую. Ведь, после того как мы проведем феноменологическую редукцию, мы потеряем всякую надежду получить аподиктически достоверные сведения о трансцендентном нашему сознанию реальном мире. Между тем именно такого рода сведения представляют, по мнению не присоединившихся к Гуссерлю сторонников феноменологического движения, подлинно философский и научный интерес. Обнаружение возможности получения аподиктического знания об имманентных структурах человеческого сознания не компенсирует, по их мнению, утраты возможности обретения такого рода знания о трансцендентном сознанию мире. Изложенное в «Идеях чистой феноменологии» и более поздних произведениях Гуссерля учение бывшие сторонники основателя феноменологии посчитали какойто новой разновидностью неокантианства и обвинили его в том, что он снова впал в психологизм.

В то же время всем было ясно, что недостаточно простого заявления о том, что внешний мир существует сам по себе, независимо от воспринимающих его сознаний. Поэтому не согласившиеся с позицией позднего Гуссерля его ученики постарались каждый посвоему обосновать это положение.

Так, например, Макс Щелер утверждает, что в наших переживаниях происходит контакт с самим миром, т. е. вещами, с которыми в том или ином случае мы имеем дело. Вещи непосредственно, «дают» себя в акте переживания:, они «сами присутствуют» в нем. Об этом можно прочесть в сравнительно недавно переведенной на русский язык работе Шелера «Феноменология и теория познания» (1913—1914). Шелер полагает, что имеет место «самоданность» вещей сознанию и не только вещей: Шелер говорит об онтологии мира и духа. Дух для него так же «объективен», как и мир вещей. Очевидно, что к подобным выводам он приходит потому, что рассуждает в традиции дескриптивной феноменологии: Гуссерль в «Логических исследованиях» отмечал, что в потоке сознания на одном уровне оказываются и вещи, и идеальные объекты, и этические и эстетические ценности, и всевозможные другие объекты переживания. Всех их можно трактовать либо как имманентные сознанию, либо как трансцендентные ему. Гуссерль в «Идеях чистой феноменологии» выбирает первую альтернативу. Шелер — вторую. Он говорит о самоданности предметов. Его термин «предмет» охватывает и вещи, и идеальные предметы, и ценности, и все остальное.





По Шелеру, изначально усматривается сущность, или чистая чтойность, предметов. Она усматривается непосредственно, интуитивно. Здесь Шелер использует гуссерлевское понятие категориальной интуиции, которую тот называл также усмотрением сущности. Шелер, однако, видоизменяет это понятие. Вопервых, гуссерлевское умозрение не обеспечивает «самоданности» трансцендентных предметов, в шелеровском же усмотрении сущности трансцендентные объекты «присутствуют сами». Вовторых, у Гуссерля его категориальная интуиция дает только универсальные идеальные объекты либо универсальные идеальные отношения между объектами. В «Логических исследованиях» рассматривается и примыкающая к ней разновидность умозрения, именуемая Гуссерлем «идеирующей абстракцией»; она извлекает универсальное из индивидуальных, единичных, объектов, т.е. дает их виды и роды. Шелеровское же усмотрение сущности способно давать не только общие, но и единичные сущности. Согласно Шелеру, сущность как таковая, как чистая чтойность, ни всеобща, ни индивидуальна: существуют не только сущности множеств предметов, но и сущности индивидов. И те и другие могут быть даны непосредственно и адекватно. Таким образом, Шелеровское усмотрение сущности оказывается более могущественным, чем даже нус Аристотеля: нус мог схватить только вторые сущности, т. е. виды и роды, но не смог схватить первые, т. е. индивиды. Шелеровское же усмотрение сущности способно не только усмотреть виды и роды, но и определить, что является существенным, а что — несущественным, и в каждом отдельно взятом индивиде.

Между тем считается, что даже в случае универсалий отделить существенное от несущественного не просто. Делается это с трудом и не сразу. Не во всех случаях это удается. Некоторые философы придерживаются той точки зрения, что, в строгом смысле слова, существенное от несущественного в предмете отделить вообще нельзя, что понятие сущности релятивно, ибо в одних ситуациях в качестве существенных в предмете выступают одни черты, а в других — другие. На этом основании они считают, что понятие сущности, с древних времен внедрившееся в философский обиход, излишне, бесполезно и даже вредно. А у Шелера усмотрение сущности сразу и непосредственно позволяет очень легко отграничить существенное от несущественного не только в случае универсалий, но и в случае индивидов! Даже среди эссенциалистов далеко не каждый соглашается с тем, что вообще существуют сущности индивидов; и даже тот, кто признает их существование, вряд ли посчитает выполнимой задачу из близкого к бесконечности числа признаков индивида выделить все существенные, число которых тоже, скорее всего, весьма велико. Шелер же утверждает, что каждый из нас может это сделать и делает на каждом шагу при помощи интуиктивного усмотрения сущности. Да при этом у нас еще и происходит живейший, интенсивнейший и непосредственный контакт с реальным миром, т. е. трансцендентные сознанию предметы при усмотрении их сущности «присутствуют сами». Как говорится, одним махом семерых побивахом! Поистине, описываемая шелеровская интуиция имеет «волшебную» _силу._ Не знаю, может ли ктолибо, кроме Шелера и его верных последователей, обнаружить у себя такого рода интуицию.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.