WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 34 |

Непознаваемость идея мира доказывалась Кантом с помощью антиномии чистого разума. Все познаваемое должно подчиняться закону противоречия, по которому два про­тивоположных утверждения одновременно не могут быть правильными. Если относительно данного предмета логически неоспоримо может быть высказано как утвердительное, так и отрицательное суждения одинакового содержания, то из этого следует, что он не есть действительно существующий предмет.

С точки зрения количества, можно доказать, и что мир ограничен, и что он безграничен в пространстве и времени.

Относительно качества что мир состоит из атомов, и что он не может из НИХ СОСТОЯТЬ.

С точки зрения отношения, оказывается и что все в мире закономерно, и что все в мире случайно.

По отношению к модальности, можно доказывать и опровергать существование Бога.

В математических антиномиях оба суждения неверны, т.к. покоятся на одном и том же неверном предположении, будто бы мир, эта недоступная опыту идея общей связи явлений, есть объект возможного познания. В динамических антиномиях противоречие уничтожается потому, что оба суждения правильны. Но одно имеет значение по отноше­нию к вещамвсебе, второе к явлениям.

То, что мир бесконечная цепь закономерных связей, и Бога нет, это мир явлений, мир классического естествознания. Кроме закономерности есть и свобода, есть Бог суж­дения о вещах самих по себе. Никогда не может быть найдено теоретическое обоснование реальности свободы и Бога. Научную трактовку идеи о Боге Кант называл идеалом чистого разума. Этот идеал необходимая, последняя и самая высокая задача, которую должна ставить перёд собой познавательная деятельность. Рациональная теология поддается трансцендентальной иллюзии, будто бы идеал разума может быть предметом объективного познания. Атеизм же вообще разрушает идеал как некую видимость. Но жизнь познания все время обуславливается этическим стремлением к сверхчувственному миру, которое сама жизнь никогда не может удовлетворить. Это примат практического разума над теоретическим.

Феноменология Гегеля Георг Вильгельм Фридрих Гегель (17701831) родился в Штутгарте. С 1788 по 1793 гг. он учился в Тюбингенском теологическом институте. Находился в дружбе с Ф.Гельдерлином и Ф.Шеллингом. Воспринял весь материал классической и современной ему евро­пейской образованности. Эллинизм с гармоническим развитием истинной гуманности был его духовным отечеством. Оно представлялось ему в идеальном освещении Шиллера. В греческом государстве Гегель чтил идеал эстетиконравственного состояния общества. Большое впечатление на молодого Гегеля произвела Французская революция, задававшая в воображении интеллектуалов идеал свободы.

После окончания института Гегель несколько лет работал домашним учителем в Берне, а потом во ФранкфуртенаМайне. В это время возникли основные черты его фи­лософского учения. Гегель был по психологическому складу холодным и спокойным, не страдал самомнением, был строг к себе, публиковал свои произведения лишь тогда, когда они уже были продуманы до конца.

С 1801 г. начался академический период в жизни Гегеля. Он поселился в Йене и вместе с Шеллингом издавал «Критический журнал философии». В 18051807 гг. про­фессор философии в Йене. В 1807 г. вышла «Феноменология духа» первое и самое ве­личественное из его сочинений Изза войны с Наполеоном потерял место профессора. В последующие годы зараба­тывал средства сначала как редактор маленькой газеты, затем был приглашен директором гимназии в Нюрнберге. Памятником преподавательской деятельности является работа «Философская пропедевтика», которую он набросал для обучения в старших классах.

В 18121816 гг. вышла 3томная «Наука логики». Некоторое время работал в Гейдельберге. В 1818 г. перешел в Берлинский университет. Его влияние в Германии росло.Через посредство министра Альтенштейна приобрел воздействие на прусское правительство. Его учение считалось едва ли не официальной государственной философией. Кафедры в других университетах замещались его учениками. С 1827 г. издавались берлинские «Еже­годники для научной критики». Они были официальным органом гегелевской школы.

Гегель утверждал, что бывает пустая глубина и пустая ширина. Та и другая по­верхностны. Настоящая форма истины может быть только ее научной системой. Философия должна ближе подойти к форме науки, быть не просто любовью к знанию, а действи­тельным знанием. Говорят, что абсолютное следует не понимать, а чувствовать и созер­цать. Исследованием должно руководить не понятие, а чувство и созерцание, бурное вдохновение и экстаз. От этого возникает умозрение избранников, которым Бог дает муд­рость во сне. Это эзотерическая философия. В философии нужна бесстрастно развивающаяся необходимость вопроса, хотя нужно избегать стремления к назидательности.



Форма науки и ее систематического развития включает в себя признак всеобщей понят­ности. Философия должна быть экзотерической, понятной, пригодной для препо­давания и изучения. Рассудочная форма науки есть открытый для всех и одинаково уст­роенный путь, ведущий к ней, а также с помощью рассудка к разумному знанию. Рассудок есть мышление, чистое Я вообще. Все рассудочные положения относятся к об­ласти уже известного. Они составляют общее достояние науки и вненаучного знания. Они помогают обыденному сознанию непосредственнее войти в область науки. Значит, для экзотерической философии большую ценность имеет рассудочное рефлектирующее мышление, определенность понятий, их детерминация.

Для того чтобы философия была экзотерической в лучшем смысле этого слова, ее принцип или всеобщность должны поддерживать самосознание. Именно самосоз­нание делает возможным всякое познание и познаваемость. Здесь Гегель прямо противо­поставлял себя Фр.Шеллингу с его философией тождества. В философии тождества ут­верждается, что абсолютное есть первоначальная сила, в которой все противоположности совпадают (всеединство). Для Гегеля это все равно, что утверждать: ночью все кошки серы.

Абсолютное нужно представлять как саморазличение или самодеятельность, т.е. как субъект. Нужно понимать и выражать истинное не только как субстанцию, но и как субъект. Субъект обозначает не что иное как самоосуществление понятия, т.е. его развитие. Но для развития существенно важен результат. В особенности к развитию отно­сятся слова: «По плодам их познаете вы их!» Основоположение или принцип философии, если он истинный, заключает в себе также ложь, поскольку он существует как основопо­ложение или принцип. Гегель выступал здесь против картезианского «естественного света человеческого разума», т.е. таких исходных истин, которые делают все остальное знание ясным и отчетливым. Нет и не может быть абсолютно достоверного исходного принципа философии. Истинное действительно лишь как система философии. Дух, который, раз­вившись, таким образом знает себя как дух, есть наука.

Здесь возникают сомнения, касающиеся человеческой способности познания. Спо­собна ли она по своему характеру и объему решить эту задачу? Человеческая познава­тельная способность иногда считается орудием, которое выносит предметы из тьмы на свет сознания, обрабатывает и измеряет их. Познание может считаться также средой, сквозь которую нам являются предметы. Законы этой среды модифицируют объекты. В обоих случаях мы не знаем и никогда не узнаем, каковы они. Мы знаем только то, как они нам являются или как мы вынуждены их рассматривать. Оба взгляда на знание ложны. Они основываются на дуалистическом учении. Согласно этому учению, вещи и мышление, объективное и субъективное, предметы и сознание, абсолютное и познание обособлены друг от друга. Однако дуализм разбивается о сам факт прогрессирующего знания, ведь имеет место движение от неистинного знания к истинному. Систематически понять и развить этот прогресс во всем его объеме это задача феноменологии, направ­ленная против всякого скептицизма и дуализма.

Феноменологией Гегель называл учение о явлениях знания, о необходимых ступенях развития сознания от низшей чувственной достоверности вплоть до высшего абсолютного знания. Свое учение о формах развития или явлениях (феноменах) знания он и называл «феноменологией духа». Ступени знания как предметы философского ис­следования и объекты, подлежащие изучению, названы феноменами духа.

Гегель выступал против мнения, что наше собственное сознание и его непосредствен­ные опыты известны нам. Известное вовсе не есть познанное. Смешение этих двух понятий есть самообман, который преграждает путь к истине. Кроме того, истина не является отчеканенной монетой, которая дана готовой и может быть положена в карман. В понима­нии истины возможны два неверных подхода. Первый выражен в вопросе Пилата: «Что есть истина?» Это пренебрежение истиной со стороны скептика. Второй неверный подход изображен в драме Лессинга «Натан Мудрый». Гегель ссылался на такой пример: Саладин хотел узнать от Натана, которая религия истинна и требовал краткого и быстрого ответа.





Сам Гегель говорил об историчности истины. Истина как таковая существует и завершается в постепенном развитии в адекватной ей форме понятия или чистой мысли. По мнению Гегеля, учение об истине относится ко второй части системы науки. Феноме­нология имеет дело лишь с явлениями сознания. Логика или умозрительная философия изображает чистые сущности, а потому содержит в себе методологию. Истина по своей природе имеет способность пробивать себе дорогу, когда приходит ее время. Появляется она лишь тогда, когда это время пришло, и не дается слишком рано или слишком поздно. Нужно отличать общество от всех людей, которые выдают себя за его поверенных и представителей. Общество, если философское произведение им не нравится, нередко воз­лагает в этом вину на самого себя. Представители, уверенные в своей компетентности, винят во всем писателя. Влияние философского произведения на общество совершается тихо, медленно заставляет изменить направление своего внимания. Такое влияние отли­чается от первоначального успеха модных мыслителей, которые вначале развивают бур­ную деятельность, но потом у них не оказывается последователей.

Формы или феномены сознания должны быть исследованы во всей полноте и необ­ходимости их последовательного ряда. Это есть подробная история формирования самого сознания в систему науки. Цель сознания есть воля к знанию или знание.

Естественное сознание есть лишь понятие знания, но не реальное знание. Это понятие есть цель самого сознания. Оно должно испытать реальность всякого своего знания или истинность приобретенного знания. Нужно сравнить желаемую или поставленную цель с достигнутой, чтобы убедиться, что достигнут не тот результат, который имелся в виду. Сознание принуждено в себе и с собою делать опыты. Постоянное содержание всех этих опытов состоит в том, что результат совсем иной, чем цели и предположения. Из каж­дой своей ступени сознание выходит иным, чем оно было в начале этапа. Феноменология заставляет сознание пройти и перенести полный цикл таких опытов, которые Гегель на­зывал годами учения сознания.

В основе развития сознания лежит та особенность, что оно усваивает определенную истину, но понимает и ее ничтожество и отказывается от нее. Путь сознания оказывается путем сомнения и даже отчаяния, если результат результатов есть не что иное как соз­нание ничтожества всех результатов. Сама феноменология, изображающая этот путь со­мнения, есть примененный ко всему объему являющегося знания скептицизм. Это понятие не надо понимать нигилистически, будто все истины сводятся к нулю. Речь идет об определенной истине, которая переживается и изживается, додумывается до конца и изживается. В конце получается не ноль, а новая и высшая истина. Потеря всякой оп­ределенной истины есть приобретение новой, также определенной истины. Прогресс по­знания имеет отрицательный характер в смысле диалектического отрицания пре­дыдущего этапа. В отрицании совершается переход вперед. Движение вперед не может быть безрезультатным и бесцельным. Предел, за который сознание больше не может выйти есть цель, в которой оно находит покой и удовлетворение. Феномены сознания являются как бы оболочками, становящимися все более и более прозрачными. В результате должно явиться то, что лежит в основе всех этих феноменов и создает их. Это знание как та­ковое, чистое, открытое, абсолютное знание. Здесь предмет равен понятию, и понятие равно предмету, оба они соответствуют друг другу вполне. То, что ограничивается естест­венной жизнью, само собою не может выйти за пределы твоего непосредственного бытия. Но оно изгоняется за эти пределы чемто другим. Это изгнание есть смерть прошлого. Предмет должен соответствовать понятию как своему идеалу. Сознание же есть для само­го себя свое понятие. Значит, сознание должно вернуться в итоге к самому себе. Этот результат есть аутентичное познание сознанием самого себя, своей истинной сущности.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 34 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.