WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 34 |

«Тезисы о Фейербахе»: «Совпадение изменения обстоятельств и человеческой дея­тельности может рассматриваться и быть рационально истолковано как революционная практика». Понятие «революционная практика» подводит нас к одному многотрудному понятию марксистской философии, а именно понятию насилия. Марксова теория насильственной революции лежит в русле буржуазной традиции, опирается на опыт анг­лийской, французской, американской буржуазных революций. При этом новизна подхода Маркса состояла в том, что никакая политическая сила не может вызвать к жизни ничего нового, если оно не подготовлено в недрах общественного и политического развития. Следовательно, насилие, если оно вообще необходимо, играет роль последнего толчка в развитии, которое уже состоялось само собой. Насилие это «повивальная бабка» всякого старого общества, которое обременено новым. При этом Маркс не верил в творческую способность насилия, не брал на вооружение мысль, будто политическое насилие само по себе может обеспечить новый социальный строй.

Новым для философии было введение Марксом понятия практики как специфически человеческого способа отношения к миру. Этот способ включения человека в окружаю­щий природный и социальный мир подразумевает активное преобразование объективно существующих предметов и явлений. Практическая природа человека.

Материалистическое понимание истории является важным завоеванием философ­ской мысли. Маркс выделил две причинноследственных цепочки в понимании общест­венной жизни: 1) объективное бытие => объективное сознание; 2) способ производства материальных благ => социальная сфера => поли­тическая сфера => духовная жизнь общества Это ответ на проблематику основного вопроса философии.

Огромным достижением был переход к системному рассмотрению общества. Маркс, пожалуй, впервые увидел общество как сверхсложную систему, организующуюся вокруг определенных принципов. Системообразующее начало Маркс видел в способе производства.

Другое дело, философия истории Маркса, которая была неправомерной экстрапо­ляцией европейского исторического материала на всемирную историю. Мировой исторический процесс вряд ли правомерно понимать в виде линейного восхождения от одной общественноэкономической формации к другой, более прогрессивной. Самоценность и самодостаточность каждого общественного строя игнорируется. Любой строй видится как ступень к последующему. Отсюда вытекает телеология учение о цели истории.

В марксистской философии истории неявно присутствует христианская эсхатоло­гия и гегелевская философия истории.

Антропология К. Маркса. Для Маркса труд и капитал были не только экономическими категориями. Они были поняты Марксом антропологически и определялись его гуманистическими ценностями. Накопление каптала представляет собой прошлое, т.к. в нем уже овеществлен человеческий труд, труд же, при условии его освобождения, это выражение настоящего и будущего. Маркс считал, что в будущем обществе господствует прошлое над настоящим. Капитал имеет личную свободу и самостоятельность, а деятельный индивид и не личность, и не свободен Труд, по мнению Маркса, не только средство достижения цели, но и самоцель осмысленное приложение человеческой энергии. Поэтому труд предъявляет капитализму претензии не только за несправедливое распределение, но и за превращение труда в бес­смысленную, принудительную работу, а самого человека в ущербного калеку, в монстра [«частичный человек», человекфункция»]. Цель развития человека, с точки зрения Мар­кса, формирование универсального человека, свободного от уродливой специализации. По его мнению, отчуждение означает, что человек в своем освоении мира не узнает самого себя как первоисточник, как творца, а мир (т.е. другие люди, природа, вещи) ка­жется ему чужим, посторонним по отношению к нему.

В западной культуре идея отчуждения уходит корнями в ветхозаветные легенды о поклонении идолам; она же проявляется в заповеди: «не сотвори себе кумира». Идолы это вещи, творения человеческих рук, человек же преклоняет колени и молится вещам, т.е. тому, что он создал своими руками. Служение идолам есть обожествление того, во что человек сам вложил свое творчество, не забыл об этом и воспринимает свой продукт как нечто стоящее над ним. Идолы бывают разные, у каждого свои.

В философию понятие «отчуждение» было введено Гегелем. Для него история человека была историей человеческого отчуждения. Дух стремится к самопознанию, к раскрытию своей сущности, хочет возвратиться к самому себе, но пока этот процесс происходит, дух забывает эту цель, оказывается отчужденным от самого себя, предается гордыне и самодовольству.



Для Маркса, как и для Гегеля, понятие отчуждения базируется на разнице между сущностью и существованием, на том факте, что человек в действительности представ­ляет собой совсем не то, что он есть в возможности, он есть не то, чем он должен стать и чем может стать. По мнению Маркса, процесс отчуждения происходит в процессе раз­деления труда. Труд для него живая связь человека с природой, сотворение нового мира («второй природы»), включая самого себя. Но с развитием частной собственности труд утрачивает характер выражения человеческих творческих сил. Труд и продукт труда приобретают самостоятельное существование, независимо от воли и планов человека. Это проявляется хотя бы в том, что продукт труда не принадлежит самому рабочему.

Но главное, что волновало Маркса, освобождение человека от такой формы труда, которая разрушает его личность, превращает его в вещь, делает рабом вещей. Человек должен продать свою рабочую силу на рынке рабочей силы. На конвейерном производст­ве люди приставлены к единому механизму, как живые винтики. Труд есть деятельная родовая жизнь человека. Отчужденный труд отнимает у человека его родовую жизнь, превращает ее в средство для поддержания индивидуального существования. В то время как цель труда развертывание неограниченных человеческих возможностей.

Здесь Маркс затронул кантовский принцип, который гласил что человек всегда Должен быть сам себе целью и никогда не может быть средством для достижения цели. Маркс развернул этот принцип дальше, утверждая, что человеческое существо не должно превращаться в средство не только чужих целей, но и даже средство своего индивиду­ального существования. Тем более, он не может рассматриваться как средство для госу­дарства, партии, класса.

Отчуждение ведет к переоценке всех ценностей. Если человек считает высшей целью доход, то он упускает из вида подлинно моральные ценности: богатство чистой совести, добродетели, никого не трогает чужая боль. Чем беднее становится человек как человек, тем выше его потребность в деньгах. Потребность в деньгах есть единственная действи­тельная потребность, вытекающая из экономических законов. Эта потребность все больше становится их главным и единственным мерилом. Человек, подчиненный своим отчуж­денным потребностям, становится самодеятельным и сознающим себя товаром. Человектовар знает лишь один способ отношений с миром: он его имеет и потребляет. Потребления и обладания становятся смыслом жизни человека. Человек продает свою внешность, улыбку, мнения. Становится объектом манипулирования. Торговые фирмы стремятся за­получить нас в качестве покупателей, прививая через рекламу потребности, а том числе дурацкие, исторические и культурно несвойственные. Политические группы хотят заполу­чить нас в качестве сторонников, материала в сиюминутных политических интересах. Те и другие обращаются к самому грубому, темному, низменному в человеческой природе.

Важнейшей целью социализма, по мнению Маркса, является сознание истинных человеческих потребностей и их удовлетворение. Социализм синтез пророчески христиан­ской мечты об обществе, в котором произойдет подлинная духовная реализация человека.

О ПОНЯТИИ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ. НЕОКАНТИАНСТВО Главная тематика классической философии это тематика идеализма, т.е. вопрос о сущности и строении разума. Одновременно этот вопрос выступал как проблема строения мира. Мир представлялся связной, рационально устроенной системой, нечто, несущее в себе объективную логику. Такая мировоззренческая конструкция носит название панлогизм. Этот этап в развитии философии захватывает период от Г. Лейбница до гегелевской школы. Неклассическое философствование начинается с критики гегелевской философии, которая понималась как антиметафизический пафос. Если для Шопенгауэра, В.Гумбольдта и Шел­линга метафизика ошибка теоретического мышления, то для Маркса и Фейербаха она представляется как отчужденный образ человека, т.е. искание его действительной, т.е. практической жизни. Первая черта неклассического философствования антиметафизиче­ский пафос и критика проблематики всеобщего. В связи с этим возникает идея переосмыс­ления наследия Канта. Эпохальной в этом отношении была статья Отто Либмана «Кант и его эпигоны», вышедшая в 1865 г. Она знаменовала превращение кантианства в неоканти­анство. Понятие «теория познания» стало обозначать автономную философскую дисцип­лину. Это означало, что Гегель перестал доминировать в интеллектуальной жизни Германии.





В популяризации неокантианства сыграла огромную роль книга Фридриха Альберта Ланге (18281875) «История материализма и критика его современного значения». Ланге был марбургским философом, педагогом и социальным мыслителем. Одно время он был близок к реформистскому крылу рабочего движения. Во втором томе книги Ланге содер­жится характеристика «духа времени». Он предложил этическую терапию, основанную на критике материализма. Выдающаяся роль Канта определяется тем, что его философия означала возврат к «немецкой романтике понятия». Ланге сформулировал пароль фило­софских кругов своего времени «Назад к Канту!». Он выступил не за ортодоксальное кан­тианство. Кант интересовал его как критик теоретического разума.

Для Ланге особое значение имел тезис, согласно которому не наши понятия на­правлены на предметы, но предметы направлены на наши понятия. Материализм настойчиво отождествляет мир чувственных образов с миром реальных вещей. Он базируется при этом на психологии органов чувств. Это и вызывает сомнение в действительности мира явления. Ланге же опирался на кантовское понятие идеи. Идея есть необходимое пред­ставление о задаче человеческого познания. Идеи принадлежат к сущности и организации человеческого разума. Они до известной степени а п р и о р н ы. Идеи лишь указывают на задачу познания, но не заключают самого познания. Им не соответствует никакой предмет. Они не даны, а лишь заданы. Всякая идея имеет свое оправдание: она есть тот свет, ко­торый ведет познающий рассудок через царство опыта. Понятие идеи расчищает место для моральной философии, наиболее важной, по мнению Канта, части философской теории. Отсюда вытекает философия ценностей, важное достижение неокантианства.

Ланге продолжил линию априоризма Канта. Априорное познание природы возможно лишь при том условии, что мы должны рассматривать знание о действительном мире в качестве феноменов, т.е. как продукт нашего способа мышления. Мы дово­дим до своего сознания те законы, согласно которым организация нашего интеллекта без нашего сознательного содействия создает в нас представления о природе.

Продуктивность этой идеи состоит в том, что феномены сознания можно изучать сами по себе, не обращаясь к источнику, их вызвавшему. Это есть эпохе, которая за­ключается в необходимости воздерживаться от суждений об источниках наших познава­тельных способностей, а изучать их в чистом виде. Неокантианцы также справедливо указали на теоретическую заданность опыта и познания в целом. Делали они это на материале естествознания, но оказали влияние и на гуманитарные науки.

Неокантианство распалось на две школы:

1. Марбургскяя. Представлена Г. Когеном (18421918), П. Наторпом (18541924) и Э.Кассирером (18741945). Для этого направления был характерен интерес к формальным структурам естественнонаучного познания. Центральной темой философствования было объяснение, т.е. номология, знание законов, составляющих цель естествознание.

2. Южногерманская или баденская. Основные ее представители Вильгельм Виндельбанд (18481915) и Генрих Риккерт (18631936). В центре внимания баденской школы находились науки о духе, т.е. науки о культуре Задачей таких наук было понима­ние, индивидуализирующая методика (идеографический метод).

Отто Либман в работе «К анализу действительности» (1876) показал, что теоретиче­ским источником неокантианства является классический эмпиризм, интерпретатором которого был Кант и эмпирическая физиология XIX столетия. Результаты последней представляют собой подтверждение принципов, сформулированных Кантом.

Преемником Ланге в Марбургском университете стал Герман Коген. Его основные работы «Теория опыта Канта» (1871), «Основание этики» (1877). Они являются подгото­вительными к основополагающим трудам «Логика чистого познания» (1902) и «Этика чистой воли» (1904).

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 34 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.