WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 |

Таким образом, работа философа это сбор воспоминаний с определенной целью. Какие воспоминания наилучшим образом служат этой цели является делом стратегии, изобретательности, а не открытия философской истины внутри некоторой специальной области. Философия есть битва против околдованности нашего разума средствами языка Мы думаем, что задаем глубокие вопросы о мире, но в действительности выражаем неяс­ность и путаницу по поводу грамматики языка, на котором их задаем. Собирая свои воспоминания о действительности использованных выражений, Витгенштейн пытался вы­вести слова из их «неправильного», метафизического употребления.

Для Остина же описания действительного употребления предложений и тщатель­ного различения тесно связанных терминов обладают самостоятельной ценностью. Язык чудовищно богат, мы едва начали систематично понимать разнообразие того, чем уже давно владеем. Сказать, что слово или речевой оборот имеют значение, значит, сказать, что существуют предложения, в которых они содержатся. Толковый словарь может только предложить помощь в понимании предложений, содержащих данное слово. Справедливо утверждать, что только предложение имеет значение. Корректно, с точки зрения языко­вого употребления, спрашивать: «Каково значение слова «крыса»?» Менее законным яв­ляется вопрос: «Что такое крыса?» Понятно, что все так и спрашивают, если не знают, что такое X. Но если перенести этот вопрос в область философии, то получается путаница. Вопрос «Что такое X?» эквивалентен вопросу «Что такое Х вообще?» или «В чем состоит идея X?» Таким образом, «крыса вообще» или идея «крысости» становится самостоятельной сущностью. Утверждения Остина направлены против реализма сократовскоплатоновского подхода. Остин уделял внимание вопросу, который, по его мнению, породил множество ошибочных теорий. Этот вопрос: «Почему мы называем вещи одним и тем же именем?» Номиналисты дают отрицательный ответ. Вещи называются одним и тем же именем по­тому, что они являются сходными, хотя в них нет ничего тождественного. Остин спорит с номиналистами. В конце концов, не является истинным то, что все вещи, называемые одним именем, сходны между собой в обычном смысле слова, т.е. похожи друг на друга.

Примеры: 1. Прилагательное «здоровый» входит в такие речевые конструкции, как «здоровое тело», «здоровый цвет лица», «здоровый дух». Слово «здоровый» используется здесь паронимически. Параномия термин Аристотеля. В лингвистике под ним понимают явление частичного звукового сходства слов (паронимов) при их смысловом различии (полном или частичном). В данном случае имеется первичное смысловое ядро, т.е. смысл, в котором слово «здоровый» используется применительно к здоровому телу. Остин назы­вал его ядром, т.е. оно содержится как часть в двух других смыслах, установленных как производные от «здорового тела». Понятно, что «здоровый дух» не похож на «здоровое тело», а «здоровый цвет лица» хотя и напоминает о физическом здоровье, но не является телом как таковым.

2. Возьмем слово «фашист». Исходно оно указывает на большое количество признаков:

* член радикальной организации, * воинствующий националист, * сторонник военной диктатуры, * сотрудник репрессивного аппарата, * агрессивный, жестокий индивидуум.

Р.Барт называл язык «фашистом», т.к. смысл фашизма не в том, чтобы запрещать говорить нечто, а в том, чтобы принуждать к определенному типу говорения. Как используется слово «фашист» применительно к тому, кто не обладает одной из перечисленных харак­теристик? Каждая из характеристик может быть названа «неполным смыслом». Те, кто называется «фашистом» в каждом из этих смыслов, вовсе не похож на других.

Некоторые исследователи считают, что значение слова есть «класс сходных еди­ничных вещей». Но Остин считал такой «класс» также фиктивной сущностью. Вопервых, существует уверенность, что все слова являются именами, т.е. фактически собственными именами. Они обозначают и указывают тем же способом, что и собственные имена.

Д.С.Милль (18061873) ввел в качестве логических терминов «коннотацию» (соозначение), отличается от «денотации» (означение). В первом случае имеется в виду указание на совокупность свойств обозначаемого предмета, во втором указание на предметное значение имени. Так называемые коннотативные имена (например, «человек») прямо обозначают свой предмет и косвенно указывают на его свойства. Неконнотативные имена обозначают либо какойто предмет (например, Иван, Москва, Россия), либо только свойство (белый, длинный, добродетельный). В языке немало слов, не имеющих д е н о т а т а, но имеющих коннотацию. То есть они получают определение по совокупности известных слов (например, «единорог», «русалка» и т.д.). Остин обратил внимание после­довательно на этот факт.



Вовторых, возьмем предложение: «Государство владеет этой землей». Его анализ осуществляется с помощью предложений об отдельных людях и их отношениях. Из этого анализа вытекает вопрос: «Что во всем этом есть государство?» Ответ: совокупность ин­дивидуумов, объединенных определенным образом. Но сам вопрос неявно содержит в себе утверждение, что государство есть нечто независимое от самих этих людей. То есть госу­дарство некая самостоятельная сущность. Это неправильно. Другой пример, возьмем предложение: «Деревья могут существовать невоспринимаемыми». Оно формулируется на основе утверждений об известных данных. Отсюда вытекает теория так называемых сенсибилий (буквально: «то, что может быть ощущаемым»).

Бертран Рассел (18721970) называл так «чувственные данные», которые существуют, не будучи актуально воспринимаемыми. Но возникает вопрос: «Пахнет ли роза, когда ее никто не нюхает?» Этот вопрос не эквивалентен другому: «Есть ли данная роза, когда я ее не воспринимаю?» Данная роза, естественно, обладает самостоятельным существованием. Но запах как чувственное данное отсутствует без воспринимающего носа.

«фундаментальная ОНТОЛОГИЯ» Мартина Хайдеггера Хгйдеггер (18891976) родился 26 сентября 1889 г. на юге современной федеральной земли БаденВюртемберг в городке Месскирхе. Это историческая область швабскоалеманской общности со смешанным населением католического и протестантского вероиспове­дания. Отец Хайдеггера был ремесленником, а также причетником и звонарем католиче­ского храма Св. Мартина. Историческая родина Хайдеггера дала миру многих писателей и мыслителей: философы Шеллинг и Гегель, поэты Виланд, Шиллер, Гёльдерлин, писатели Вильгельм Гауф, Герман Гессе происходили из швабов. Швабом был Альберт Великий, из швабского рода, осевшего в Южной Италии, происходил Фома Аквинский.

Хайдеггер поступил в гимназию иезуитов в Констанце, потом прослушал 4 семестра теологии, математики и естественных наук в университете Фрайбурга (один из старейших в Европе, основан в 1460 г.) Учеба во Фрайбурге началась зимой 19091910 гг. В первом же семестре Хайдеггер приступил к чтению обоих томов «Логических исследований» Э.Гуссерля.

Хайдеггер узнал, что гуссерлианский образ мыслей был предложен Францем Брентано в диссертации «О различных значениях сущего у Аристотеля» (1862). Именно эта работа Брентано была исходной в философских занятиях Хайдеггера. На него произвело впечатление рассуждение Брентано о том, что если сущее сказывается в различных зна­чениях, то какое значение является путеводным и основным. Что есть бытие? В конце своего обучения в гимназии Хайдеггер прочитал сочинение профессора догматики Фрай­бургского университета Карля Брайга «О бытии. Абрис онтологии». Работа сопровожда­лась приложением обширных цитат из Аристотеля и Фомы Аквинского, а также разбором этимологии слов, обозначающих основные онтологические понятия. Именно это последнее оказало сильное влияние на мышление Хайдеггера. Он слушал лекции Брайга, от него впервые услышал о значении Шеллинга и Гегеля для спекулятивной теологии.Хайдеггер пришел к выводу, что напряженные отношения между онтологией и спекулятивной тео­логией являются каркасом метафизики.





Хайдеггер стал посещать семинары Генриха Риккерта, который обсуждал две работы своего ученика Эмиля Ласка, погибшего в I Мировую войну. Работы Ласка «Логика фило­софии и учение о категориях. Исследование об области влияния логических форм» (1911) и «Учение о суждении» (1912) находились под сильным влиянием философии Гуссерля. Хайдеггер читал последующие работы Гуссерля и М.Шелера. В 1919 г. Гуссерль переехал во Фрайбург и получил кафедру философии. Он требовал в своем преподавании отказа от применения философских знаний без их проверки, а также отказа привносить в беседу авторитет великих мыслителей. Но Хайдеггер не хотел расставаться с Аристотелем, полагая, что феноменологический метод делает плодотворным истолкование текстов Аристотеля.

С 1919 г. Хайдеггер стал ассистентом Гуссерля. Исследователи отмечают необъятную силу и монологичность гуссерлева мышления. Когда Гуссерль писал «Логические исследо­вания», у него не было даже основательного знания Канта. Он не мог читать более двух страниц какогонибудь автора, так как влияние его собственного мышления было таково, что он откладывал книгу в сторону. Принципиальный характер носила его невосприим­чивость к внешнему, концентрированность на задачах своего философского труда. Имен­но это сделало возможным то, чего достиг Гуссерль в философии. Собеседники указывали также на его неумение слушать других. Он начинал с вопроса, ответ его не интересовал, дело заканчивалось длинным монологом. Хотя Гуссерль был прекрасным педагогом.

Хайдеггер постепенно осознал, что феномен в понимании Гуссерля это то, что греческое мышление называло словом алетейя, т.е. несокрытость присутствующего, его раскрытие/показывание себя. Заново найденное в феноменологических исследованиях оказывалось главной чертой греческого мышления, т.е. философии как таковой.

Закономерно обращение Хайдеггера и в зрелые годы к теме «Гегель и греки». Ге­гель толкует четыре основных слова греческой философии. Они говорят на языке веду­щего слова «бытие» (эйнаи сущее, зон вечность, усия сущность). Они снова и снова говорят в последующей западной философии вплоть до сегодняшнего дня:

1) Э н «всё» слово Парменида;

2) Л о г о с «разум» слово Гераклита;

3) И д е я «понятие» слово Платона;

4) Энергия «действительность» слово Аристотеля.

Бытие как первая простая объективность объектов мыслится Гегелем без отношения к еще не продуманному субъекту через чистое абстрагирование от него. Главная мысль Парменида, в трактовке Гегеля, в ее понимании Хайдеггером, состоит в утверждении тож­дества бытия и мышления. То есть бытие как мысль, которая есть, продуцируется мыш­лением. Гегель видел в тезисе Парменида предварительную ступень к Декарту, с которого и начинается определение бытия, исходя из сознательного полагаемого субъекта. Поэтому Гегель считал, что с Парменида и начинается собственно философствование. Главный упор в гегелевской интерпретации Гераклита делается на диалектическое, т.е. единство и единение противоположностей. Гераклит первый, кто признает диалектизм как принцип. Платоновские идеи Гегель понимал как определенное в себе всеобщее. «Определенное в себе» означает: идеи мыслятся в их взаимопринадлежности Они не просто сущие в себе первообразы, но сущие «в себе и для себя». «В себе и для себя» означает: здесь заложено их становление самими собой, их понятие себя. Идеи существуют не непосредственно в сознании как созерцании. Они опосредованы сознанием в познании. Продуцирование идей есть постижение как деятельность абсолютного знания в качестве «науки». Гегель говорил, что с Платона начинается философия как наука.

Слово Аристотеля «энергия» Гегель перевел как «действительность» (полатински actus). «Энергия» в еще большей определенности есть «энтелехия», т.е. в себе цель и реа­лизация цели. В «энергии» Гегель видел предварительную ступень абсолютного самодви­жения духа, т.е. действительность а себе и для себя. Здесь дух через свою деятельность полагает сам себя как абсолютный.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.