WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 ||

На основании историкофилософских текстов Гегеля Хайдеггер приступил к иссле­дованию принципиально важного для него понятия истины как а л е т е й и, т.е. непотаенности и открытия тайны. Когда Гегель интерпретировал бытие из субъективности как неопределенную непосредственность, как абстрактную всеобщность, то Хайдеггер осуждал это истолкование как исторически неверное. Нужно освободить бытие в греческом смысле от отнесенного к субъекту. Погречески понятие бытия есть присутствие. В присутствии разыгрывается открытие потаенности. Алетейя разыгрывается в энергии. Энергия не имеет ничего общего ни с латинским actus, ни с деятельностью, но лишь с понятым погречески делом (эргон). Эргон у Аристотеля тяготеет к смыслу завершенности вещи, чегото пол­иостью осуществившегося. Латинские слова «actus» (деяние) и «operatio» (деятельность), применявшиеся для перевода греческой «энергии», стирали основное значение полноты и подчеркивали аспект активности. Эргон, в понимании Хайдеггера, его произведение в присутствие. Необходимо оставить вне игры латинские, средневековые и новоевропейские способы представления, не искать в греческом мире ни личностей, ни личностного соз­нания. Хайдеггер ставил вопрос о соотношении неутаенности (алетейи) и присутствия (усии). Естественен вопрос: неутаенность для кого? Обязательно ли должен человек, имеющийся здесь в виду, определяться в качестве субъекта? Греческая алетейя открывается для человека, но человек неизменно определяется через логос. Человек есть сказываю­щий. Таково основное определение Аристотеля. Более того, древневерхнегерманское слово sagan означает: показать, дать явиться, дать увидеть. Человек существо, которое ска­зывая, дает присутствующему предлежать в его присутствии и предлежащему внимает. Только там, где уже правит непотаенность, можно чтото сказать, увидеть, показать, вос­принять. Открывая себя, тайна впервые вполне являет свою таинственность. Бытие, с которого начиняется философия, существует лишь как присутствие, присутствие непотаенного. Алетейя то, что достойно осмысления как единственное дело мысли. Здесь требуется свободная мысль, освобожденная от метафизического представления об «истине» как истинности (в смысле правильности и достоверности) от представления о «бытии» в смысле действительности.

Для Хайдеггера принципиально важен идущий от Ницше историкофилософский интерес к досократикам. Это возвращение к истокам философии, потому что философст­вовать значит быть изначальным.

Между мышлением и поэзией царит сокровенное родство. Они, будучи на службе у языка, ходатайствуют за него, бескорыстно расходуют себя. В то же время между ними зияет бездна, ибо они «обитают на отдаленнейших вершинах». Философия соответствие, которое приводит зов бытия к речи. Это соответствие прислушивается к голосу Бытия. Речь идет о великой, захватывающей драме философии. Философия постоянное усилие отыскания языка, постоянная мука нехватки языка.

В феврале 1927г вышло в свет основное произведение Хайдеггера «Бытие и время». Гуссерль с большим трудом (в частности, изза плохого зрения) прочитал этот труд Хай­деггера. Он был сильно разочарован.Гуссерль считал Хайдеггера «гениальной сильной личностью, которая увлекает за собой молодежь». Но Гуссерль понял Хайдеггера в том смысле, что тот считает феноменологический метод устаревшим, а самого Гуссерля принадлежащим прошлому. Начиная с 1927г. разрушается монологичность гуссерлевского философствования. В том, что разрабатывается Гуссерлем, в том как он это делает, по­стоянно присутствует полемика со своим учеником. В 1928 г. Хайдеггер заменил Гуссерля на посту заведующего кафедрой философии во Фрайбурге. 15 ноября 1928 г. состоялась их последняя встреча, во время которой Хайдеггер уже не считал нужной полемику с учителем.

Философия Гуссерля это феноменология сознания. Полемика Хайдеггера с ней приводит к образованию феноменологии присутствия. Хайдеггер подчеркивал, что пер­вично феноменология представляет собой методическое понятие. Оно именует не тема­тический предмет философии, а как его исследование, т.е. способ разработки. Как метод феноменология не имеет собственной тематической области, наряду с онтологией, теорией познания или этикой. С другой стороны, каждая из этих дисциплин могла бы охаракте­ризовать себя в качестве феноменологии, если бы вознамерилась в методическом отношении понимать себя феноменологически. Тематический предмет философии для Хайдеггера бытие сущего, причем так, что вопрос о бытии сущего проводится через вопрос о смысле бытия вообще. Бытие по отношению к сущему есть то, что дает сущему быть сущим. Одновременно и то, что мы уже заранее поняли, относясь к нему вненаучно и научноисследовательски. Внутри бытия Хайдеггер различал многообразие бытийных спо­собов: экзистенция способ бытия сущего, которым являемся мы сами. Есть способы бытия сущего, человеком не являющиеся: бытие подручным, бытие наличным, жизнь и постоян­ство. Постоянство способ бытия математических объектов. Бытие подручное собст­венный способ бытия того, что в самом широком смысле называется предметами обихода. Бытие наличное это природная вещь. Сущее не только то, к чему я отношусь, но и я сам, относящийся к подручному сущему. Экзистенция, как способ бытия, есть бытийное отношение. В своем бытии я отношусь к своему бытию, поскольку я себя в своем бытии понимаю. Бытийное отношение моего бытия это способ, каким я понимаю свое собст­венное бытие. Экзистенция дана способом раскрытости, разомкнутости бытия. Раскрытость является у Хайдеггера синонимом понимания.



Феномены гуссерлевской философии это цель субъективной жизни сознания в ее переживаниях, в которых интенционально осознаны предметы. Для Хайдеггера феномены это деятельные отношения присутствия. Экзистенция есть бытийное понимание. То есть Хайдеггер не создавал философии сознания, а с самого начала ставил онтологическую проблему. Человек в качестве экзистенции есть такое место в бытии, которое раскрывает смысл бытия. «Смысл» бытия находится в сущностной связи с человеком. Эта сущностная связь находит выражение в термине Dasein (вотбытие). Здесь «бытие» означает экзи­стенцию, а «вот» имеет значение раскрытости экзистенциального бытия человека в сущностной связи с раскрытостью бытиявообще. Человек поэтому не рассматривается в качестве Я, самопознания им субъекта. Человек экзистирует из бытийного отношения к бытию сущего в целом. В этом отличие философии Хайдеггера от «экзистенциальных философий» (Ясперса, Камю, Сартра и др.). Поэтому некорректно называть Хайдеггера экзистенциалистом, хотя такие определения в учебниках еще встречаются. Экзистенция конституируется в экзистенциалах как способах бытия. Для Хайдеггера первичный подход к сущему это имеющее с чемлибо дело озабоченное устроение. То есть внутримировое сущее представляет собой подручное средство. Для Гуссерля же основой сознания «жи­зненного мира» и его объектов является чувственный опыт, осуществляемый актуально и в воображении. Хайдеггер же полагал, что в основе чувственного опыта лежит умозри­тельное устроение. Ближайшие присутствию способы озабоченного устроения представляют собой способы обращения с сущим, имение дела с ним. Только впоследствии становится возможным подходить к сущему также и не имеющим дела способом. Таков отстраненнорассматривающий, теоретикопознавательный способ. Но и он для Хайдеггера являлся разновидностью заботы.

Бытие как обладающая чертой времени раскрытость (просвет) изначальное, далее уже спрашиванию не поддающееся определение бытия как такового. Изначальное время смысл бытия как такового. Оно является трансцендентальным горизонтом как для допонятийного, так и философского понимания бытия. Забота имеет временную структуру:

впередсебябытие (ожидание), возобновление (забывание), мгновение ока (пребывание). Смерть также понимается онтологически как абсолютная закрытость присутствия.

ПРОБЛЕМА ПОНИМАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ Обратимся прежде всего к работам Поля Рикёря, одного из ведущих философов XX в., профессора Сорбонны, почетного профессора Чикагского университета. В своих трудах Рикёр уделял большое внимание объяснению и пониманию в социальных науках.

Под герменевтикой будем понимать теорию операций понимания в их соот­ношении с интерпретацией текстов. Слово «герменевтика» означает последовательное осуществление интерпретации. Под последовательностью понимается следующее: истолкова­ние это совокупность приемов, непосредственно применяемых к определенным текстам. Герменевтика это дисциплина второго порядка, исследующая общие правила истолкования.

Необходимо выявить соотношение между понятиями интерпретации и понимания.





Понимание это искусство постижения значения знаков, передаваемых одних соз­нанием и воспринимаемых другим сознанием через их внешнее выражение. К последнему относятся жесты, позы, речь. Цель понимания совершить переход от внешнего выражения к тому, что является основной интенцией знака, и както выразить ее для себя. Способ­ностью понимания наделено каждое сознание благодаря творческой возможности воспро­изводить ход мышления другого. Переход от понимания к интерпретации предопределен тем, что знаки имеют материальную основу. Ее моделью служит письменность. Любой след или отпечаток, любой документ или памятник, любой архив может быть письменно зафиксирован и зовет к интерпретации.

Под термином «понимание» следует разуметь общее явление проникновения в чужое сознание с помощью внешнего обозначения. Слово «интерпретация» употребляют по отно­шению к пониманию, направленному на зафиксированные в письменной форме знаки. Здесь необходимо указать на оппозицию «чтениеписьмо». Чтение сводится к овладению читающим теми смыслами, которые заключены в тексте. Это овладение позволяет преодо­леть временное и культурное расстояние, отделяющее читателя от текста. Читатель ос­ваивает значение, которое прежде было чуждым ему по причине расстояния между ним и текстом. Отношение «чтениеписьмо» можно представить как частный случай проник­новения в чужое сознание. Только в данной ситуации другое сознание выражено в тексте.

В.Дильтей терминологически зафиксировал оппозицию «понимания» и «объяснения» (verstehen versus erklaren). Строго говоря, методическим можно назвать только объяснение. Понимание требует приемов и процедур, которые применяются тогда, когда затрагивается соотношение части и целого, значения и его интерпретации. Основа понимания остается интуитивной по причине изначального родства между интерпретатором и тем, о чем гово­рится в тексте. Противоположность «объяснения» и «понимания» восстанавливает противо­положность природы и духа, представленную в соответствующих науках. Здесь возникает следующее противопоставление: открытым для наблюдения фактам противопоставляют знаки, предложенные для понимания, моделям объяснения противопоставляют связь, посред­ством которой изолированные знаки соединяются в совокупности.И примером здесь высту­пает построение повествования. Наконец, фальсифицируемости научных теорий противо­поставляют симпатию, т.е. чувства родства, близости между понимаемым и понимающим.

Рикёр указывал на три модели объяснения: 1) материальная опирается на лежащую в основании систему меньшей сложности, т.е. сложное объясняется через простое; 2) гене­тическая опирается на предшествующее состояние, т.е. настоящее объясняется через прошлое; 3) структурная опирается на синхронное расположение элементов или состав­ных частей, т.е. объяснение осуществляется через установление связей частей и целого.

Дихотомия объяснение / понимание была поставлена под вопрос с момента рожде­ния герменевтики. Эта дисциплина всегда требовала объединить в одно целое свои соб­ственные взгляды и позицию своего оппонента. По словам Г.Г.Гадамера, фундаментальная истина герменевтики в том, что истину не может познавать и сообщать ктото один. Всемерно поддерживать диалог, давать сказать свое слово и инакомыслящему, уметь ус­ваивать произносимое им вот в чем душа герменевтики.

В XX в. началось интенсивное развитие структурной лингвистики. Известный специа­лист в области языка Ф. де Соссюр противопоставил язык и речь. Под языком следует по­нимать большие фонологические, лексические, синтаксические и стилистические совокупности. Они превращают единичные знаки в самостоятельные ценности внутри сложных сис­тем, независимо от их воплощения в живой речи. До этого момента герменевтика полагала, что всякое объяснение в области знаков незаконно, т.к. является экстраполяцией естественно­научных методов, продиктовано натуралистической методологией. Положение изменяется с возникновением и развитием семиологии. Семиология рассматривает вся явления куль­туры как знаковые системы, предполагая, что они в силу своей энаковости, являются также феноменами коммуникации. Семиология отвечает потребностям разнообразных научных дисциплин, пытающихся свести явления разного порядка к факту коммуникации (У.Эко).

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 ||










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.