WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 34 |

Начало всего Гераклит видел в огие. Все обменивается на огонь, как товары на золото. Гераклитовский огонь вечен и божественен. Огонь всех обоймет и всех рассудит в мировом пожаре. Огонь Гераклита живая и разумная сила. «Этот космос, единый из всего, не создан никем из богов и никем из смертных, но всегда был, есть и будет вечно живым огнем, в полную меру воспламеняющимся и в полную меру погасающим». Для Гераклита существовал космос, состоящий из всех вещей, подверженный периодическому возникновению и уничтожению, и какойто другой космос, который комментаторы характеризуют как обладающий «истинным бытием». Макрокосмос место обитания философских сущностей (Справедливость, Правда, Вечно Живой Огонь, Эринии). Макрокосмос трудно понимаем для человека, т.к. находится за пределами разумения людей, его можно определить только косвенно («мудрое ото всего обособлено»). Комментаторы видят в этом фрагменте зарождение идеи трансцендентности. Зевс, Правда, Логос, Необходимость разные стороны одного и того же «Единого Мудрого», управляющего всем через все. Чистый космос представляет собой упорядоченный, идеальный природный мир (к примеру, сферу неподвижных звезд, где по единому закону происходит взаимопревращаемость космических элементов огня, воздуха, воды, земли). В Макрокосмос включена противоположность космоса хаос, который вместе с космосом составляет гармонию и борьбу. Взаимопревращение основных мировых противоположностей контролируется божественными сущностями Макрокосмоса. Хаос нечто неопределенное, одно из его проявлений состояние огненного первовещества. Микрокосмосы (люди, общества, природные явления) находятся в точке соприкосновения космоса и хаоса. Основное различие между космосом и микрокосмосом заключается в различных способах движения. Гераклит устранил из вселенной покой и неподвижность, т.к. это свойство мертвых. Он приписал движение всем вещам: вечное вечным, смертное смертным. Если в микрокосмосе пре­обладают тенденции хаоса, то человек или общество попадают в мир заблуждений и галлюцинаций.

В этом ключе можно трактовать знаменитый фрагмент; «Для бодрствующих суще­ствует один общий мир, а из спящих каждый отворачивается в свой собственный». Человек, внимающий логосу, может отдалиться от хаоса микрокосмоса и приблизиться к пре­красному космосу. По учению Гераклита, добродетельные души выдерживают огненную стадию космоса [5 См.: Бакина В.И. Космологическое учение Гераклита Эфесского //Вестн. Моск. унта. Сер 7. Философия. 1998. N 4.].

Идея меры выражена Гераклитом в понятии логоса. Здесь рождается представ­ление о законе природы. Это понятие Гераклит освоил в двоякой форме: мифическая всевластная Дике (богиня справедливости и необходимости, Ананке, Немезида); логос властвующий над миром разум закон, принцип порядка и меры. Логос тот же огонь, но, что для чувства есть огонь, то для ума логос. Сухой, огненный компонент души также ее логос.

Гераклит создатель учения о всеобщей изменяемости и связи всего сущего. Устойчивость вещи относительна, а изменчивость абсолютна. Гераклит также учил о борьбе противоположностей. Для него она причина всякого возникновения. Такого рода борьба скрытая гармония мира («природа любит скрываться»). Высшая цель челове­ка познание логоса, хотя это нелегко. Но логос присущ всем, т.к. всем людям дано по­знавать себя и размышлять.

Знаменитый для всех времен фрагмент Гераклита гласит: «Вечность есть играющее дитя, которое расставляет шашки; царство над миром принадлежит ребенку». А.Ф Лосев указывал, что для адекватного понимания диалектики Гераклита нужно иметь в виду не диалектику понятий, а диалектику самого бытия, т.е. хаокосмической материи. Космос характеризуется не только бытийно, но еще и игровым образом. Даже разгул чистой сти­хийности рассматривался в античные времена как нечто предельно красивое, тем самым как нечто совершенное. Необъяснимая судьба во всех своих проявлениях основывалась на самой себе и пребывала в игре с самой собой. Оформленный космос тоже был универ­сальной игрой. Образ космического ребенка, играющего в шашки предполагает:

1) тождество космических материальных стихий, в первую очередь, огня и логоса; 2) их взаимную борьбу, т.к. война есть отец и царь всех вещей; 3) тождество логоса и судьбы; 4) тождество всех начал и концов; 5) абсолютизм указанных тождеств, т.е. их обоснован­ность на них же самих; 6) самодовление всего хаокосмоса; 7) наивную и безответствен­ную игру вечности с самой собой, т.к. она не знает никакого другого совершенства, кроме самой себя. Ведь кроме нее вообще ничего не существует. Фрагмент Гераклита выражает современное ему представление о совершенстве [6 См.: Лосев А. Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития. Кн. II. М., 1994. С. 153155.].



Италийская философия Под италийской областью понимается «Великая Греция», т.е. греческие колонии в Южной Италии и на Сицилии {греч. Тринакрия). Собственно, судьба этих колоний всегда зависела от сложных отношении с Карфагеном. Решающий поворот произошел ок. 481 г. до н.э., когда греки под стенами Гимеры (на Сицилии) разбили крупный карфагенский экспедиционный корпус. Эта великая победа составила целую эпоху в истории Сицилии. Греки сопоставляли битву при Гимере со сражением у Саламина, утверждая с наивным преувеличением, будто оба события произошли в один и тот же день.

Ксенофан. В историю философии вошла эленская школя. Ее основателем считается Ксенофян (ок. 565473 гг. до н.э.). По преданию, он был ионийцем, осевшим после долгих скитаний в Нижней Италии. В древности полагали, что Ксенофан был учеником Анаксимандра. Он автор поэмы «О природе». Ксенофан выступал как смелый мысли­тельбогоборец, т.е. критик наивной народной веры в богов. Ксенофан критиковал антро­поморфные представления о богах и считал саму их множественность несоединимой с понятием о Боге. Лучшее может быть лишь Единым. Никто из богов не может находиться под властью другого. Столь же немыслимо, чтобы боги возникли или чтобы они перехо­дили из одного места в другое. Существует лишь единый Бог, не сравнимый со смертными ни по образу, ни по мыслям. Он без усилия властвует над всем своей мыслью. Весь он есть око, ухо, мышление. Единое божественное существо вечно и неизменно. При этом оно имеет шарообразную форму как наиболее совершенную и приличествующую божествен­ной природе.

Парменид. (акмэ ок. 504501 гг. до н.э.) в своей поэме «О природе» впервые задал вопрос, что означает в философии слово «есть», т.е. что существует и каким образом существует? Парменид ставил фундаментальную философскую проблему бытия: «Остается только один мысленный путь: «ЕСТЬ». На нем очень много знаков. Что сущее нерожденным, оно и не подвержено гибели Оно не «было» никогда и не «будет», т.к. оно «есть». Сейчас все вместе, одно, непрерывное » [7 См.: Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1. М., 1989. С. 290.].

Таким образом, бытие всегда находится в настоящем, целиком, во всей совокупности, единое и непрерывное. Истинная форма бытия непротяженное настоящее. Бытие неделимо, ибо оно всюду одинаково есть то, что оно есть. Нет ничего, чем оно могло бы быть разделено. Оно неподвижно и неизменно, может быть уподоблено хорошо закруг­ленному шару, равномерно простирается от средоточия во все стороны. Мышление также не отлично от бытия, т.к. оно есть лишь мышление сущего. Лишь то познание владеет истиной, которое во всем показывает единое неизменное бытие. То есть истиной владеет только разум (логос). Чувства же суть источник заблуждений.

Во второй части своей поэмы Парменид попытался объяснить мир и с точки зрения обыденного представления. С позиции обыденного мышления, мир составлен из светлого и пламенного, с одной стороны, и темного, тяжелого и холодного, с другой. (В интерпретации Парменида обыденное мышление видит мир как сочетание сущего и несушего). Первый элемент Парменид описывал как действующее начало, второй как страдательное. Он присоединяет еще мифический образ богини, руководящий всем. В этой версии мироздание предстает составленным из земного шара и различных, объемлющих его и охваченных твердым небосводом сфер. Некоторые из этих сфер светлые, другие темные, третьи имеют смешанную природу.

Зенон. Третье поколение элейских философов представлено Зеноном (акмэ сер. V в. до н.э.) Вошел в предания как тираноборец и открыватель жанра диалога в фи­лософской литературе.

Известны его доказательства против множественности сущего:

1. Если бы сущее было многим, то оно должно было бы быть и бесконечно малым, и бесконечно великим. Бесконечно малым потому что единства, из которых оно было бы составлено, были бы неделимыми, т.е. лишенными величины; бесконечно большим потому что каждая часть его должна была бы противостоять другой, от которой она была бы удалена, но так же и все другие части.





2. По числу сущее должно было бы быть и ограниченным и безграничным. Ограниченным потому что вещей было бы не больше, чем их есть; безграничным потому что для множественности вещей необходимо, чтобы каждые две вещи имели между собой третью вещь. Но точно так же эта вещь в отношении одной из первых и т.д.

Третье и четвертое доказательства не направлены непосредственно против множественности сущего. Третье доказательство критикует пифагорейское понятие пустоты (кенон), четвертое отрицает достоверность чувственных восприятий.

3. Если бы все находилось в пустом пространстве, то и пространство должно быть вложено в другое пространство и т.д. до бесконечности.

4. Если мера зерна при высыпании производит шум, то каждое зерно и каждая часть зерна должны были бы производить шум.

Но более известны апории Зенона, касающиеся движения. Они оказались столь глубокого и основополагающего свойства, что до сих пор привлекают внимание исследователей.

«Дихотомия». Движение невозможно, ибо до того, как движущееся достигнет ко­нечной точки своего пути, оно должно пройти половину расстояния, четверть и т.д. до бесконечности. В современных терминах это равносильно утверждению, что движение предполагает сумму, или синтез, бесконечного числа элементов.

«Ахиллес и черепаха». Движение невозможно. Самый быстрый бегун не догонит самого медленного. Расстояние между ними будет убывать, но никогда не исчерпается полностью. Каждое из тел должно пробежать бесконечное количество точек. Поскольку каждой точке пути, пройденного Ахиллесом, соответствует точка пути, пройденного находящейся впереди черепахой, число точек в том и другом случае должно быть равным. Следовательно, невозможно, чтобы путь, пройденный Ахиллесом, был больше пути, пройденного за это время черепахой.

«Стрела». Стрела в каждое мгновение н каждой точке траектории полета неподвижна. Если каждый фрагмент времени и любой протяженный отрезок состоят из далее неделимых элементов (точек и мгновений), то стрела с необходимостью всегда и везде должна находиться в покое. В неделимых мгновениях и точках пространства движение не может иметь места.

«Стадий». В некотором стадии расположены три равновеликих отрезка, состоящих из равного числа неделимых элементов. Один из них неподвижен, два других движутся параллельно ему в противоположных направлениях. В этом случае половина должна быть равна целому, т.к. в одно определенное неделимое мгновение один и тот же пространствен­ный элемент должен одновременно миновать и один, и два равновеликих пространственных элемента. Следовательно, он должен быть одновременно равен и одному, и двум элементам.

Аргументы Зенона справедливы и в случае бесконечной делимости пространства и времени. Мгновение настоящего есть граница между прошлым и будущим. Стрела должна претерпевать движение в этот единственно реальный миг. То есть она вообще не движется. Возникает бесконечное количество пространственных положений и соответствующих вре­менных моментов, что отнюдь не означает движения. Пока не удастся завершить синтез этого бесконечного количества изолированных элементов, нельзя получить пройденный путь.

Смысл аргумента «Дихотомия» состоит, с точки зрения Аристотеля, в том, что за конечное время нужно пройти бесконечное множество точек, если движение началось, и пройдена, скажем, половина пути, т.е. движение никогда не может завершиться. Аристотель утверждал, что движение и неподвижность соотносятся как бытие и станов­ление. Неподвижно покоящееся тело, действительно, есть в месте, определенном его положением покоя. Наоборот, движущееся тело не есть в каждой точке своей траектории. Дело ограничивается лишь тем, что оноэти точки проходит.

Трудности, возникающие в связи с апориями Зенона, не касаются движения как такового. Они относятся к нему лишь постольку, поскольку движение происходит во времени и в пространстве. Если исключить из аргументов пространство и время, то оста­ется проблема континуума:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 34 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.