WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 21 |

Многочисленность уровней межконфессионального диа­лога создает такие условия, при которых для взаимопонима­ния на всех уровнях требуются не только добрая воля и от­крытая позиция, но также – в зависимости от уровня – и ос­новательные знания. Таковых, однако, еще слишком часто не хватает, и, не в последнюю очередь, на научнотеологическом уровне, где еще слишком мало разработаны именно фунда­ментальные вопросы. Поэтому следует еще раз обобщить в трех основополагающих положениях ту программу, которая будет руководить нами и которая подчинена единой идее:

• не может быть человеческого сожительства без мирово­го этоса наций;

• не может быть мира между нациями без мира между ре­лигиями;

• не может быть мира между религиями без диалога между религиями.

ОБЩЕЕ ЗАМЕЧАНИЕ относительно правовых следствий из природы гражданского союза А Происхождение верховной власти в практическом отношении непостижимо для народа, подчиненного этой власти, т. е. подданный не должен действовать, умничая по поводу этого происхождения как подле­жащего еще сомнению права (ius controversum) в от­ношении обязательного повиновения. В самом деле, так как народ, чтобы с полным правом судить о вер­ховной государственной власти (summum imperium), должен рассматриваться как уже объединенный и под­чиняющийся устанавливающей всеобщие законы воле, он не может и не должен судить иначе, чем это угодно нынешнему главе государства (sumnius imperans). – Предшествовал ли первоначально [этой власти] как факт действительный договор о подчинении главе государства (pactum subiectionis civilis), или сначала возникла власть, а закон появился лишь после, или же в этом случае он должен был быть следствием – [все] это для народа, который уже подчинен граждан­скому закону, было бы бесцельным, но в то же время создающим угрозу для государства умничаньем: ведь если бы подданный, который докопался бы до самих истоков [верховной власти], вздумал бы сопротив­ляться господствующей ныне власти, он по законам этой власти, т. е. с полным правом, был бы подвергнут наказанию, казнен или изгнан (на все четыре стороны, exiex). – Закон, который столь священен (неприкосновенен), что стоит лишь практически подвергнуть его сомнению, стало быть хотя бы на миг приостановить его действие, как это уже становится преступлением, представляется таким, как если бы он исходил не от людей, а от какогото высшего непогрешимого законо­дателя; именно таков смысл изречения: «Несть власти аще не от бога», выражающего не историческое основа­ние гражданского устройства, а идею как принцип практического разума: надо повиноваться ныне суще­ствующей власти, каково бы ни было ее происхождение.

Отсюда вытекает следующее положение: властелин государства имеет в отношении подданных одни только права и никаких обязанностей, к которым можно было бы его принудить. Далее, если орган властителя – правитель – поступает вразрез с законами, например если устанавливаемые им налоги, призывы в армию и т. п. противоречат закону равенства в распределении государственных повинностей, то подданный может, правда, подавать жалобы (gravamina), но ни в коем случае не может оказывать сопротивление.

Да и в самой конституции не может содержаться статья, которая давала бы возможность какойлибо власти в государстве в случае нарушения верховным повелителем конституционных законов оказывать ему сопротивление, стало быть ограничивать его. В самом деле, тот, кто будет ограничивать государственную власть, должен иметь более или менее равную мощь с тем, кто подвергается ограничению; а как правомер­ный повелитель, приказывающий подданным оказывать сопротивление, он должен также иметь возможность защищать их и в каждом отдельном случае выносить решение на законном основании, стало быть, иметь воз­можность публично отдавать приказ о сопротивлении. Но тогда не тот, а этот будет верховным властителем, что содержит в себе противоречие. В этом случае суверен действует через своего министра одновременно и как правитель, стало быть, деспотически, и иллюзия, будто народ может через своих уполномоченных пред­ставлять ограничивающую власть (в то время как он, собственно, имеет только законодательную), не способна замаскировать деспотию настолько, чтобы она не проглядывала в средствах, которыми пользуется министр. Народ, который представлен своими уполномоченными (в парламенте), имеет в лице этих поручителей своей свободы и своих прав людей, живо заинтересованных в содержании себя и своих семей, которое они получают в армии, во флоте, в гражданских ведомствах и которое зависит от министра; они всегда, скорее, готовы сами захватить правительство (вместо сопротивления при­тязаниям властей, публичное возвещение которого и без того нуждается в заранее подготовленном для этого единодушии в народе, но такое единодушие не может быть в мирное время дозволено). Таким образом, это так называемое умеренное государственное устрой­ство как конституция внутреннего права государства есть бессмыслица и принадлежит оно не праву, а есть лишь принцип благоразумия, для того чтобы по воз­можности не мешать обладающим властью нарушите­лям прав народа в их произвольном влиянии на пра­вительство и прикрывать это видимостью оппозиции, дозволенной народу.



Итак, против законодательствующего главы госу­дарства нет правомерного сопротивления народа, ведь правовое состояние возможно лишь через подчинение его устанавливающей всеобщие законы воле; следова­тельно, нет никакого права на возмущение (seditio), еще в меньшей степени – на восстание (rebellio) и в наименьшей степени – права посягать на его особу как единичного лица (монарха) и на его жизнь (monarchomachismus sub specie tyrannicidii) под предлогом, что он злоупотребляет своей властью (tyrannis). Ма­лейшая попытка в этом направлении составляет госу­дарственную измену (proditio eminens), и такого рода изменник может караться только смертной казнью как за попытку погубить свое отечество (parricida). – Обязанность народа терпеть злоупотребления верхов­ной власти, даже те, которые считаются невыносимыми, основывается на следующем: сопротивление народа, оказываемое высшему законодательству, ни в коем случае не должно мыслиться иначе как противозакон­ное и, более того, как уничтожающее все законное государственное устройство. В самом деле, для того, чтобы быть правомочным сопротивляться, требовался бы публичный закон, который разрешал бы подобное сопротивление народа, т. е. верховное законодатель­ство содержало бы в себе определение, в силу которого оно не было бы верховным, а народ как подданный стал бы в одном и том же решении сувереном над тем, кому он повинуется; это – противоречие, которое тотчас же бросается в глаза, если поставить вопрос: кто же должен быть судьей в этом споре между народом и сувереном? (ведь с правовой точки зрения это два различных моральных лица); и тогда оказывается, что народ хочет быть судьей в своем собственном деле13.

Следовательно, изменения в (имеющем изъяны) государственном устройстве, которые иногда требу­ются, могут быть произведены только самим сувереном путем реформы, а не народом, стало быть путем рево­люции, и, когда такие изменения совершаются, они могут касаться лишь исполнительной власти, но не законодательной. В таком государственном устрой­стве, при котором народ через своих представителей (в парламенте) может законно противиться исполни­тельной власти и ее представителю (министру) – такой строй называется ограниченным,— допускается, од­нако, не активное сопротивление (произвольного объ­единения народа для того, чтобы принудить правитель­ство к определенным активным действиям, стало быть, чтобы взять на себя акт исполнительной власти), а лишь негативное, т. е. народу (в парламенте) разрешается иногда не уступать требованиям исполнительной вла­сти, которые она необоснованно считает необходимыми для государственного правления; если бы народ всегда уступал им, то это было бы верным признаком того, что он испорчен, его представители продажны, глава правительства действует как деспот через своего ми­нистра, а этот сам предает народ.

Впрочем, если революция удалась и установлен новый строй, то неправомерность этого начинания и совершения революции не может освободить подданных от обязательности подчиниться в качестве добрых граждан новому порядку вещей, и они не могут уклониться от честного повиновения правительству, которое обладает теперь властью. К низложенному монарху (пережившему этот переворот) нельзя предъявлять претензии по поводу ведения им дел в прошлом, и еще менее допустимо подвергать его наказанию, когда он, вернувшись в положение гражданина государства, предпочитает свой покой и спокойствие государства рискованному предприятию удалиться из страны, дабы в качестве претендента добиваться возвращения на престол путем тайно подготавливаемой контрреволюции или с помощью других держав. Но если он предпо­читает второй выход, его право на свое владение ос­тается за ним, так как восстание, лишившее его этого владения, было несправедливым. Но вопрос о том, имеют ли право другие державы объединиться в союз государств в поддержку этого потерпевшего неудачу государя только для того, чтобы не оставить безна­казанным преступление, совершенное народом, и чтобы оно не было соблазном для всех государств, следова­тельно, вопрос о том, имеют ли они право и призваны ли они силой возвращать государственное устройство любой другой страны, возникшее в результате рево­люции, в прежнее состояние,— этот вопрос относится к международному праву.





Е О праве наказания и помилования I Право наказания – это право повелителя причинить страдание подчиненному за совершенное им преступле­ние. Глава государства, следовательно, не может быть наказан, можно лишь уйти изпод его власти. – То нарушение публичных законов, которое лишает нарушителя возможности быть гражданином, назы­вается просто преступлением (crimen) или же публичным преступлением (crimen publicum); поэтому за первое (частное преступление) привлекаются к гражданскому суду, за второе – к уголовному. – Злоупотребление доверием, т. е. растрата доверенных для торговли денег пли товаров, обман при покупке или продаже при свидетеле – все это частные преступления. Напротив, подделка денег или векселя, кража или разбой и т. п. – это публичные преступления, потому что они подвер­гают этим опасности не отдельное лицо, а общество. – Указанные преступления можно разделить на преступ­ления низменного характера (indolis abiectae) и пре­ступления насильственного характера (indolis violentae).

Наказание по суду (poena forensis), которое отли­чается от естественной кары (poena naturalis) тем, что порок сам себя наказывает и что законодатель не берет эту естественную кару в расчет, никогда не может быть для самого преступника или для гражданского общества вообще только средством содействия какомуто другому благу: наказание лишь потому должно на­лагать на преступника, что он совершил преступление; ведь с человеком никогда нельзя обращаться лишь как с средством достижения цели другого [лица] и нельзя смешивать его с предметами вещного права, против чего его защищает его прирожденная личность, хотя он и может быть осужден на потерю гражданской личности. Он должен быть признан подлежащим нака­занию до того, как возникнет мысль о том, что из этого наказания можно извлечь пользу для него самого или для его сограждан. Карающий закон есть катего­рический императив, и горе тому, кто в изворотах учения о счастье пытается найти нечто такое, что по соображениям обещанной законом выгоды избавило бы его от кары или хотя бы от какойто части ее согласно девизу фарисеев: «Пусть лучше умрет один, чем погиб­нет весь народ»; ведь если исчезнет справедливость, жизнь людей на земле уже не будет иметь никакой ценности. – Итак, как же следует расценивать следу­ющее предложение: «Сохранить жизнь осужденному на смерть преступнику, если он даст согласие под­вергнуть себя опасным опытам (причем все это закон­чится для него благополучно), с тем чтобы врачи могли таким образом получить новые полезные для общества научные сведения»? Суд с презрением от­клонил бы подобное предложение медицинской кол­легии, ибо справедливость перестает быть таковой, если она продает себя за какуюто цену.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 21 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.