WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 21 |

Следующая стадия моего духовного поломничества к ненасилию наступила во время работы над докторской диссертацией в Бостонском университете. Там у меня была возможность беседовать со многими представителями ненасилия, как со студентами, так и с теми, кто приходил на территорию университета. Теологическая школа Бостонского университета испытывала глубокую симпатию к пацифизму под влиянием Дина Уолтера Милдера и профессора Алана Найта Чалмерса. И Дин Милдер и доктор Чалмерс горячо проповедовали социальную основу справедливости, причиной чего был не поверхностный оптимизм, а глубокая вера в возможность человеческих существ к возвышению, когда они станут соратниками Господа. Именно в Бостонском университете я пришел к выводу, что Нибур переоценил испорченность человеческой природы. Его пессимизм относительно природы человека не был уравновешен оптимизмом в отношении природы божественного. Он был настолько увлечен постановкой диагноза о подверженности человека греху, что проглядел исцеление молитвой.

Философию и теологию в Бостонском университете я изучал под руководством Эдгара С.Браймэна и Л.Харольда де Вулфа. Оба они во многом стимулировали мое мышление. Главным образом под их руководством я познал философию персонализма – учения, согласно которому ключ к пониманию вечной реальности находился в личности человека. Этот персональный идеализм и сейчас остается моей основной философской позицией. Настойчивость персонализма в том, что только личность ограниченная и беспредельная – является абсолютной реальностью, укрепила два моих убеждения: дала мне метафизическое философское обоснование идее о персональном Боге, предоставила метафизический базис для утверждения достоинства и ценности всей личности человека.

Прямо перед смертью доктора Брайтмена мы с ним начали за­ниматься философией Гегеля. Хотя в основном курс заключался в изучении монументальной работы «Феноменология духа», я прово­дил свободное время за чтением «Философии истории» и «Философии права». Были моменты в философии Гегеля, с кото­рыми я был не согласен решительно. Например, его абсолютный идеализм был мне совершенно не симпатичен, потому что имел тенденцию к поглощению множественного единым. Но были дру­гие аспекты его учения, которые показались мне стимулирующими развитие мысли. Его утверждение «истина это целое» привело меня к философскому методу рациональной связи. Его анализ диалекти­ческого процесса, невзирая на недостатки, помог мне увидеть, что развитие происходит через борьбу.

К 1954 г. я закончил свои формальные упражнения со всеми этими относительно дивергентными интеллектуальными силами, конвергировавших в позитивную социальную философию. Одним из основных догматов этой философии было убеждение в том, что ненасильственное сопротивление является одним из мощнейших орудий, доступных угенетенным в их поиске социальной справедливости. В то время, однако, у меня было только интеллектуальное понимание этой позиции, без твердой решимости воплотить ее в действительных социальных ситуациях.

Когда я ехал священником в Монтгомери, у меня не было и мысли, что я окажусь вовлеченным в кризисную ситуацию с при­менением ненасильственного сопротивления. Я не начинал дей­ствий протеста и не предлагал их. Я просто отозвался на людской призыв стать их представителем. Когда начался протест, мои мысли осознанно или неосознанно возвратились к Нагорной про­поведи с ее величественным учением о любви и методу ненасиль­ственного сопротивления Ганди. Со временем я начал понимать силу ненасилия все глубже и глубже. Пройдя через действительный опыт протеста, ненасилие стало большим, чем метод, с которым я был теоретически согласен, оно стало обязательством жить опреде­ленным образом. Многие из проблем ненасилия, которые я не мог прояснить для себя интеллектуально, разрешились в сфере практи­ческих действий.

С тех пор как философия ненасилия сыграла такую важную роль в Движении в Монтгомери, было бы разумно обратиться непосредственно к краткому обсуждению некоторых основных аспектов этой философии.



Вопервых, следует обязательно выделить, что ненасильственное сопротивление – это не метод для трусов – это сопротивление. Если ктонибудь использует этот метод, потому что боится или просто, потому что у него не хватает орудий насилия, то он ненастоящий сторонник ненасилия. Поэтому Ганди часто говорил, что если счи­тать трусость единственной альтернативой насилию, то лучше сра­жаться. Он сделал это заявление, будучи уверенным, что всегда су­ществует и другая альтернатива: ни один человек, никакая группа людей не должны подчиняться никакой несправедливости, они не должны использовать насилие, чтобы оправдать эту борьбу с не­справедливостью, – существует путь ненасильственного сопротив­ления. Это в конечном итоге путь сильных людей и не является во­площением инертной пассивности. Фраза «пассивное сопротивле­ние» часто производит ложное впечатление, будто бы это является разновидностью метода неучастия, согласно которому сопротивля­ющийся спокойно и пассивно принимает зло. Но ничто другое так не далеко от истины, как такое утверждение. На протяжении того времени, в течение которого сторонник ненасильственного сопро­тивления пассивен, в том смысле, что не агрессивен физически в отношении своих противников, его разум и эмоции всегда дей­ствуют, пытаясь убедить противника в его неправоте. Это метод фи­зической пассивности, но мощной активности духовной. Это не пассивное непротивление злу, а активное ненасильственное сопро­тивление злу.

Вторым основным моментом для характеристики ненасилия является то, что с его помощью не стремятся победить или унизить противника, но завоевать его дружбу и понимание. Участник ненасильственного сопротивления вынужден зачастую выражать свой протест путем несотрудничества или бойкотов, но он понимает, что это не является целью самой по себе, а только лишь средством для пробуждения морального стыда у противника. Целью является ос­вобождение и примирение. Последствия ненасилия заключаются в создании общности, тогда как последствием насилия является тра­гическая рознь.

Третьей характеристикой этого метода является то, что атака направлена против сил зла в большей степени, чем против тех людей, к которым пришлось творить это зло. Именно зло стремится победить участник ненасильственного сопротивления, а не людей, ставших жертвами этого зла. Если он противостоит расовой несправедливости, то понимает, что основное напряжение связано не с отношением между расами. Как я любил говорить людям в Монтгомери: «Напряжение в городе существует не между белыми и неграми. В своем основании оно существует между справедливостью и несправедливостью, между силами света и силами тьмы. И если будет наша победа, то это будет победа не пятидесяти тысяч негров, но победа справедливости и светлых сил. Мы выступили для того, чтобы победить несправедливость, а не против тех белых людей, которые являются ее носителями».

Четвертым пунктом, характеризующим ненасильственное со­противление, является желание принимать старадания без возмез­дия, – принимать удары противника, не отвечая на них. «Реки крови быть может протекут, пока мы завоюем себе свободу, и это должна быть наша кровь», – говорил Ганди своим соотечественникам. Участник ненасильственного сопротивления стремится принять на­силие, если это неизбежно, но никогда не нанесет ответный удар. Он не ищет при этом возможности уклониться от тюрьмы. Если тюремное заключение неизбежно, он входит в тюрьму «как жених входит в комнату невесты».

Каждый может задать справедливый вопрос: «Какое оправдание имеют сторонники ненасильственного сопротивления для тех суро­вых испытаний, которым они подвергают людей, призывая следо­вать старинной позиции «подставить другую щеку»? Ответ заключа­ется в том, что незаслуженные страдания служат искуплением. Страдание в понимании сторонников ненасилия имеет огромное количество созидательных и преобразовательных возможностей. «Те вещи, которые имеют для людей фундаментальное значение, не мо­гут быть достигнуты с помощью одного лишь разума, их необхо­димо выстрадать», – говорил Ганди. Он продолжает: «Страдание без­гранично сильнее закона джунглей для обращения противника в свою веру, чтобы он услышал то, что недоступно для голоса разума».





Пятым пунктом, характеризующим ненасильственное сопротивление, является то, что с его помощью можно избежать не только внешнего физического насилия, но и внутреннего насилия духа. Борец ненасилия отказывается не только стрелять в противника, но и ненавидеть его. Центром ненасилия является принцип любви. Борец за ненасилие будет утверждать, что в борьбе за человеческое достоинство угнетенные люди всего мира не должны уступить искушению ожесточиться или дать себе волю участвовать в кампаниях ненависти. Это бы не привело ни к чему кроме усиления существующего зла во Вселенной. На протяжении всего существования жизни ктонибудь должен иметь достаточно разума и моральности, чтобы разорвать цепочку зла и ненависти. Этого можно достичь, только проецируя мораль любви в центр всей нашей жизни.

Говоря о любви в этом смысле, мы не отсылаем к сентимен­тальным нежным эмоциям. Было бы нелепо настаивать на том, что люди должны любить тех, кто их угнетает, любить в смысле неж­ного отношения. В этой связи любовь означает понимание жизни, искупляющую добрую волю. Здесь на помощь приходит греческий язык. Для обозначения любви в греческом варианте Нового Завета есть три слова. Первое это «эрос». В платонической философии эрос означал стремление души к сфере божественного. Теперь это стало значить разновидность эстетической романтической любви. Вовторых, существует «филиа», которая обозначает интимные чувства между друзьями, филиа обозначает вид взаимной любви – человек любит, потому что любят его. Когда же мы говорим о любви к тем, кто нам противостоит, мы говорим не о филиа и не о эросе, – мы говорим о любви, которая в греческом языке обозначается словом «агапе». Агапе обозначает понимание, распространение доброй воли на всех людей. Это переполняющая любовь, чисто спонтанная, не­мотивированная, необоснованная и созидательная. Она не начина­ется изза наличия какоголибо качества или функции своего объ­екта. Это божественная любовь, действующая в сердцах людей.

Агапе – это незаинтересованная любовь. Это любовь, в которой индивид стремится найти добро не для себя, а для своего ближнего (1 Кор.10:24). Агапе не начинается с разного отношения к достой­ным и недостойным людям или качествам, которыми они обла­дают. Она начинается с любви к другим ради них самих. Это полно­стью «касающаяся ближнего забота об остальных», которая находит ближнего в каждом встречном человеке. В данном случае агапе не делает различия между другом и врагом – этот вид любви касается обоих. Если ктото любит когото из чувства дружелюбия, он любит его ради пользы, которую он получает изза этой дружбы в большей степени, чем ради своего друга. Следовательно, лучшим способом, чтобы убедить себя в незаинтересованности любви, является лю­бовь к своему врагуближнему, от которого нельзя ожидать в ответ ничего хорошего, кроме враждебности и преследования.

Другим основным моментом касательно агапе является то, что она возникает из потребности другого человека – его потребности принадлежать к лучшему, что есть в человеческом обществе. Самаритянин, который помог еврею по дороге на Иерихон, был «добрым», потому что чувствовал себя ответственным за потребно­сти всего человечества, которое он представлял. Любовь Бога является вечной и не ослабевает, не потому что она нужна человеку. Святой Павел уверял нас, что акт любви спасения человека про­изошел, «когда мы были еще грешниками» – и это пик нашей вели­кой потребности в любви. С тех пор как личность белого человека в большой степени разрушена сегрегацией и душа его сильно напу­гана, он нуждается в любви негра. Негры обязаны любить белых, потому что белые нуждаются в их любви, чтобы стереть пятно на­пряжения, нестабильности и страха.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 21 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.