WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 21 |

Чудо, вновь и вновь прерывающее круговращение мира и ход человеческих вещей и спасающее их от гибели, вложенное в них как зародыш и определяющее как «закон» их движение, есть в конечном счете факт натальности, рожденность, онтоло­гическая предпосылка того, что вообще может быть такая вещь как поступок. (Недаром специфическое политикофилософское значение истории Иисуса, религиозное значение которой со­средоточено конечно вокруг воскресения из мертвых, заклю­чается в важности, придаваемой его рождению и рожденности, так что, скажем, Иоганн Петер Гебель даже воскресшего Христа, «взирающего с небес и наблюдающего наши пути», может еще называть «рожденным», и именно потому, что он лишь как «рожденный живет»10.) «Чудо» заключается в том, что вообще рождаются люди и с ними новое начало, которое они способны проводить в жизнь благодаря своей рожденности. Лишь когда эта сторона действия осмыслена вполне, могут иметь место такие вещи как «вера и надежда», т. е. те два суще­ственных признака человеческой экзистенции, о которых едва ли что знали греки, – верность и вера были у них крайне ред­ки и не имели веса в ходе их политических дел, а надежда счи­талась злом из сундука Пандоры, ослепляющим людей. Что надо доверять миру и надеяться на благо мира, нигде пожалуй не выражено энергичнее и прекраснее чем в словах, какими рождественские оратории возвещают «радостную весть»: «Дитя родилось нам».

Фрагменты из книги Ганса Кюнга «ПРОЕКТ МИРОВОГО ЭТОСА» Перевод с немецкого С. Виноградова [...] II. Зачем нужна этика? Возможно/ стало уже ясно: катастрофическое развитие экономических, социальных, политических и экологических процессов как в первой, так и во второй половине столетия делает необходимым, по крайней мере ex negative, возник­новение мирового этоса ради выживания человечества на этой земле. Простой диагноз распада нам вряд ли здесь по­может. Прагматическая социальная технология без обосно­вания ценностных представлений западного или восточного толка здесь также будет недостаточна. Но без морали, без общепринятых этических норм, без, в конечном счете, «гло­бальных стандартов» нации стоят перед опасностью завести себя в результате десятилетиями накапливающихся проблем в кризис, который в итоге может привести к национальному коллапсу, т.е. к экономическому краху, социальному демон­тажу и политической катастрофе.

Иначе говоря, нам необходим возврат к этосу, к основной нравственной установке человека; нам необходима этика, философское и теологическое учение о ценностях и нормах, которые должны будут руководить нами в процессе принятия решений, а также нашими действиями. Кризис должен быть понят нами как шанс, на «challenge»(вызов) должен быть най­ден «response» (ответ). Однако ответ от противного вряд ли будет достаточным, если этика не хочет деградировать до уровня техники по исправлению дефицитов и слабостей. То есть нам придётся всётаки приложить усилия, чтобы дать положительный ответ на вопрос о мировом этосе. Мы начнём с основополагающего вопроса любой этики: зачем нужна этика? Почему нужно быть нравственным? [...] 3. Пароль будущего: планетарная ответственность а) Вместо этики успеха или основанной на идейных убеж­дениях этики – этика ответственности Требовать глобальной ответственности означает прежде всего требовать полной противоположности того, чем являет­ся этика успеха в чистом виде. Это значит требовать полной противоположности тех действий, для которых цель оправды­вает любые средства и благо то, что работает, приносит при­быль, власть или наслаждение. Именно это может привести к вопиющему либертинизму и маккиавеллизму. Подобная этика вряд ли может иметь будущее.

Однако в той же мере вряд ли может иметь будущее и ос­нованная на идейных убеждениях этика в ее чистом виде. Аля неё, ориентированной на в большей или меньшей степени изолированно рассматриваемую ценностную идею (справед­ливость, любовь, истина), важна только чистая внутренняя мотивация действующего индивида, при этом ее не заботят последствия какоголибо решения или действия, как и кон­кретная ситуация её требования или последствия. Подобная «абсолютная» этика опасным образом внеисторична (она игнорирует возросшие взаимосвязи исторической ситуации), она аполитична (она игнорирует взаимосвязи существующих общественных структур и властных отношений), но именно так она может при необходимости оправдать даже терроризм из идейных убеждений.



В противоположность этому перспективной могла бы быть этика ответственности, как ее предложил революционной зи­мой 1918/19 г. великий социолог Макс Вебер. Согласно Веберу, подобная этика также не «лишена идейности», однако она всегда очень реалистично задается вопросом о предсказуе­мых «последствиях» наших действий и берет на себя ответст­венность за них: «В этом смысле основанная на идейных убе­ждениях этика и этика ответственности не есть абсолютные противоположности, а взаимодополнения, которые лишь вместе создают подлинного человека, а именно человека, который может иметь «призвание к политике»». Без этики, осно­ванной на идейных убеждениях, этика ответственности пре­вратилась бы в беспринципную этику успеха, которой годи­лись бы любые средства для достижения результата. Без этики ответственности основанная на идейных убеждениях этика деградировала бы до культивирования самоуверенной внут­ренней сущности.

Однако сегодня, за прошедшее после первой мировой войны время, знания и власть человека неизмеримо вырос­ли – с чрезмерно опасными долговременными последствиями для последующих поколений, как нам это наглядно демонст­рируется, например, в сфере атомной энергетики и генной инженерии. В связи с этим в конце 70х годов немецкоамериканский философ Ганс Йонас заново и всесторонне переосмыслил «принцип ответственности» для нашей техно­логической цивилизации в условиях полностью изменившейся ситуации в мире с учетом имеющихся угроз для дальнейшего существования человеческого рода. Действуйте исходя из чувства ответственности за всю био, лито, гидро– и атмо­сферу нашей планеты! И это включает в себя – если вспом­нить здесь лишь об энергетическом кризисе, истощении при­роды, росте народонаселения – самоограничение человека и ограничение его свободы в настоящем ради его выживания в будущем. Таким образом, требуется новый вид этики с забо­той о будущем (которое делает умнее) и с почтительным от­ношением к природе.

б) Ответственность за современников, окружающую среду и будущие поколения Согласно этому пароль для третьего тысячелетия должен звучать следующим образом: Ответственность мирового сообщества за его собственное будущее! Ответственность не только за современников и окружающую среду, но и за бу­дущие поколения. От облеченных ответственностью предста­вителей различных регионов мира, мировых религий и миро­вых идеологий требуется учиться мыслить и действовать с учетом глобальных взаимосвязей! При этом особая ответст­венность ложится, разумеется, на три ведущих в экономиче­ском отношении мировых региона: Европейское Сообщество, Северную Америку и Тихоокеанский регион. Они несут 6тветственность и за развитие других регионов мира: Восточ­ной Европы, Латинской Америки, Южной Азии и Африки, в которой сегодня, после радостных перемен в Восточной Ев­ропе, также ожидаются перемены к лучшему.

Таким образом, на пороге третьего тысячелетия более на­сущно, чем когдалибо, встаёт основополагающий этический вопрос: При каких основных условиях мы сможем выжить, выжить как люди на обитаемой планете, и придать гуманный облик нашей личной и социальной жизни? При каких предпо­сылках удастся спасти человеческую цивилизацию для третье­го тысячелетия? Каким основным принципам должны следо­вать политические, экономические, научные, а также религи­озные лидеры? При каких предпосылках смог бы и каждый отдельный человек также достичь счастливого и наполненно­го существования? в) Цель и критерий – человек Ответ: человек должен стать большим, чем он есть: он должен стать человечнее! Благом для человека является то, что позволяет ему сохранять, развивать и реализовать чело­веческое в себе – и при этом совсем иначе, чем прежде. Чело­век должен иначе, чем это когдалибо имело место раньше, расходовать свой человеческий потенциал ради создания как можно более гуманного общества и нормально функциони­рующей окружающей среды. Ибо возможности, которые чело­век может мобилизовать в сфере гуманности, намного превос­ходят то, что можно наблюдать в этой области сегодня. В этом смысле реалистичный принцип ответственности и «утопиче­ский» принцип надежды (Эрнст Блох) связаны друг с другом.





Поэтому не следует иметь ничего против сегодняшних «тенденций с префиксом «само»» (самоопределение, само­познание, самоидентификация, самореализация, осуществле­ние своего предназначения) до тех пор, пока они не находят­ся в отрыве от ответственности за самого себя и ответствен­ности за весь мир, от ответственности за своих сограждан, за общество и природу до тех пор, пока они не деградировали до нарциссоподобного самолюбования и аутентической са­моизоляции. Самоутверждение и самоотверженность могут и не исключать друг друга. Для создания лучшего мира требу­ются идентичность и солидарность.

Однако, какие бы проекты ни создавались для достижения лучшего будущего человечества, основной этический принцип должен гласить: человек – и это формулировка категориче­ского императива еще со времен Канта – никогда не должен быть превращён в простое средство. Он должен оставаться конечным смыслом, он должен всегда оставаться целью и критерием. Деньги и капитал – средства, как и труд является средством. Наука, техника и промышленность также являются средствами. Они сами по себе также ни в коей мере не «ли­шены ценностной сути», не «нейтральны», а в каждом кон­кретном случае должны оцениваться и использоваться в соот­ветствии с тем, насколько они могут служить человеку для его развития. Согласно этому, манипуляции с человеческим за­родышем на генном уровне, например, дозволительны лишь постольку, поскольку они служат охране, сохранению и гума­низации человеческой жизни. Исследования, использующие человеческие эмбрионы, являются экспериментами над чело­веком, которые должно категорически отвергнуть как негу­манные.

Относительно же экономики: «прибыль – это не цель, а ре­зультат», – услышал я както от американского гуру менедж­мента профессора Питера Друккера, который недавно про­возгласил замену «Business Society» (общество предпринима­тельства) на «Knowledge Society» (общество знания), в кото­ром ключевое место будут якобы занимать воспитание и об­разование. Однако мы знаем уже сегодня: компьютеры и машины, кибернетика и менеджмент, организация и система также существуют для человека, а не наоборот. Или, говоря иначе, человек всегда должен оставаться субъектом и никогда не должен становиться объектом. К большой политике это относится так же, как и к повседневной работе руководства предприятия (и именно это говорят нам производственные психологи и специалисты по экономике и организации производства): «Человеческий фактор» является основным движущим или тормозящим элементом как на уровне предприятия, так и на глобальном уровне» (Роланд Мюллер). Или, как это выразил в своём анализе менеджмента на основе сравне­ния культур (СШАЕвропаЯпония) Кнут Блайхер: «Не маши­ны являются тем, что создаёт изобретения и инновации, а люди, которые мотивированно используют свой интеллект для того, чтобы распознать шансы, избежать рисков и благодаря своей деятельности создать новые экономические, социаль­ные и технические условия. Вместо овеществлённого капита­ла, который во времена стабильного развития был решающим для успеха предприятий, теперь человеческий капитал будет определять успех предприятия в будущем». Действительно так: не компьютер, а человек спасёт человека.

г) Этика как общественная задача Поэтому в качестве программного видится следующее требование: этика, которая в современном мире в большей мере рассматривалась как личное дело каждого, в эпоху по­стмодерна вновь должна стать – ради благополучия человека и выживания человечества – общественной задачей перво­очередного значения. При этом будет недостаточно различ­ным общественным институтам привлекать экспертов по эти­ке для рассмотрения отдельных случаев. Нет, перед лицом чудовищной сложности проблем и специализации науки и техники самой этике также требуется институализация, по­добная той, которая уже значительно более развита в Север­ной Америке, чем в Европе или Японии: комиссии по этике, кафедры этики и этическое законодательство, особенно в сферах биологии, медицины, техникой экономики (например, кодекс поведения, «Кодекс деловой этики», который реши­тельно выступает против возрастающей коррупции).

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 21 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.