WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 |

Между тем ожидается, что к 2010 г. потребление лесных материалов в мире возрастет в 4 раза! Уже несколько лет идут за границу потоки сырья из уникальных лесных массивов Дальнего Востока. Забирают не только древесину — забирают плоды целительных кустарников, живицу (смолу), кедровые орешки.

Безошибочно можно вычислить мощную экспансию (она, впрочем, уже идет) Китая на тот же Дальний Восток. Китай относительно беден ресурсами: площадь пахотных земель обеспечивает население, которое к 2030 г. достигнет 1,6 млрд человек, лишь на 1/3, лесные угодья — на 1/16, запасы пресной воды — на 1/4, очень мало нефти. А.И. Солженицын постоянно напоминает об этой великой угрозе, призывая быстрее укреплять и осваивать дальневосточный регион8.

Возвратимся к методологическим проблемам. Подход к природе, географической среде, который свойствен нашим оппонентам, можно назвать «географическим детерминизмом». Так именовалось учение, объяснявшее все с позиций географии. Оно имело достойных сторонников. Это английский историк Г.Т. Бокль со своей теорией географической среды; русский ученый Л.И. Мечников, автор знаменитой книги о цивилизации и великих исторических реках; наконец, Л.Н. Гумилев с его пассионарностью. Но время идет вперед, и подавляющее большинство современных ученых считают подобные теории, как теперь говорят, недостаточно корректными, как бы они ни тешили самолюбие географов.

Любопытно, конечно, читать статью с таким названием — «Климат против... рынка» (А.Г. Малыгин), где справедливое требование усилить роль государства в экономике, ввести единое, исходящее из центра, управление эксплуатацией природных ресурсов, отойти во многих случаях от рыночных отношений, обосновывается почти исключительно суровой российской природой. Это сильно сужает проблему, суть которой куда сложнее и глубже. И уж совсем, мягко говоря, некорректно, объяснять только холодами уход капиталов из России, утечку российских мозгов. Совсем неплохо было бы вспомнить Маркса, который утверждал, что не жаркий, а умеренный климат способствовал зарождению и развитию капиталистических отношений.

Российские морозы, снега, болота, необозримые просторы — вовсе не причины нашего упадка. Замечательным подтверждением служит наш северный сосед — такая же холодная Канада. По всем удельным экономическим показателям она в первой десятке развитых стран мира.

* * * Особо остановлюсь на проблемах, связанных с использованием природносырьевого потенциала. Это одна из важнейших частей природы, географической среды в широком ее понимании. Здесь роль географического фактора, требующего определенных политических и социальноэкономических корректив, проявляется очень своеобразно.

В России эксплуатация сырьевого потенциала останется, видимо, в ближайшем будущем основой экономики. Являясь крупнейшим источником валютных поступлений, он позволит восстановить базовые индустриальные отрасли хозяйства, чтобы затем, накопив силы, страна могла вступить в новое наукоемкое постиндустриальное общество. Известный экономистпрогнозист В.М. Кудров называет переломную дату — 2015 год.

Развитие России пока что будет полностью, в прямом хозяйственном смысле, зависеть от природы. Впрочем, и при переходе к постиндустриальному обществу, когда главным двигателем станет человек, его творчество, наука, знания, как считает глава российского постиндустриализма В.Л. Иноземцев, сохранится такая же прямая зависимость от природы, от естественных факторов. «Переход от индустриального общества к постиндустриальному в чемто восстанавливает (как в доиндустриальную эпоху) действие сил природы... эти силы природы проявляются как внутренние силы самой личности»9. Это интересно и в принципе кажется верным, хотя до сих пор «силу личности» чаще всего относили к явлениям антропогенным, а не природным.

Возникает ряд полностью нерешенных политикоэкономических проблем. Наукой и практикой установлено, что добывающие, сырьевые отрасли хозяйства наиболее эффективно развиваются в рамках государственной собственности, государственного управления. Природные ресурсы, особенно невозобновляемые, являются историческим наследием — наследием всего народа.

Экономически особенно важна при этом проблема рентных платежей, то есть той части доходов добывающих предприятий, которая образуется не за счет труда и капитала, а зависит от самих месторождений, земельных наделов, лесосек, то есть от того, насколько они богаты, доступны в сравнении с другими аналогичными природными объектами. В бухгалтерских расчетах рента легко выделяется, и ее следовало бы отдавать государству.



Между тем в российской практике рента с горнодобывающих предприятий практически полностью идет в кассы Газпрома, «Лукойла», «Норильского никеля» и других, так называемых естественных монополий. Сходная картина — при эксплуатации такого дара природы, как воздушное пространство. Иностранные авиакомпании, самолеты которых пролетают над нашей страной, вносят определенную плату. Но она практически уходит в сейфы Аэрофлота. Там, где рентные платежи государству более или менее давно налажены, как в лесном деле (здесь они именуются попенной платой), они очень малы, в 100—1000 раз меньше, чем в других лесных странах. За рубежом экономика сырьевых районов, например Аляски, официально именуется рентной.

Все это очень большие деньги, а наше государство их теряет. Экономическая политика нового правительства, обычно отождествляемая с программами министра экономической политики и торговли Г. Грефа, никак не внушает надежд на изменение ситуации. Эти программы предусматривают почти полный отход государства не только от управления, но и от частичного регулирования экономики.

В настоящее время (1998 г.) доля государства в валовом внутреннем продукте России составляла 37,5% — чуть больше, чем в США (35,4%). В Западной Европе эта доля в целом 43%, а в ее пределах в Австрии — 56, в Нидерландах, Дании, Финляндии — 60, в Швеции — 67%. Отмечено, что в странах и регионах, где в экономике ведущую роль играет природносырьевой, особенно топливноэнергетический комплекс, например в странах Среднего и Ближнего Востока, доля государства повышается подчас до 80—100%. Похожая картина в сырьевых северных регионах — это Аляска, Канадский Север, север Норвегии, Швеции, Финляндии10. Наши же реформаторы считают, что эту долю нужно довести до 25%, а по Е. Гайдару и Г. Грефу — опустить еще ниже.

Можно ответственно заявить, что новая государственная политика слабо учитывает проблемы, связанные с особенностями природы, географии страны. Ее антигеографичность, антиэкологичность четко выразились в одномоментной ликвидации в мае 2000 г. всех трех государственных ведомств, напрямую связанных с природой и географией. Это — Госкомитет РФ по делам Севера, Госкомитет РФ по охране окружающей среды, Госкомитет РФ по лесному хозяйству.

Такого не происходило ни в одной стране мира. В Канаде аналогичные ведомства давно существуют (министерство по Северу с 1953 г.). В Норвегии разработана и официально оформлена государственная политика природопользования и охраны природных ресурсов. Кстати, наше министерство природных ресурсов занято исключительно их эксплуатацией.

Результаты не замедлили сказаться. Особенно страдает Север, который больше, чем другой регион, нуждается в государственных приоритетах. Между тем Север передали министерству Грефа — открытого противника государственности в экономике. И вот в 2000 г. как никогда осложнилась так называемая проблема северного завоза. Магаданской области например, в середине октября, совсем близко к концу навигации, было завезено менее 10% нужных для долгой зимы продовольствия, топлива и других грузов.

Явно недостаточное внимание к проблемам, связанным с природносырьевым комплексом, способствует вопиющему его разбазариванию. Часто оно приобретает скрытые формы. Так, мы теряем огромные суммы при переработке бокситов, отечественных или импортных, в металл (алюминий) и последующем его экспорте. Производство алюминия чрезвычайно энергоемко, затраты на электроэнергию в его себестоимости составляют до 70—80%. Электроэнергия в нашей стране, благодаря давно сложившейся практике обильных государственных дотаций, значительно (подчас в 10—12 раз) дешевле, чем за рубежом. Между тем производимый у нас алюминий продается с учетом тамошних цен на электроэнергию. Это дает посредникампродавцам (у нас же теперь нет государственной монополии внешней торговли) огромную, совершенно необоснованную, прибавку к барышам. Государство напрямую обогащает наших алюминиевых королей Л. Черного, А. Быкова, О. Дерипаску.





Такое же положение — в производстве аммиака и минеральных удобрений и внешней торговле ими.

Экологические проблемы, которые можно считать природными, мы оставляем в стороне, они требуют специального анализа. Здесь же можно сказать, что, по мнению большинства исследователей, их решение в рамках рыночной системы затруднено.

Окончание следует 1 См.: Г.А. Агранат. География, экономика, общество//География, № 19/2000, с. 1—2, 16. В.М. Котляков, Г.А. Агранат, Г.М. Лаппо. Россия на рубеже веков//География, № 33/2000, с. 1—6.

2 См.: В.М. Котляков. Наука. Общество. Окружающая среда. — М., 1997.

3 См.: В.А. Анучин. Географический фактор в развитии общества. — М., 1982.

4 См.: А.П. Паршев. Почему Россия не Америка. — М., 2000.

5 См.: В.Д. Андрианов. Россия: экономический и инвестиционный потенциал. — М., 1999.

6 См.: Минеральносырьевые проблемы России накануне XXI в. — М., 1999.

7 См.: Вестник РАН, № 2/2000.

8 См.: А.И. Солженицын. Россия в развале. — М., 1998.

9 См.: Мировая экономика и международные отношения, № 3/2000.

О роли природы в экономике и политике Г.А. Агранат Окончание. См. № 3/ М.К. Чюрлёнис.

Дружба Рассмотрение роли географической среды в социальноэкономической и политической жизни приводит к выводу, что складывающиеся при этом реалии далеко не всегда уживаются с капиталистическими порядками. Выявляется прежде всего необходимость определенной корректировки рыночных отношений и усиления роли государства.

За последнее время появилось много новых публикаций, показывающих перезрелость капиталистической системы и вместе с тем объективную ценность многих достижений социализма.

В школе география — основной (если не единственный) предмет, где можно и должно рассказывать об экономике и политике. поэтому я счел уместным возвратиться к этой тяжелейшей проблеме.

Страшная картина развала страны в результате так называемых демократических реформ давно стала очевидной. Приведу лишь два, кажется, не очень известных, но емких факта.

Первый. Есть такое понятие — «капитализация». Оно означает оценку оборудования, недвижимости («основных фондов» в терминологии экономистов) промышленных предприятий, учитывающую степень их физической разрушенности и морального износа. Так вот, вся промышленность России сейчас оценивается максимум в 80, минимум в 40 млрд долл. При такой цене пара крупных американских фирм размера знаменитой компьютерной империи «Майкрософт» Билла Гейтса могла бы на корню купить всю российскую промышленность. Лет 10—15 назад указанный показатель достигал как минимум 500—800 млрд долл.

Второй факт. За 1990—1999 гг. валовые капиталовложения в реальный сектор экономики непрерывно сокращаются (в процентах от уровня 1992 г. — первого года реформы) от 165 до 25% в год. В то же время необратимый вывоз финансовых и товарных, главным образом сырьевых ресурсов увеличивается — от 5 до 250%11.

Нужно ли комментировать столь глубокое, фундаментальное разрушение страны? Рекламируемое время от времени улучшение экономической конъюнктуры — чаще всего результат финансовых манипуляций. Повышение зарплаты и пенсий, как правило, съедается инфляцией. А в целом мы живем исключительно за счет природы, точнее, за счет распродажи ее ресурсов. Мы проедаем природу, используя при этом построенные за 70 лет советским государством его заводы, шахты, железные дороги, колхозы и совхозы, институты. Точнее — что осталось от них, нового же ничего не создано. Эту печальную ситуацию однажды обозначили как «свет погасшей звезды»: свет от страны, которой, как и звезды, уже нет, но энергия ее все еще струится...

Неудивительно, что в таких условиях усиливается поток критики в адрес российского капитализма, капитализма вообще, вместе с ностальгией по ушедшему социализму, в котором было немало рационального, а также с поисками какихто еще неведомых общественных систем. Диапазон авторов очень широк — от рядовых ученых до академиков, от журналистов до высоких представителей власти и бизнеса.

Примечательны взгляды лидера российской экономической науки, академикасекретаря отделения экономики РАН Д.С. Львова. Под его руководством и при его участии вышла большая книга, написанная элитой нашей обществоведческой науки12.

Pages:     | 1 || 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.