WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 69 |

Продолжая наш экскурс к основным идеям одного из наиболее пло­дотворно трудившихся отечественных мыслителей, укажем, что Чиче­рин в работе "Государство и земство" писал об очень важном аспекте в соотношении общества и государства: "Отношения государства и обще­ства в новейшее время подвергались весьма обстоятельному обсужде­нию, которое привело к совершенно прочным результатам. Ни один че­ловек, имеющий скольконибудь ясные понятия о самых элементарных началах публичного и частного права, не сомневается в том, что обще­ство есть нечто отличное от государства. Только социалисты, мечтаю­щие о коллективном обладании всеми орудиями производства, смеши­вают эти две разнородные сферы; но это обнаруживает только полное * Чичерин Б. Н. Философия права. М., 1900. С. 302.

** Там же. С. 303.

*** Там же. С. 304.

**** Чичерин Б. Н. История политических учений. Ч. 2. С. 31.

их неведение и непонимание основных начал общественной жизни. Го­сударство есть союз народа, как единое целое, управляемое верховной властью. Ему поэтому подчинены все частичные сферы деятельности и все частичные отношения, существующие в его пределах. Но это не значит, что оно поглощает их в себе и делает их органами и орудиями в своих целях. Государство видит совокупные интересы, которым подчи­няются частные, но последние сохраняют свою относительную само­стоятельность. Люди, входящие в состав государства, остаются свобод­ными лицами, преследующими свои частные цели и имеющими права, которые принадлежат им в качестве граждан. Так, они обладают собст­венностью, размер которой определяется не положением их в государ­стве, а их собственной деятельностью и их частными отношениями... Совокупность... частных отношений, существующих в пределах госу­дарства и подчиняющихся ему как представителю интересов целого, но образующих, однако, свою самостоятельную сферу деятельности, и есть то, что называется обществом"*.

Думается, что эти суждения об обществе и государстве и их соотно­шении могут послужить уточнению и наших нынешних подходов к ре­шению этой теоретической и практической проблемы. В нынешней гу­манитарной, общественнократологической и правовой мысли эти воп­росы нуждаются в дополнительном осмыслении и проработке.

Чичерин говорит и о своем понимании разделения власти на от­дельные отрасли, вытекающие из самого ее назначения. "Эти отрасли суть власть законодательная, судебная и правительственная. Первая представляет отношение власти к закону, вторая — к свободе, третья — к государственной цели. Последнюю можно разделить на две: на власть военную и административную, из которых первая имеет в виду безопас­ность, а вторая — благоустройство. В совокупности они представляют полное осуществление государственных целей, а с тем вместе и идеи го­сударства"**.

Чичерин касается многих злободневных проблем своего времени, приобретающих сейчас растущую теоретическую и практическую ак­туальность. Так, отстаивая идеи земства и самоуправления, он писал:

"Истинный дух земских учреждений есть дух самоуправления, то есть заведования своими собственными делами на основании своих собствен­ных решений. Это начало прилагается прежде всего к уездам как основ­ным земским единицам, а затем и к губернии как воздвигающейся над ними высшей единице, призванной восполнять, а не регулировать и рег­ламентировать деятельность первых. Только признание этого начала может обеспечить согласное действие земства и открыть ему широкую будущность"***. Дело здесь не только в том, что в конце XX века в Рос­сии сторонником земства выступает А. И. Солженицын, но и в том, что следует глубоко осмыслить весьма своеобразную, типично русскую земскую практику.

Заслуживает внимания и то, что Чичерин, только коснувшись в 60е годы проблемы средних классов, в 1900 году заявлял: "Естествен­ные вожатые демократии суть средние классы, в которых достаток со­единяется с образованием и трудом. И тут различаются классы средних землевладельцев, средних капиталистов и затем многочисленные так * Чичерин Б. Н. Вопросы политики. М., 1904. С. 82—84.

** Чичерин Б. Н. Философия права. С. 321.

*** Чичерин Б. Н. Вопросы политики. С. 129.

называемые либеральные профессии, техники, ученые, художники, ме­дики, адвокаты, составляющие умственное зерно средних классов. Из них выходит умственная аристократия, и они являются главным двига­телем демократического прогресса. При правильном развитии общест­венных элементов эти профессии составляют источник более или ме­нее значительных доходов, а потому здесь достаток соединяется с обра­зованием"*.

Следует отметить, что, уделяя большое внимание вопросу развития образования и считая утопией возможность получения одинакового вы­сшего образования для представителей разных классов в условиях мате­риального неравенства, Чичерин связывал этот вопрос и с демократи­ей: "Если же образование по необходимости распределяется в общест­ве неравномерно, то очевидно, что руководящею частью должна быть самая образованная часть, то есть зажиточные классы. Поэтому демо­кратия никогда не может быть идеалом человеческого общежития. Она дает преобладание наименее образованной части общества"**. В этой связи Чичерин ставил под сомнение возможность народовластия, утвер­ждая, что "народовластие есть идеал без приложения"***. Видимо, ина­че мыслитель, симпатизировавший монархизму, думать не мог. На ред­ких книгах Чичерина, имевшихся лишь в некоторых библиотеках, в свое время стояли штампики "на руки не выдавать" или "погашено". Для того чтобы понять, почему это происходило, надо знать, как Чиче­рин относился к марксизму и что писал о К. Марксе.

Отношение Чичерина к марксизму было откровенно отрицатель­ным. Обращаясь к оценке взглядов К. Маркса в пятой части своей "Ис­тории политических учений", он посвятил ему более 70 страниц текста. Характеристика Маркса, идущая вслед за суждениями о взглядах Лассаля, начинается таким пассажем: "Ни по силе ума, ни по таланту, ни по разнообразию сведений, ни по философскому смыслу он не может срав­няться с Лассалем, но он сделал то, о чем Лассаль только мечтал: он дал теоретическое построение социальной утопии"****. Завершается этот раздел еще более резким выпадом: "Влияние Маркса в современном мире представляет, можно сказать, самый колоссальный пример чело­веческой глупости, какой встречается в истории мысли"*****.

Приходится сожалеть, что вместе с ограждением от "хулы" марк­сизма отечественный читатель оказался отторгнут от очень многих ра­зумных взглядов и раздумий Чичерина. Именно поэтому мы и решили привлечь внимание ко взглядам и кратологическим суждениям такого фундаментального исследователя, как Чичерин.

Наконец, еще раз подчеркнем, как глубоко оценивал власть на ру­беже веков Б. Н. Чичерин. Власть, по его словам, призвана "охранять закон и сдерживать свободу. Она составляет центральное звено всяко­го общественного порядка; это — владычествующий в нем элемент. По самой природе вещей власть может быть вверена только физическому лицу или лицам, но эти физические лица являются представителями об­щества как целого, владычествующего над отдельными особями. Выра­ботанное правом понятие об юридическом лице находит здесь полное и, * Чичерин Б. Н. Философия права. С. 279—280.

**Тамже. С. 276.

*** Там же. С. 317.

**** Чичерин Б. Н. История политической мысли. Ч. 5. С. 155.

***** Там же. С. 227.

притом, необходимое приложение. Оно составляет юридическое выра­жение идеи союза как целого, господствующего над частями. Но имен­но потому, что власть вверяется физическому лицу, как представителю общества, оно должно употреблять ее не в виду частных своих интере­сов, а в интересах целого"*.

У нас нет возможности столь же подробно излагать характеристи­ки идей других наших отечественных мыслителей. Но надо постоянно иметь в виду, что российская кратологическая мысль имеет очень осно­вательную базу, и это, несомненно, будет показано многими другими авторами.

Характерно, что к проблематике власти обращались очень многие исследователи второй половины XIX — начала XX века. Это связано с развитием философской, исторической и правовой науки, становлени­ем и развитием социологии, распространением марксистского учения и стремлением его представителей и сторонников занять соответствую­щее достойное место и вытеснить другие социальные взгляды.

Эволюция кратологической мысли, хотя она так и не именовалась, во многом сопровождала процессы развития прежде всего правовой и социологической мысли, ибо власть является характернейшим элемен­том и признаком собственно человеческого общества, а государствен­ная власть, как власть верховная, находит отражение и закрепление в праве (государственном праве).

С XIX века в России все более заметно проявляется взаимодействие общественнократологической мысли с зарубежной (мировой) мыслью. Это выражается в значительно растущем числе контактов российских и зарубежных ученых, выездов россиян в Европу, изданий и переизданий трудов зарубежных ученых в России.

С полным основанием известный российский ученыйсоциолог Н. И. Кареев (1850—1931) счел необходимым специально выделить группу таких русских юристовсоциологов, как В. И. Сергеевич, С. А. Муромцев, М. М. Ковалевский, Н. М. Коркунов, Б. Н. Чичерин, В. М. Хвостов, Е. В. Спекторский, Е. И. Гальперин, Г. Ф. Шершеневич, Н. А. Гредескул, П. И. Новгородцев, Б. А. Кистяковский, Л. И. Петражицкий. Если Кареев отмечал у этих ученых интерес к обществу, со­циологии, экономике, то для нас важно еще и то, что почти каждый из них проявлял внимание к проблематике власти и внес полезный вклад в оформление российской кратологической мысли. Более того, в рассма­триваемый нами период именно в связи с основными этапами становле­ния и развития социологической мысли в России происходит и заметное,; восхождение кратологической мысли. К Применительно к социологии ныне принято выделять:

Первый этап — 1860—1890 годы. Как и на Западе, социология в России возникла в лоне позитивистской доктрины.

Второй этап — 1890—1900 годы. Для этого этапа характерна ост­рая критика позитивистской методологии. Ведущей социологической школой становится неокантианство (Б. А. Кистяковский, 1868—1920, Л. И. Петражицкий, 1867—1931, П. И. Новгородцев, 1866—1924 и др.). Представители старых школ (Н. И. Кареев, М. М. Ковалевский и др.) во многом уточняют свои позиции. Утверждается экономический матери­ализм (или марксистская социология), причем в двух вариантах: ортодо­ксальный марксизм (Г. В. Плеханов, В. И. УльяновЛенин) и неортодоксальный * Чичерин Б. Н. Философия права. С. 229—230.

В. Ф. Халипов "легальный" марксизм (П. Б. Струве, 1870—1944, Н. А. Бер­дяев, 1874—1948, С. Н. Булгаков, 1871—1944, М. И. ТуганБарановский, 1865—1919), весьма близкий с точки зрения методологии к нео­кантианству.

Третий этап в развитии русской социологии — начало XX века — был насильственно прерван в 1922 году установками РКП(б) и проле­тарской власти*. Именно в такой хронологической последовательности шло и восхо­ждение российской кратологической мысли, обогащавшейся перевода­ми зарубежных авторов. В эти годы вопросы теории власти получили освещение и развитие в трудах философов, правоведов, социологов.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.