WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 69 |

Вправе ли мы ожидать тщательного изучения проблем власти в трудах Ленина? Конечно, вправе. Писал ли Ленин о власти? Да, писал. Указатель свидетельствует, что о диктатуре буржуазии и пролетариата он высказывался тысячи раз, о демократии — множество раз, о бюро­кратии — около 400 раз**.

Но ведь он говорил и непосредственно о власти, ее разновидностях, и о Советской власти, хотя и меньше, чем о названных выше явлениях и понятиях. Имеется ли в указателе понятие власти? Нет. В указателе нет рубрики "Власть", нет рубрики "Государственная власть", нет руб­рики "Советская власть", нет и модного в советскую пору понятия "По­литическая власть". И неудивительно, что, кроме "бюрократии" и "де­мократии", нет вообще никаких других "кратий" (а ведь их в русском языке более полусотни). Автору данной книги, подготовившему кратологический словарь "Власть", нетрудно назвать до 1000 понятий, прямо связанных со сло­вом "власть", а вот в указателе к главному собранию политических про­изведений в СССР понятию и явлению "власть" места не нашлось.

Можно ли было в таких условиях ожидать внимания к теории вла­сти, разработки "науки о власти"? Конечно же нет.

То, что это не случайность, подтверждает и второй по значимости источник советских времен — состоящий из трех частей "Предмет­ный указатель ко второму изданию Сочинений К. Маркса и Ф. Эн­гельса"***. В этом указателе появляются две небольшие рубрики:

"Власть законодательная и исполнительная" и "Государственная власть"****.

Если "власть" как феномен в предметных указателях к произведе­ниям К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина не пользовалась должным вниманием, да и в самом марксизмеленинизме ее заслоняла диктатура пролетариата, то разве можно было рассчитывать на глубокую, кон­цептуально продуманную, всестороннюю науку о власти? * Справочный том к Полному собранию сочинений В. И. Ленина. Ч. 1. М.:

Политиздат, 1969. С. III—IV.

** См. там же. С. 136—143, 125—133, 63—65.

*** Предметный указатель ко второму изданию Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса (1—39 тома). Ч. 1. А—М. М.: Политиздат, 1978. Ч. 2. Н—Я. М.: По­литиздат, 1978 (40—50 тома). М.: Политиздат, **** См. там же. Ч. 1. С. 94, 141; Ч. 2. С. 38, 57—58.

И еще одно обстоятельство надо иметь в виду — это то, что марк­сизм трактовался как имеющий три источника (немецкая классическая Философия, английская политэкономия и французский утопический социализм) и три составные части (философия, политэкономия и науч­ный коммунизм). Здесь тоже дело не доходило до адекватного феноме­ну власти разговора. И при всей важности хотя бы политэкономии, ма­териального производства, собственности во всех ее видах, рынка вполне можно утверждать, что власть как реальный многоплановый феномен не только стоит в одном ряду с экономикой, но и нередко ею управляет.

Казалось бы, фантастически выглядит прорыв идей К. Маркса, ф. Энгельса, В. И. Ленина к умам, сознанию и деяниям сотен миллионов людей на всей планете в целом ряде поколений. Но жизнь показывает, что всетаки не за ними закрепляет история роли своих первых лиц.

Или, скажем, не так уж и давно в СССР миллионам людей внуша­лась мысль о том, что идеи и дела Н. С. Хрущева (в пору его правления), или Л. И. Брежнева (в пору его правления), или М. С. Горбачева (в по­ру его правления) войдут на века в благодарную память народов. Но прошло совсем немного времени, и каждый из названных руководите­лей КПСС уже получил свое место на страницах летописи истории.

Науке пришлось пройти через ленинский, сталинский и постсталин­ский периоды, чтобы наконецто начать осмысливать явление власти, и прежде всего государственной власти, в России до 1917 года, в Совет­ской России и Советском Союзе.

В России первые обстоятельные работы о сути, особенностях, роли и многообразии форм власти начали появляться после взлета кратологической мысли в конце XIX — начале XX века, потом лишь в конце 80—х годов XX века, а затем уже после 1991 года. Это была пора, ко­гда начинало осмысливаться явление тоталитаризма в годы Советской власти и влияние этой власти на процессы экономической, социальной, политической, духовной и научной жизни.

Здесь можно выделить по крайней мере три группы книг.



I. Первая серьезная попытка осмысления феномена власти в последние годы Советской власти.

Назовем следующие издания: Ф. Бурлацкий, В, Мушинский "Народ и власть" (М., 1986); А. П. Бутенко "Власть народа посредством самого народа" (М., 1988); В. М. Карельский "Власть. Демократия. Перестрой­ка" (М., 1990); С. А. Никольский "Власть и земля" (М., 1990); Ю. Фео­фанов "Бремя власти" (М., 1990) и др.

II. Первые теоретические труды, посвященные становлению науки о власти.

В их числе: "Философия власти". Под ред. В. В. Ильина (М., 1993);

М. И. Колесникова, В. Ф. Борзунов "Социология власти" (М., 1994);

В. ф. Халипов "Власть. Основы кратологии" (М., 1995); В. И. Ефимов "Власть в России" (М., 1996); В. Ф. Халипов "Введение в науку о власти" (М., 1996); "Россия: власть и выборы" (М., 1996); В. Ф. Халипов "Власть. Кратологический словарь" (М., 1997) и др.

III. Публикации, посвященные осмыслению прошлого власти в СССР, ее проявлениям в разных сферах жизни, в том числе и негатив­ным воздействиям на ключевые области жизни, науки, искусства.

В числе книг такого рода: Е. И. Чазов "Здоровье и власть. Воспо­минания "кремлевского врача" (М., 1992); В. Сойфер "Власть и наука. История разгрома генетики в СССР" (М., 1993); А. Богданова "Музыка и власть (постсталинский период)" (М., 1995); Ф. Д. Бобков "КГБ и власть" (М., 1995); "Социология и власть. Документы и материалы. 1953—1968". Под ред. Л. Н. Москвичева (М., 1997) и др.

Есть основания считать, что все такого рода издания убедительно свидетельствуют о становлении в России системы знаний о власти. Это тем более важно, что сам феномен власти рассматривается многопланово, все более полно и доказательно.

К проблемам власти и ее различных проявлений обращаются уче­ные, деятели литературы и искусства, а также многие лица, оказавшие­ся волей судеб на руководящих постах.

Не случайно, например, М. Петрачев в "Независимой газете" 29 но­ября 1997 года опубликовал статью "Партия власти в России — это "Союз писателей" с подзаголовком "Страсть к сочинению книг компен­сирует профессиональные неудачи политиков всех властей". Автор от­мечает, что эту тягу российских политиков к писательскому труду под­метил еще на заре века Максим Горький. Троцкому и Тухачевскому пи­сательские откровения стоили жизни. В период застоя предвестниками будущего литературного потока на Олимпе власти стали мемуары Хру­щева, Жукова и Брежнева. Затем в литературную нишу ринулась пер­вая когорта оставшихся не у дел прорабов перестройки. Писателями от политики стали: Александр Яковлев, Михаил Горбачев, Егор Лигачев, Валентин Павлов, Вадим Бакатин и многие другие бывшие партийные лидеры. Газета называет и ряд других имен*.

Для нас существенно иное: сегодня и книжный рынок, и библиоте­ки основательно насыщены литературой о властной практике конца XX века. А если учесть, что весьма значителен и поток литературы это­го рода за рубежом, то сейчас как раз подошел тот момент в развитии науки, когда есть все необходимые и достаточные основания для того, чтобы начать развивать поистине новое серьезное и перспективное на­правление — науку о власти (кратологию). Более того, это не просто одна область знания, это — целая группа областей, целая система наук.

А если ставить вопрос в более широком плане, то не пора ли в ги­гантском здании современной науки наводить порядок по существу — заново выстраивать систему естественных, технических и обществен­ных наук во всем обилии их областей и отраслей, осмысливать и смело развивать новые области знания, переконструировать существующие, уводить с первых ролей конкретных лиц, как не оправдавших надежд и т. д.? А в нашем случае разве не стоит поставить структуру наук с голо­вы на ноги: власти — свое (первое место), а политике — свое (последу­ющее место)? Приведем еще и такой современный аргумент. Когда в системе ву­зовского преподавания в 1991/92 учебном году надо было удержать гу­манитарные науки, то свою роль сыграло и оперативное введение пре­подавания политологии. К сожалению, с течением времени по мере деполитизации жизни и в связи с неумелым преподаванием политоло­гии к ней стал падать интерес, и ныне, согласно данным Центра социо­логических исследований Госкомвуза, "наибольшее неприятие опро­шенных студентов (даже у "чистых" гуманитариев) вызывает курс по­литологии"**.





* См.: Независимая газета. 1997. 29 нояб. С. 8.

** Высшая школа в зеркале социологии. Вып. 1. Тенденции развития рос­сийской высшей школы. Ярославль, 1997. С. 154.

Ученые, проводившие исследования в октябре 1996 года и опро­сившие в 40 вузах России 2000 студентов, пришли к неутешительному выводу: тот факт, что лишь 35,6% студентов считают для себя полез­ным изучение политологии, свидетельствует прежде всего "о неспо­собности коллективов многих кафедр политологии, сформированных из бывших преподавателей истории КПСС и научного коммунизма, полностью освободиться от прежних мировоззренческих и идеологи­ческих догм, кардинальным образом переосмыслить происходящие общественнополитические процессы и соответственно перестроить свои учебные курсы"*.

Видимо, сказывается и доставшееся от былых времен излишнее усердие педагогов в ненужных рассуждениях о политике и политизации, в пропаганде надоевшей молодежи сугубо политической проблематики вместо активного привлечения внимания к вопросам государственной жизни и государственной власти, к сугубо конституционной проблема­тике и необходимости введения жизни не в так называемое политиче­ское русло, а в русло конституционное, государственное. Именно такой подход отвечает установкам нынешнего законодательства на пребыва­ние вне политики широкого круга государственных служащих (в том числе военнослужащих).

Подведем итоги анализа, проведенного в данной главе.

Власть в ее различных видах и формах с давних пор, со времен воз­никновения на заре цивилизации представлений о жизни человека и об­щества, пользуется все возрастающим вниманием. К ее осмыслению и истолкованию обращались многие выдающиеся умы человечества и многие правители разных времен и народов.

К нашим дням накоплен достаточный материал для обдуманного, квалифицированного, нацеленного на перспективу построения системы знаний о власти, точнее — системы наук о власти. Такова главная цель этой книги. Теперь мы приступаем непосредственно к систематизации знаний, относящихся к сфере власти.

* Высшая школа в зеркале социологии. Вып. 1. Тенденции развития рос­сийской высшей школы. С. 154—155.

Глава III СОДЕРЖАНИЕ КРАТОЛОГИИ И ВОЗМОЖНОСТЬ ЕЕ СИСТЕМНОГО ОСМЫСЛЕНИЯ И ПОСТРОЕНИЯ Кратология имеет дело с властью, многообразием ее явлений, ее за­конами, с чрезвычайно сложной, своеобразной и часто очень динамич­ной и напряженной властной деятельностью. Перед кратологией не­объятный мир — власть во всех ее видах, формах и проявлениях и во всех слагаемых этой области знания и деятельности.

Определившись в общем принципиальном плане по главному воп­росу о необходимости формирования, конституирования науки о власти как одной из важнейших современных гуманитарных наук и выяснив суть интернационального названия такой науки — кратологии, следует с теоретикометодологических позиций более основательно и всесто­ронне обрисовать и оценить рассматриваемую науку.

Мы не можем не видеть необходимости поистине универсального подхода к власти — подхода всеохватывающего, интегрального, комп­лексного, системного. Более того, в связи с исключительным богатст­вом содержания и многообразием проявлений такого феномена, как власть, надлежит поставить и рассмотреть вопрос о целой совокупно­сти, целом комплексе, обширной семье наук о власти и системе этих на­ук. И лишь дав исходное общее решение этого вопроса, мы получим право посвятить очередные главы монографии анализу и освещению органично связанных друг с другом относительно самостоятельных об­ластей и отраслей знаний о власти, составляющих единый общий комп­лекс, общую систему наук о власти — кратологию.

Именно такой подход и позволит не собирать эту науку по кусоч­кам, не увлекаться пестрой мозаикой отрывочных сведений из отдель­ных наук, а добротно и как бы заново, с позиций нашего времени стро­ить единое общее здание кратологии и достойно размещать его рядом с правом, историей, социологией, философией, экономикой, политологией, культурологией, психологией в едином ансамбле необходимых и по­лезных людям наук.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.