WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 69 |

Как видим, такого рода областей знания о власти может появиться много: протократология, гиперкратология, мегакратология, максикратология, мультикратология, суперкратология, поликратология, мезократология, микрократология.

В конце концов ни теоретически, ни практически не исключена воз­можность постановки вопроса даже об антикратологии, паракратологии, квазикратологии, псевдократологии. Понятно, что это уже подхо­ды на грани науки и околонаучных представлений. Однако в сфере, на­пример, публицистики по властной проблематике найти место упомянутым понятиям вполне возможно. Дело лишь во времени.

Продолжая характеристику возможных модификаций кратологии, отметим еще одну область — паракротологию (от греч. para — возле, вне).

* См., напр.: Андреева Г. М. О соотношении микро и макросоциологии // Вопросы философии. 1970. № 7; Современная западная социология: Словарь. М.: Политиздат, 1990. С. 169—170.

** См., напр.: Пиндайк Р., Рубинфельд Д. Микроэкономика: Сокр. пер. с англ. М.: Экономика: Дело, 1992.

*** Проблематика предвласти освещается Д. И. Выдриным в его книге "Очерки практической политологии". Киев: Философская и социологическая мысль, 1991.

В ней могут рассматриваться имевшие место во все времена, а во многом придающие властям и борьбе за власть и сегодня таинственный (порой своего рода демонический) характер те или иные загадочные проявления власти, так и не получившие достаточного объяснения в на­уке. Естественно, что можно дискутировать вокруг паранормального в сфере науки и самой власти, приводить доводы "за" и "против", можно спорить, но то, что явления такого рода существуют и требуют с ними считаться, признать приходится.

Рождение парапсихологии в Великобритании датируется 1882 го­дом, однако даже столетия не хватило, чтобы разобраться с ее приро­дой. А в сфере власти всегда ли все понятно? Все ли основательно про­думано, проработано, что связано с установками, настроениями, лично­стными факторами, состояниями психики, подсознательными процессами у власть имущих? Спорная тема паранормальных явлений, надо полагать, будет и далее привлекать внимание в различных облас­тях, и в частности во властной сфере. Как свидетельствуют исследова­тели, за рубежом в области паранормального наблюдается рост публи­каций. В 1965 году в США было опубликовано 130 книг на эти темы, в 1975 году — 1071, а сегодня и считать перестали*. Все это позволяет нам еще и еще раз по праву сказать, что власть достойна внимания не только с точки зрения политологии, правоведения, социологии, но и с позиций своей собственной науки.

Пока мы говорили лишь о целостном видении власти и науки о вла­сти. Но в задачу общей кратологии входит осмысление, анализ, пред­ставление читателю, гражданину, властвующему субъекту всего много­образия областей знаний о власти в основных блоках этой науки, о ко­торых уже шла речь, — в системе базисных, специальных и комплексных наук о власти.

Таково основное содержание того круга вопросов, который следу­ет затрагивать при рассмотрении одной лишь общей кратологии, хотя отметим, что здесь уже участвует и собственно теоретическая кратология.

2. Теоретическая кратология Теоретическая кратология — это ведущая базисная отрасль науки о власти, специализирующаяся на углубленной разработке коренных проблем теории власти**. Она сосредоточивает внимание на изучении основных вопросов понимания власти, ее сферы, сущности, субъекта, объекта, ее признаков, принципов, форм и методов, на выделении типов, видов и проявлений власти, их классификации, на определении их предназначения, проблем их самосохранения, безопасности, возможно­стей выживания, информационного обеспечения и т. д.

Современные работы в области теоретической кратологии имеют, на наш взгляд, и немалое практическое значение. Ее идеи, положения, выводы могут быть интересны и полезны как для практических работников * См.: Орфеев Ю. В., Панченко А. И. Парапсихология: наука или магия? "опросы философии. 1986. № 12. С. 116; Петушков Ю. Парапсихология и конФликтология // Международная жизнь. 1990. № 10. С. 110—113.

*Теоретические отрасли знания выделяются во многих науках (философия, —биология; физика, химия; механика, электротехника, радиотехника и т. д.).

органов власти разных ступеней, так и для изучения властной проблематики студенческой молодежью и обучающимися во всех видах занятий.



Попробуем более детально определить контуры и главные задачи собственно теоретической кратологии.

Явления, термины и понятия, характеризующие теоретическую кратологию, широко используются и в практической кратологии*. В первую очередь для нас важны:

— сфера власти — область распространения той или иной конкрет­ной власти, общее пространство (поле) ее влияния, воздействия, эффе­ктивного управления;

— среда власти — окружающая обстановка, естественные, соци­альноэкономические и политические условия, в которых приходится действовать разнообразным властям, а также совокупность людей, свя­занных с этими условиями, создающих их и действующих в них;

— область власти — характеристика своего рода сферы власти, пределов ее досягаемости, влияния; это понятие происходит от много­значного русского слова "область", восходящего, по свидетельству В. Даля, к старинному слову "обвласть" — великая власть, широкая сила, право и мочь; страна, земля, государство;

— понятия строго научного характера, о которых развернутый раз­говор еще впереди: система власти и структура власти; в этой связи в ха­рактеристиках власти могут возникать суперсистемы и подсистемы, су­перструктуры и инфраструктуры и даже древо власти;

— наконец, существенные для нашей оценки типы, роды и виды власти, о которых подробнее будет сказано в практической кратологии.

После этой общей характеристики перейдем к рассмотрению дру­гих ключевых элементов власти, понимание которых дает теоретиче­ская кратология.

Субъекты власти — обладатели, носители власти, активная дейст­вующая величина в системе власти, от которой исходят влияние, воз­действие, следуют распоряжения, указания. Теоретически интересно и принципиально важно, что в качестве разнообразных субъектов власти выступают и многие лица, персоны, и соответствующие органы, инсти­туты, учреждения. Субъекты власти, рассматриваемые в ином отноше­нии, могут быть и объектами для вышестоящей власти, т. е., как гово­рится, сами под властью ходят.

Объекты власти — лица, явления, предметы, органы, учреждения, предприятия, население, на руководство (управление) которыми, согласно закону или подзаконным актам, а также сложившимся правилам и нормам общежития и даже традициям, направлена деятельность властей различ­ных типов, видов и форм. При характеристике и оценке субъектов власти, их разнообразия принято исходить из того, что у власти может быть не­сколько уровней, возможны ее разные виды и масштабы, те или иные сферы проявления. Различны и сами названия властителей (носителей, обладателей власти), в том числе и на разных этажах властной пирамиды.

В конечном счете все во властной практике взаимосвязано. Все за­висит от человека, создаваемого им общества и его положения в нем, в государстве.

* Во многих видах знания теоретическая и практическая области науки рас­сматриваются совместно. См., напр.: Р. Ф. Матвеев. Теоретическая и практиче­ская политология. М.: РОССПЭН, 1993.

Многое зависит и от положения в обществе объектов власти — больших групп людей, слоев, классов, из рядов которых выходят, инте­ресы которых представляют и которым порой противостоят сами субъ­екты власти — правители и властители.

Непосредственным субъектом власти обычно выступают те люди, которые концентрируют в своих руках огромное влияние и доверие, финансовое могущество, мощные рычаги воздействия на других людей, управления ими, контроля за их настроениями, мнениями и поведением. Это, например, монархи в их различных ипостасях (цари, короли, импе­раторы, султаны, шахи), а в нашей недавней практике — генсеки. В де­мократически организованном обществе — это президенты или колле­ктивные главы государств (президиумы, советы, а порой дуумвираты, триумвираты).

Реальный предел мечтаний для нормальных людей — конституци­онноправовое регулирование властных полномочий такого рода лиц, определение круга их прав (что трудно) и обязанностей (что еще труд­нее). И разве неудивительно, что в условиях императорской России при царском самодержавии в печати ставились вопросы перехода власти в руки народа? Хорошо известны идеи А. Н. Радищева, взгляды декабри­стов, А. И. Герцена, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского, народо­вольцев, демократов, кадетов, социалдемократов и большевиков. Это далеко не полный перечень сторонников властного переустройства в России.





Большевики, придя к власти в 1917 году, вообще захотели исклю­чить из нашей духовной жизни идеи кадетов (конституционных демо­кратов) — своих соперников и оппонентов. А ведь в рядах российской интеллигенции рождались и получали распространение и поддержку в народе идеи, противостоявшие марксизму. Их удалось фактически уст­ранить из духовной жизни Советской России и Советского Союза. Но они все равно вышли у нас в центр внимания в конце 80—90х годах XX века.

Приведем такие впечатляющие названия трудов по теоретической кратологии, имеющих практическую направленность: Алексеев А. А. "Министерская власть в конституционном государстве" (Харьков, 1910); Гессен В. М. "Теория конституционного государства" (Спб., 1912); Гессен В. М. "Теория правового государства" (Спб., 1912); Градовский А. "Государственное право важнейших европейских держав". Т. I. (Спб., 1886); Кареев Н. И. "Происхождение современного народноправового государства" (Спб., 1908); Ковалевский М. М. "Демократия и ее политическая доктрина" (Спб., 1913. Вып. 1 и 2); Котляревский С. А. "Конституционное государство. Опыт политикоморфологического об­зора" (Спб., 1907); Котляревский С. А. "Власть и право. Проблемы пра­вового государства" (М., 1915); Магазинер Я. М. "Самодержавие наро­да. Опыт социальнополитической конструкции суверенитета" (Спб., 1907).

Разумеется, это лишь часть тех трудов, которые и ныне достойны внимания и которые спустя многие десятилетия после их создания зву­чат очень современно и, как правило, неизвестны читателям.

Если же не стремиться к демократическому регулированию власти, к правовому, конституционному государству, то, как ярко показал весь XX век, неизбежно господствуют произвол, безрассудство, тоталита­ризм и вершит дела неограниченная власть (под любым названием). При этом на одном полюсе в чьихто одних руках сосредоточивается абсолютная власть, а на другом полюсе оказываются все остальные. И это не просто констатация фактов теоретической кратологией, а от­ражение реальных фактов практики властвования.

Наибольшая трудность в сфере власти состоит в контроле власти над людьми и в контроле людей за властью, а самый болезненный дис­баланс — в рассогласовании, нестыковке, жестком противостоянии прав и обязанностей.

Продолжая речь о субъектах власти, надо заметить, что и в миро­вой, и в отечественной практике известны субъектнообъектные власт­ные конгломераты по различным групповым признакам — аппарат­ным, классовым, национальным и т. д. Именно из практики, как ее фи­ксация в теории и ее осмысление, родились те самые "кратии", которые у всех на слуху, — не только демократия, но и бюрократия, партократия, геронтократия, меритократия, охлократия, технократия, теократия и т. д.* В пестром обилии субъектов и объектов власти, в смене их ролей, видимо, не обязательны детальный перечень и характеристика дейст­вующих лиц и героев бесконечного театра власти, чтобы заговорить о ее драмах, комедиях и трагедиях. Существенно и важно, чтобы в самой расстановке сил, в распределении прав, полномочий, обязанностей, от­ветственности субъектов и объектов действовал принцип разумного соответствия, конституционноправового регулирования. Тогда и об­щество, и власть будут устойчивы, стабильны, нерушимы. От этого выиграют и они сами, и управляемые ими люди. А в нормальном обще­стве и власть будет нормальной — законной, теоретически обдуман­ной, оптимально обоснованной, обустроенной, организованной, актив­ной и распорядительной, честной и справедливой. Добрых эпитетов в языке масса; хотелось бы, чтобы у власти и властей их было как можно больше.

Посмотрим же, какими чертами, какими особенностями с позиций теоретической кратологии должна отличаться власть.

Черты власти — это свойства, отличительные особенности вла­сти, различные (в том числе и типичные) у разных властей, на разных этапах и в разных странах. Они могут быть самыми разными. Одни уг­лубляют сущностную, содержательную характеристику власти, позво­ляют разнообразить и детализировать типологию власти. Другие пол­нее обрисовывают желательное состояние власти, ее проявления, раз :

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.