WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 69 |

С половины XIII века до конца XV удельная Русь была под татар­ским игом, и хан Золотой Орды назывался "царем русским", русские княжества были его "улусами" и князья — его "улусниками". "Когда восхотим воевать и повелим собирать рать с улусов наших на службу нашу", — говорил татарский хан. И святой черниговский князь Михаил признал хана царем Божией милостью; он говорил в Орде хану: "Тебе, царь, кланяются, понеже тебе Бог поручил царство". Подвластные "ца­рю русскому" — хану татарскому удельные князья не были независи­мыми, самодержавными государями; они держались татарскою мило­стью. Русские были в подчинении Золотой Орде, и, по рассказу Флетчера, московские государи долго еще должны были исполнять унизительный обряд: каждый год в Кремле, стоя перед ханской лоша­дью, кормить ее овсом из своей шапки.

В конце XV века пала татарская власть, и подчинился Москве Гос­подин Великий Новгород; в Москве начало слагаться царское самодер­жавие; в половине XVI века московский великий князь Иван IV венчал­ся уже на царство. В том же XVI веке на юге, на Дону, возникла каза­чья демократическая республика. На Дон бежали из Московского государства крестьяне и холопы, которым тяжело жилось дома: на До­ну они жили вольно, сами оборонялись от татар, сами решали и все де­ла; у них был общий круг и выборные на кругу атаманы. В Москве го­ворили про казаков, что казаки "балуют", называли их ворами и холо­пами, но ничего с ними не могли поделать. Два века просуществовала донская республика, и только Петру Великому удалось сломить ее. На Днепре, в Малороссии, были свои вольные казаки со своей Запорож­ской сечью; при царе Алексее Михайловиче Малороссия, отпав от Польши, признала своим государем царствующего в Москве государя с его потомством, но сохранила по договору все свои вольности и даже право сноситься с иностранными державами. Но с Петра Великого стали падать вольности малороссийского казачества, а при Екатерине II была разрушена и сама Сечь Запорожская. Победило, в конце концов, московское самодержавие.

Но и в Московском государстве, где выросла и сложилась самодер­жавная царская власть, она сложилась не сразу; нужно было много тру­да и борьбы, чтобы создать царское самодержавие"*.

Отметим в этой связи еще одну любопытную особенность кратологического и грамматического свойства. Русские либеральные юристыгосударствоведы Ф. Ф. Кокошкин и В. М. Гессен обращались в начале XX века, особенно в связи с Манифестом царя Николая I 17 октября 1905 года "Об усовершенствовании государственного порядка", к исто­рии понятия "самодержавие". Оказалось, что она сходна с историей по­нятия "суверенитет" на Западе. "Как суверенитет на Западе первона­чально означал власть независимого государства, так и слово "самодер­жавие" в России, как выяснил еще профессор Ключевский, появилось при освобождении от власти татар и выражало независимость Москов­ского государства (державы. — В. X.) от какойлибо внешней силы. Од­нако со временем оно обрело иной смысл — не собственно независи­мость от внешней власти, а независимость абсолютной монархической власти или неограниченной власти"**.

Хороша "игра слов", не правда ли? И это не словаперевертыши. Это естественная полная трансформация смысла за десятилетия.

Не так ли и в СССР сначала ВКП(б), затем КПСС и генсек вопре­ки установлениям конституции стали вершить верховную власть? В силу подобных причин нужна не просто высшая власть, а нужна и азбука власти, ее незыблемые и незаменимые основы. На такой про­стой азбуке должна строиться и система представлений о власти (и вла­стей разного рода), и сама система власти. Это предмет большого на­зревшего исследования. Будем надеяться, что это дело не столь уж да­лекого будущего.

Но одну проблему надо ставить уже сейчас и попытаться найти до­пущенные здесь просчеты и ошибки. Речь идет о большой полосе Со­ветской власти, ее предыстории и постистории.

«Как известно, марксизм обосновал необходимость диктатуры про­летариата, оценил ее как политическую власть пролетариата и на этой основе резко политизировал всю деятельность по установлению дикта­туры пролетариата (т. е. по захвату государственной власти). Вся после­дующая деятельность партии после прихода к власти в 1917 году была сведена к восхвалению Советской власти, к беспощадной и неограни­ченной критике всех иных видов и типов власти, к полному разрыву с богатым Государственноправовым опытом былых веков. Все своди­лось к политизации жизни в СССР и других странах социализма, к ухо­ду от серьезного рассмотрения вопросов теории и практики власти и усиленному ограждению от какойлибо критики власти коммунистов. Все это обернулось крахом власти, именовавшейся народной, при пол­ном равнодушии и безучастии большинства народа к судьбам этой вла­сти и даже при содействии ее скорому падению.



А начиналось это еще во времена первых шагов деятельности К. Маркса и Ф. Энгельса. Именно в знаменитом "Манифесте Коммунистической * Ковалевский М. М. Из истории государственной власти в России. М., 905. С. 3—6, 19—20.

** Кокошкин Ф. Ф. Русское государственное право. М., 1908. С. 123.

партии" и была выдвинута идея диктатуры пролетариата — формирование пролетариата в класс, ниспровержение господства бур­жуазии, завоевание пролетариатом политической власти.

В издании 1848 года, напечатанном в Лондоне готическим немецким шрифтом, формулировалась мысль: "Eroberung der politi.schen Macht durch das Proletariat"* ("Завоевание политической власти пролетариатом"). За­метим, что die Macht в немецком языке означает: 1) силу, мощь; 2) власть, влияние. Таким образом, вопрос стоял широко — о завоевании политиче­ского влияния, силы, мощи, политической власти. Этот приход к власти мог осуществляться любым (в том числе и неконституционным) путем.

Вместе с тем несколькими страницами ранее в "Манифесте Комму­нистической партии" речь шла о том, что "Die moderne Staatsgewalt ist nur ein AusschluB, der die gemeinschaftlichen Geschafte der ganzen Bourgeoisklasse verwaltet"**. ("Современная государственная власть — это только комитет, который управляет совместными делами всего класса буржуазии".) Из текста видно, что авторы различают понятия политическая власть (die politische Macht) и государственная власть (die Staatsgewalt). Они близки по смыслу, но не идентичны. Более того, они различны по социальному содержанию. Дело в том, что: 1) можно (осо­бенно в многопартийной стране) иметь политическую власть (у себя в партии, во фракции, на конкретном участке), но не обладать государст­венной властью в целом; 2) речь идет не только о завоевании власти (политической) для себя, для рабочего класса, но и об отсутствии жела­ния взять себе, на себя буржуазную (государственную) власть***.

Таким образом, с позиций Манифеста вопрос ставился о власти (ди­ктатуре пролетариата), которая требовала устранения государственной власти буржуазии и утверждения новой государственной власти рабоче­го класса. Данная власть уже разумелась как новая власть нового госу­дарства, "полугосударства", с иными функциями, того государства, ко­торое в перспективе засыпает, умирает и которому на смену придет об­щественное коммунистическое самоуправление.

Однако фактически в то же самое время (конец 1847 года) К. Маркс в противоречии со сказанным отождествляет политическую и государ­ственную власть. В полемике с К. Гейнценом ("Морализирующая кри­тика и критизирующая мораль") К. Маркс пишет: "Итак, перед нами два вида власти: с одной стороны, власть собственности, т. е. собствен­ников, с другой — политическая власть, власть государственная"****. Правда, здесь К. Маркс отмечает: "Другими словами: буржуазия еще не конституировалась политически как класс. Государственная власть еще не превратилась в ее собственную власть"*****.

И еще следует добавить. Встретившись с фактом отождествления К. Марксом политической и государственной власти, один из россий­ских авторов — Ю. А. Дмитриев не только обратил на это внимание, но справедливо заметил, что такой подход в этом вопросе был определяю­щим для многих советских ученыхюристов******.

Однако справедливости ради надо сказать, что не только для юристов * Manifest der Kommunistischen Partei. London, 1848. S. 11.

** Jbid. S. 4.

*** См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2е изд. М., 1955. Т. 4. С. 426.

**** Там же. С. 297.

***** Там же. С. 298.

****** Государство и право. 1994. № 7. С.ЗО.





было свойственно отождествление политической и государствен­ной власти в советские времена, но и сегодня оно продолжается в учеб­никах по политологии.

Автор данной книги в журнале "Власть" в конце 1997 года вынужден был высказаться так: "Разве не нелепость, когда все учебники политоло­гии в России пишутся о политической власти в подражание советскому прошлому, а Конституция России говорит о государственной власти?"*.

Политизация жизни, образования и учебной литературы, конечно, уже не отвечает крупным переменам, происшедшим на бывшем совет­ском пространстве. Но дело, видимо, в том, что с политическими азами былой политической азбукой, не такто просто расставаться.

В самом деле, десятки лет, а точнее, с конца XIX и до конца XX века речь повсеместно шла о политике в наиболее широко цитируемых и обя­зательных к изданию трудах В. И. Ленина (а в 1924—1953 годах — И. В. Сталина), РСДРП(б), РКП(б), ВКП(б), КПСС — независимо от переме­ны аббревиатур, в центре внимания держали вопросы о власти, а всю мощь пропаганды нацеливали на политику, политическую жизнь, поли­тическую деятельность, партийнополитическое просвещение народа во всех слоях, возрастах, учреждениях и регионах. И государственный слу­жащий, и военнослужащий должны были заниматься своим политиче­ским образованием и самообразованием и стоять в центре политики. И конечно, трудно привыкнуть к тому, что новая власть требует теперь от этих категорий лиц совершенно противоположного — стоять вне партий, вне политики. Тем более это трудно, когда одна из профилирующих учебных дисциплин по государственным стандартам, при получении выс­шего профессионального образования и сегодня — политология.

В качестве небольшого экскурса обратимся к трудам В. И. Ленина. Они пронизаны в течение трех десятилетий (1894—1923) вопросами по­литики, политической борьбы, политизацией всех сторон и сфер жизни и деятельности. Немало в них говорится и о власти, но до 1917 года — с обличением власти, а с конца 1917 года — с одобрением и восхвалени­ем Советской власти.

Рассмотрим некоторые крупные рубежи отечественной истории.

Начало века. 1900 год. Декабрь. Газета РСДРП "Искра" № 1. Ста­тья В. И. Ленина "Насущные задачи нашего движения". Главные ориен­тиры: политическая задача, ниспровержение самодержавия, завоевание политической свободы, политика, политическое самосознание, полити­ческая организация. Это насквозь политизированная статья.

к 1917 год. Июль. В сборнике произведений В. И. Ленина, относящих|м к этому времени, центральной темой звучит уже государственная власть во всем многообразии ее тем**.

1918 год. В. И. Ленин публикует написанную в августе—сентябре 1917 года, широко известную работу "Государство и революция", пред­ставляющую собой систематическое изложение марксистского учения о государстве***. У этой работы есть одна особенность, фактически не * Халипов В. Ф. Власть и наука: грядущее качественное обновление в XXI веке//Власть. 1997. № 11. С. 72.

** См.: Ленин В. И. Политическое положение. К лозунгам Уроки революция. М.: Политиздат, 1973. 32 с.

*** См.: Ленин В. И. Государство и революция. Поли. собр. соч. Т. 33. С. 120; Подготовительные материалы к книге "Государство и революция". С. 13—307.

подчеркивавшаяся в прошлые, советские годы. Работу вполне можно оценивать как очень квалифицированное изложение коренных азбуч­ных идей марксизма, его взглядов, относящихся, собственно, к науке о власти. Здесь показаны и суть, и содержание, и виды власти, и отноше­ние партии к власти, ее властные цели, стратегия и методы борьбы за власть и удержание власти и т. д. И если справочный том к произведе­ниям В. И. Ленина не имеет даже рубрики "Власть", то в рассматривае­мом произведении речь идет о государственной, военной, обществен­ной, политической, парламентарной, исполнительной, правительствен­ной, централизованной, материальной, революционной и публичной власти. Одиннадцать видов власти в одной книге*.

Наконец, если обратиться к работам В. И. Ленина конца 1922 — на­чала 1923 года (последние статьи и речи), то в них политическая тема­тика (а тем более властная) отходит на второй план, уступая место на­учным проблемам нэпа и культурных преобразований.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.