WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 69 |

В основе рынка лежит признание людей как товаропроизводите­лей, созидателей ценностей, партнеров в этом производственном про­цессе. Это признание и партнерские отношения регулируются системой общественно одобряемых и значимых норм права, что является делом государственной власти, конституционного законодательства. Выра­ботке и соблюдению этих норм служит правовое государство с его ра­ционально действующими ветвями власти — властью законодательной, исполнительной и судебной.

В обстановке становления цивилизованной экономики и рынка на­до и власть строить поновому, а во многом именно с нее и начинать. В ходе утверждения в обществе системы рынка и рыночных отношений их принципы все полнее пронизывают его вертикальные и горизон­тальные системы. Прежде всего это отражается в структуре власти и особенностях ее устройства. Именно из органичной потребности регу­лировать человеческие отношения системой договоренностей, совокуп­ностью согласованных, признаваемых и соблюдаемых правовых норм берет свое начало идея правового государства.

Давно уже выработанные зарубежной практикой идеи партнерства в отношениях не только на рынке, но и по поводу власти, идеи согласия, консенсуса участников политического и экономического процесса сле­дует признать полезными, перспективными и далеко не исчерпавшими себя, хотя, разумеется, не во всех странах они строго соблюдаются и вы­полняются.

Напротив, культивировавшаяся в бывшем СССР идея так называе­мой революционной законности, демагогическая долголетняя болтовня о власти народа посредством самого народа фактически не только не дали желанных результатов, но и обеднили, перекосили нормальные представления о нормально организованной власти в государстве. В на­шем недавнем прошлом мы имели дело с безраздельной властью одной партии, ее аппарата, генсека и политбюро. Эта власть лишь формально опиралась на положения Конституции СССР и была выведена изпод действенного контроля граждан.

Горький опыт показал расхождение с жизнью наивноутопических представлений о власти в безрыночносоциалистическом общественном организме. Как ни хотелось большевикам утвердить на века безо­говорочное подчинение партийным властям, внедрить приоритет обще­ственных интересов над личными, принудить человека к отказу от сво­ей индивидуальности во имя ложной абсолютизации классовых интересов — все эти нелепости партийногосударственного всевластия лопнули вслед за крахом партийного управления обществом.

В настоящее время предпринимателю, бизнесу, рынку нужна твер­дая, реальная власть в государстве. В ней человек дела, деловые струк­туры видят предпосылку и условие достижения своего успеха. Только плодотворный союз власти и цивилизованного предпринимательства способен внести успокоение, стабильность в наш все еще больной хо­зяйственный организм. И это относится как к России, так и ко многим другим, близким нам по общему прошлому странам, входящим в СНГ (Содружество Независимых Государств), — Украине, Белоруссии, Гру­зии, Армении, Таджикистану, Молдове и др.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что нестабильность власти таит огромный риск для всех, кто хочет действовать, извлекать прибыль, надеяться на свою удачливость. Понятно, что активное взаи­модействие с нашей истерзанной страной таит ныне огромный, а неред­ко и недопустимый коммерческий риск для зарубежных предпринима­телей, заставляя их отворачиваться от нас, свертывать взаимовыгодные связи.

В самом деле, оправдан ли такой риск, если главные наши опасно­сти сейчас на виду у всего мира? В их ряду выделяются прежде всего не до конца устраненная проблематичность контроля за ядерным оружи­ем, незатухающие национальные распри, недопустимая дискредитация армии, появление у обездоленных склонности решать свои проблемы путем бунта, а порой и шараханья в сторону экстремизма. Не будем скрывать возможных бед экологического и медикобиологического ха­рактера, последствий возможных эпидемий и голода в ряде регионов. Вот чего не должна допустить власть. Вот от чего надо уберечь Россию и ближнее зарубежье при переходе к рынку.

Власть и в условиях рынка не может стоять в стороне от регулиру­ющего влияния на трудности жизни, на экономику, на ее ключевые уча­стки, на ее участников. Делать это в современном мире — в условиях деятельности могущественных транснациональных корпораций, в об­становке существования "теневой экономики", мафиозных структур и серьезной экономической дезорганизации во многих странах мира, не исключая России, — делать это очень непросто.



Вот почему в экономике власти, экономикократологической тео­рии на первый план выходят проблемы продуманной долгосрочной эко­номической стратегии государственной власти, ее экономической поли­тики.

Не случайно Конституция Российской Федерации в статье 114 вме­няет правительству в обязанность прежде всего обеспечение проведе­ния в России единой финансовой, кредитной и денежной политики*.

Саморегулирующаяся рыночная экономика, активное предприни­мательство, целеустремленный бизнес сами по себе требуют нового кратологического мышления, обусловливают потребность в переходе к новому состоянию общества и власти, необходимость их соответствия * См.: Конституция Российской Федерации. М.: Юрид. лит., 1993. С. 19. уровню XXI века. При должном внимании общества, его умении обуз­дывать стихию рынка и усмирять алчность запросов бизнеса и мафии, налаживать социальную защиту слабых и бедных можно гораздо эффе­ктивнее и быстрее продвигать вперед общественные дела. Это и рос­сийская, и общемировая проблема.

Власти разных уровней должны научиться правильно понимать роль и возможности рынка и взаимодействовать с предпринимателями, культивировать прогрессивные идеи и заинтересовывать сограждан в предпринимательской деятельности, делать цивилизованными ее прие­мы, цели, структуры. Вместе с тем они должны учитывать и растущие масштабы влияния предпринимателей, неизбежность их серьезных при­тязаний на достойное, а главное, определяющее место в структурах и органах власти, на выражение и защиту их интересов.

Рынок, предпринимательство, бизнес, новая власть — все это внове для граждан России. А новое надо всерьез осваивать и усваивать. Ново­му надо учиться, необходимо глубоко и правильно его понимать. Осо­бенно важно молодым людям своевременно, начиная с семьи, со шко­лы, с вуза, с рабочего места, готовиться к новым условиям жизни. И главное для всех нас— не теряться, не бояться будущего, в том числе и трудного, видеть пути и тенденции развития экономики и власти и по­вышать нашу организованность, цивилизованность, культуру.

6. Культурология власти К числу ведущих профилирующих областей кратологии в общем блоке комплексных областей этой науки, несомненно, относится наби­рающая силу и авторитет культурология власти. Это совокупность междисциплинарных пограничных знаний, питающихся идеями из двух важнейших областей деятельности человека и общества — культуры и власти — и нацеленная на всестороннее культурное развитие и обога­щение власти. Это соединение и взаимообогащение становящихся на ноги перспективных наук — культурологии и кратологии. В этой сфе­ре имеют большие возможности и открывают широкие перспективы такие проблемы, как растущая культура власти (властей), упрочиваю­щая управление разных масштабов, власть культуры (культурократия), взаимодействие и взаимовлияние власти и культуры.

Появление новых изданий и учебных пособий по недавно вошед­шей в нашу жизнь культурологии* и позволяет все глубже и основа­тельнее разрабатывать и собственно культурологию власти. Впро­чем, пока можно вести речь лишь о самых первых шагах этой новой области знания.

*Введение в культурологию: Учеб. пособие для вузов / Рук. авт. кол. и отв. ред. Е. В. Павлов. М.: Владос, 1995. 336 с.; Введение в культурологию: Учеб. пособ.: В 3 ч. / Под общ. ред. В. А. Сапрыкина. М.: МГИЭМ, 1995. Ч. I. 210 с.; Ч. II. 411 с.; Ч. III. 168 с.; Культурология: Учеб. пособ. РостовнаДону: Издво Фе­никс, 1995. 576 с.; Гуревич П. С. Культурология: Учеб. пособ. М.: Знание, 1996. 288 с.; Шульгин В. С., КошманЛ. В., Зезина М. Р. Культура России: IX—XX вв. М.: Простор, 1996. 390 с.; Политическая культура: теория и национальные мо­дели // Гаджиев К. С., Гудименко Д. В., Каменская Г. В. и др. М.: Интерпракс, 1994. 352 с.; Человек и общество (Культурология): Словарьсправочник. Ростов н/Д: Издво Феникс, 1996. 544 с., и др.

Исходное явление и понятие в этой области знаний — "культура". Конечно, речь идет не просто о термине, который несет чрезвычайно большую смысловую нагрузку (один американский социолог нашел для него по меньшей мере 500 значений). Он затрагивает этнологию, социо­логию, историю, изучение явлений культуры, а также и право, и политологию, и кратологию, распространяется на политическую и власт­ную культуру*.





Несмотря на растущую роль в современном мире политической и особенно властной культуры, эта проблема до сих пор не получила об­стоятельной разработки. Как свидетельствует К. С. Гаджиев, среди за­рубежных и российских обществоведов еще нет единого подхода к тра­ктовке как самой категории "политическая культура", так и ее струк­турных компонентов, содержания, функций и т. д. Здесь существует широкий спектр мнений, определений и формулировок. По подсчетам канадского исследователя Г. Патрика, к 1976 году насчитывалось более 40 определений политической культуры. С тех пор число работ по дан­ной проблеме значительно возросло, что привело и к росту количества определений.

Понятие "политическая культура", повидимому, впервые появи­лось в статье американского политолога Г. Алмонда "Сравнительные политические системы" (1956). Во второй половине 60х и 70е годы концепция политической культуры была взята на вооружение такими американскими социологами и политологами, как В. Ки, Р. Маркридс, В. Нойман, Д. Марквик и др. Впоследствии эта концепция получила большую популярность и в других странах и стала одним из важнейших инструментов исследования политических процессов и явлений**.

А теперь попытаемся определить и собственно культурологию вла­сти как область знания.

Культурология власти (от лат. cultura) — область знаний на стыке культурологии и кратологии, обобщающая представления о процессах своего рода окультуривания, углубления цивилизованности власти (вла­стей). Она связана с общими процессами демократизации, гуманизации, усиления правовых начал в жизни современного общества, хотя и иду­щими противоречиво, со сбоями и попятными движениями. Однако, не­смотря ни на что, важнейшей тенденцией развития власти становится рост ее культуры.

Движение вперед, взгляд в завтрашний день — это утверждение и наращивание все более высокого уровня культуры в теории власти, в ее поведении и деятельности. Вместе с тем это и органичное развитие близких, родственных областей — педагогики и психологии власти. Ду­ховная (культурная) сфера и власть уже давно имеют тесные и разно­образные связи, взаимно влияют друг на друга, усиливая, нейтрализуя или ослабляя друг друга.

Конечно, такая общая оценка далеко не передает всего богатства взаимодействий культуры и власти, тем более что надо принимать во внимание как определяющую роль государства по отношению к куль­туре, так и разнообразие самих властей и многообразие взаимодейству­ющих с ними видов культуры.

* См.: 50/50: Опыт словаря нового мышления / Под общ. ред. М. Ферро и Ю. Афанасьева. М.: Прогресс, 1989. С. 232.

** Гаджиев К. С. Политическая наука. М.: Сорос: Междунар. отношения, 1994. С. 334.

Назовем в качестве примера такие власти, как монархическая, фе­деральная, президентская, законодательная, исполнительная, судебная, экономическая, школьная, родительская, власть средств массовой ин­формации и даже мафии и т. д. Это — с одной стороны. А с другой — литература, поэзия, музыка, живопись, образование, наука во всем сво­ем многообразии, архитектура, скульптура и т.д.

Нетрудно вспомнить, каким образом, в какие эпохи взаимодейство­вали властные фигуры и конкретные деятели науки и искусства и как это происходит в наше время, а также легко представить, какие момен­ты усиливали или ослабляли власть. Напомним хотя бы о том, как со­ветская верхушка "вдруг" стала объектом нападок и критики печати, телевидения, деятелей искусства в канун ее краха. Можно подумать и о том, как трудно рассчитывать на полноценную отдачу академической науки в условиях ее недофинансирования и т. д. Вот и рождаются отве­ты на вопрос, почему и как следует взаимодействовать властям и куль­туре. Это — область, так и не получившая по сию пору глубокого все­стороннего освещения и ждущая своих исследований и прогнозов не только в России, но и за рубежом, и не только в историческом, но и в со­временном плане.

В рамках же нашего общего интереса к кратологии еще раз назовем лишь три аспекта: а) культура власти, б) власть и культура и в) власть культуры.

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.