WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 69 |

Кратология – наука о власти

К читателю

Данная монография является самостоятельным иссле­дованием возможности и необходимости, особенностей и последствий систематизации научных знаний и представле­ний о власти как уникальном феномене в жизни человече­ского общества, фактически не находившем до сих пор должного разностороннего и целостного рассмотрения в отечественной и зарубежной науке.

На основе многолетних концептуально продуманных исследований автор излагает систему представлений, поз­воляющую завершить давно назревшее дело: оформить новую область знаний — науку о власти. Предлагается и ее новое, интернационально приемлемое название — кратология (от греческих слов kratos — власть, сила, могуще­ство, победа и logos — учение). При этом показано, что за таким объединяющим названием стоит целый комплекс наук, их совокупность, охватывающая многие области знаний о власти.

Автору представлялось крайне важным объяснить, по­чему до сих пор знания о власти, остро нуждавшиеся в сис­тематизированном изложении в рамках единой целостной, фундаментальной науки, тем не менее были разбросаны по целой группе гуманитарных наук. Такое положение конеч­но же препятствовало оформлению самостоятельной нау­ки о власти, умаляло ее роль и тем самым существенно обедняло как теорию и практику властной деятельности, так и науку вообще.

В монографии показано многообразие субъектов вла­сти, обоснована целостная система знаний о власти (базис­ных, специальных и комплексных наук)..

Субъектами власти выступают народ, различного рода правящие персоны — императоры, цари, князья, эмиры и шахи, президенты, главы государств и правительств, а так­же родители, учителя, руководители разного рода и т. д. Носителями и источниками власти являются государства, партии, банки, церковь, общество, общины, семья, деньги и множество других реально действующих субъектов и фа­кторов в жизни человека и человечества.

Не случайно еще в IV в. до н. э. Аристотель говорил о власти господина и науке о власти господина. В том же ве­ке в Китае в "Книге правителя области Шан" особо под­черкивалась роль власти, а в Индии в "Артхашастре" разъ­яснялось значение специализированной науки — "учения о государственном управлении". Подчеркнем и тот много­значительный факт, что если в IV в. до н. э. в существовав­ших тогда странах (государствах) осознавалась особая роль государственной власти, то о "политической власти" речи не было нигде. И именно к этим временам восходят истоки необходимости переосмысления места и роли власти и по­литики, осознания сути нынешнего чрезмерного, неоправ­данного усердия в многочисленных политологических рас­суждениях о так называемой политической власти и важ­ности внесения существенных поправок в это далеко не безобидное занятие.

Представляемая читателю книга ставит в центр внима­ния собственно власть. Здесь обстоятельно излагается сис­тема знаний о власти, ее разнообразных областях и отрас­лях (общая кратология, теоретическая, практическая, сравнительная, прикладная, функциональная кратология, частные и другие ее виды), история, социология и филосо­фия власти, педагогика, психология власти, логика и этика власти, а также хотя и образно осмысливаемые, но такие содержательные области, как анатомия и антропология власти, геометрия и физика власти, алгебра и география власти, технология власти и т. д. — всего около семидеся­ти областей и отраслей знаний.

Объективно показывается вклад многих отечествен­ных и зарубежных ученых разных веков, затрагивавших эту сферу знаний или подходивших к ней. Оценивается ме­сто и роль кратологии в общей системе современного на­учного знания, ее историческое призвание, интеллектуаль­ная ценность и информационная насыщенность.

В настоящее время многогранный мир власти и много­численных властных явлений описывается в общей слож­ности более чем пятью тысячами терминов и понятий в русском и основных зарубежных языках. Из них около трети понятий образуют ядро кратологической лексики, а в их числе третью часть составляют понятия, ставшие ин­тернациональными, которые широко и активно использу­ются в различных языках (например, конституция, демо­кратия, диктатура, президент, монарх, парламент, депутат, министр, аристократия, бюрократия, охлократия, технократия, политика, монархия, иерархия, тоталитаризм, ли­дер, император, шах, эмир, спикер, мэр, инаугурация, импичмент, регламент, консенсус, реформа, система, кризис, менеджмент, мониторинг и многие другие). Одних наиме­нований первых (властных) лиц в русском языке насчиты­вается около 150, не говоря уже об их предназначении, ро­ли, функциях, полномочиях, правах, качествах.



Книгу отличает не только большой круг теоретиче­ских проблем и их разработка, но и ее деловая, практиче­ская направленность. Она может широко использоваться во властных органах, работниками государственной служ­бы, предпринимателями различных уровней, все более проявляющими интерес к властной сфере, а также педаго­гами высшей школы, аспирантами, студентами, журнали­стами, сотрудниками средств массовой информации.

Весьма показательно, что данная монография может непосредственно способствовать реализации гражданами России их конституционного права участвовать в управле­нии делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Разумеется, монография нуждается в органичном дополнении соответствующими учебными планами, программами, учебниками, хрестоматиями, сло­варями, что позволит успешно способствовать конституированию кратологии как актуальной и перспективной нау­ки. На основе книги может быть предложен курс (спец­курс) кратологии в рамках изучения проблем теории власти, управления, менеджмента и подготовки руководи­телей различного уровня и рангов.

Наконец, необходимо еще раз подчеркнуть, что глав­ную задачу автор видел в том, чтобы активно способство­вать утверждению нового, необходимого для практики на­учного направления, содействовать упрочению и развитию самостоятельной науки о власти, заполнить нишу, достой­ную кратологии. Это особенно важно в условиях, когда процессы эволюции общества, демократизации общест­венной и государственной жизни, возвышения человека, осознания им своих неотъемлемых прав, свобод и обязан­ностей, а также техникотехнологические и информацион­ные прорывы рушат былые бастионы уникумов — власти­телей, превращают и рано или поздно превратят сферу власти в дело всего народа, всех граждан страны и людей планеты в целом.

Обилие материала, воззрений и идей не позволяет сра­зу выстроить безупречную структуру кратологического знания, обозреть весь обширный массив властной практи­ки, отобрать наилучшие аргументы, факты, доказательст­ва, доводы, указать оптимальные пути, решения проблем, разработать убедительные прогнозы. Это дело многих ученых и практиков, дело, требующее подлинного творче­ства, высокого профессионализма, дело трудное и слож­ное. Но откладывать его дальше, выжидать и сомневаться уже нельзя.

Выражаю искреннюю благодарность за постоянную помощь в работе своей супруге Валентине Михайловне, дочери — профессору Елене Вячеславовне, внуку Вяче­славу. Моя сердечная признательность президенту Россий­ской Академии естественных наук академику О. Л. Кузне­цову и главному ученому секретарю РАЕН академику В. Г. Тыминскому, а также петербургским ученым — про­фессорам Л. И. Селезневу, М. А. Василику и А. В. Клюеву за деловые советы и творческое содействие при работе над исследуемой темой.

Глава I КРАТОЛОГИЯ КАК НАУКА И ОБЩАЯ СИСТЕМА ЗНАНИЙ О ВЛАСТИ В жизни и науке всегда рано или поздно приходит пора очередного назревшего шага. Он может оказаться гигантским, величественным или обычным, внешне не очень и приметным, но нужным. Ныне к та­кому шагу и рубежу (а его весомость, роль и последствия будут оцене­ны уже вскоре) мы практически подошли. И как ни странно, как ни уди­вительно, сфера такого шага очень важна и заметна — это власть.

1. Необходимость самостоятельной науки о власти Сегодня нужно сконцентрировать, упорядочить, привести в науч­ную систему знания о власти и сделать их достоянием наших современ­ников во имя более организованной, культурной, цивилизованной, обес­печенной и, как мечталось многим, лучшей, счастливой и свободной жизни.

В самом деле, задумаемся.

Власть существует издавна во множестве видов, проявлений и моди­фикаций. Властителей было множество в прошлом и есть в настоящем. Претендентов на эти роли всегда было много и будет еще больше. О власти, властях и правителях написана масса книг, статей, драм, коме­дий, трагедий. Создаются конституции, издаются законы, указы, поста­новления, принимаются декларации, заключаются договоры, провоз­глашаются манифесты, программы и т. д.





Однако собственно самой науки о власти, как таковой, самостоя­тельной современной науки со своей собственной системой представле­ний, понятий, отраслей знаний пока еще всетаки нет. Даже наука о по­литике, которая вошла в нашу жизнь лишь в конце 80х годов, не может заменить науку о власти. Политика, будучи производной от власти, яв­ляясь ее функцией, характеризуя основные направления деятельности власти, конечно же вправе иметь собственную науку. Но не дело науки о политике (политологии) заслонять и принижать науку о власти. Каж­дому — свое. И если всерьез говорить о соотношении и соподчинении областей знаний, то политологию следует расценить как составную часть кратологии, сопутствующую ей, исходящую из ее идей и пред­ставлений.

В свое время немецкий социолог Макс Вебер (1864—1920) в работе "Политика как призвание и профессия" (1919) писал: "Что мы понимаем под политикой? Это понятие имеет чрезвычайно широкий смысл и охватывает все виды деятельности по самостоятельному руководству. Говорят о валютной политике банков, о дисконтной политике Импер­ского банка, о политике профсоюза во время забастовки; можно гово­рить о школьной политике городской или сельской общины, о полити­ке правления, руководящего корпорацией, наконец, даже о политике умной жены, которая стремится управлять своим мужем"*.

М. Вебер допускал, что "...политика, судя по всему, означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распре­деление власти, будь то между государствами или внутри государст­ва между группами людей, которые оно в себе заключает"**. "Кто занимается политикой, тот стремится к власти: либо к власти как средству, подчиненному другим целям (идеальным и эгоистическим), либо к власти "ради нее самой", чтобы наслаждаться чувством, кото­рое она дает"***. Вебер также отмечал, что "главное средство поли­тики—насилие"****..

Таким образом, политика — дело серьезное, и заниматься ею нуж­но обязательно. Она связана и с властью. Но политике — свое, а власти— свое.

Санктпетербургские ученые В. Д. Виноградов и Н. А. Головин, представляя читателю свою книгу "Политическая социология", пишут:

"В учебном пособии сделана попытка представить политическую со­циологию как науку, которую интересует взаимовлияние, взаимодейст­вие индивидуумов, социальных общностей, политических институтов по поводу возникновения, распределения и функционирования власти.

Цели своей авторы достигают. В главе III "Власть, ее носители и функции в обществе" они интересно и содержательно характеризуют власть. Но почему же при столь активном, заинтересованном подходе не сделать еще одного шага вперед — прямо поставить вопрос о необ­ходимости самостоятельной науки о власти? А не ставится и не решается этот вопрос среди прочих причин еще и потому, что слишком глубоко внедрили нам в сознание в советские времена преклонение перед собственно политикой — политикой пар­тии, перед политической жизнью, политической системой общества. Эти установки, в свою очередь, позволяли выпячивать роль политики и отводить внимание от власти, прежде всего от государственной власти, скрывать такое фактически недемократическое явление, когда реаль­ная власть была сосредоточена не в органах государства, не в органах самой Советской власти, а находилась в руках партии, ее Политбюро.

Теперь же пришло наконец время делать главный упор на власть, и прежде всего власть конституционную, государственную, и науку о вла­сти. Каждому, кто подошел к пониманию роли и значения власти, пора сделать этот назревший шаг вперед.

В "Энциклопедическом социологическом словаре" в статье "Власть" Л. С. Мамут обоснованно отмечает: "Пристальное изучение * Вебер М. Избр. произв. / Пер. с нем. М.: Прогресс, 1990. С. 644.

** Там же. С. 646.

*** Там же.

**** Там же. С. 697.

***** Виноградов В. Д., Головин Н. А. Политическая социология: Учеб. пособ. СП б.: Издво СПбУ, 1997. С. 3—*.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.