WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 69 |

Весь этот перечень полномочий, прав, ответственности субъектов прямо выходит в сферу конституционного (государственного) права и практической кратологии, реальной полноты прав, их объема, масшта­бов, возможностей. В свою очередь, здесь появляется и соответствую­щий лексикон. Например, полная власть — конечно, это не просто важ­ная характеристика состояния власти, наличия и исчерпанности ее прав и полномочий, но и существенная констатация исчерпывающей широ­ты и пределов, объемов и влияния власти в сфере ее распределения.

Отношение людей, законопослушных и даже непослушных граж­дан или подданных, задействованных во властных структурах, к носите­лям и обладателям власти чрезвычайно многопланово, но основные проявления этого отношения посвоему устоялись и получили опреде­ленную квалификацию. Конечно, они учитывают и феномен разделе­ния властей, и наделенность властью соответствующих уровней, эшело­нов во властной структуре. К числу проявлений такого рода относятся следующие явления и понятия.

Почитание властей — глубокое уважение к властям, находящее проявление в особых знаках внимания, послушания, исполнительности.

Зависимость — подчиненность другим, чужой воле, чужой власти при отсутствии или резком ограничении своей самостоятельности, сво­боды.

Лояльность к властям — поведение в рамках законности, формаль­ноблагожелательного отношения к власти и ее представителям. Спектр такого рода лояльности исторически необычайно широк, ибо включает отношение и к национальным и иностранным властям, и к властям республиканским, демократическим и монархическим, и к вла­стям различных эшелонов правящих структур.

В общем блоке отношений к властям и рядом с ними соседствуют и объективно установленные законом определенные условия восприятия той или иной власти, реагирования на нее. В этой области имеет место и такое явление, как неподвластность — независимость от данной вла­сти, неподведомственность, выпадение из поля ее влияния (юрисдик­ции). Среди проявлений иных отношений — неподчинение (бунтарст­во), игнорирование властей, противодействие властям и т. д. В них мо­гут отражаться варианты поведения граждан, физических и юридических лиц.

Как видим, проблематика практической кратологии чрезвычайно широка и находится в тесной связи с теорией власти. Главное состоит в том, чтобы власть правила разумно, успешно, твердо и по закону.

Как отмечает профессор Калифорнийского университета, вицепрезидент Международной социологической ассоциации Н. Смелзер, для понимания политического устройства необходимо знать, что озна­чают понятия "власть", "сила" и "господство". Он характеризует их, опираясь, в частности, на суждения М. Вебера и Т. Парсонса: "Можно утверждать, что власть — основа политики. Социологи, исследующие политическую жизнь общества, должны серьезно разбираться в суще­стве природы власти. Макс Вебер, разработавший многие социологиче­ские понятия, ввел некоторые основные положения политической со­циологии. Он предложил одно из наиболее известных определений вла­сти: это "возможность для одного деятеля в данных социальных условиях проводить собственную волю даже вопреки сопротивлению". Такое определение применимо к отношениям между двумя партиями. Подразумевается, что одна из них осуществляет власть над другой. Власть может быть основана на применении силы, связана с занимае­мой политической должностью, унаследованным авторитетом или ав­торитетом статуса, как, скажем, власть родителей над несовершенно­летними детьми, и с многими другими факторами. Что представляет со­бой власть, когда речь идет о более крупных группах, например общностях и обществах? Талкотт Парсонс характеризует ее как "спо­собность общества мобилизовать свои ресурсы ради достижения поста­вленных целей". Еще власть можно определить как "способность при­нимать решения и добиваться их обязательного выполнения". Парсонс сравнивает власть с деньгами, поскольку она также "один из видов ресурсов. Кроме того, власть — это действенность системы, способность принимать законы, поддерживать порядок, защищать общество от врагов* Смелзер далее пишет: "Независимо от определения власти необхо­димо проводить различие между властью и силой. Сила — применение физического воздействия, чтобы навязать свою волю другим. Это бо­лее узкое понятие, чем власть, поскольку власть может осуществляться без применения силы. Тем не менее люди часто склонны уравнивать си­лу и власть"**.



В заключение, анализируя мир власти в рамках практической кратологии и делая упор на оценку многочисленных ее аспектов, проявле­ний, характеристик, следует указать, что у понятия власти имеется не­мало синонимов, аналогов. Что представляют собой некоторые из них? Властительство — господство, повелевание в формах, свойствен­ных абсолютной власти.

Владычество — господство, полная власть, обладание и управление (в отношении власти, сана, звания, территории).

Властвование — владение, управление в значении действия; господствование.

Господство — подавляющее, преобладающее влияние, обладание всей полнотой власти над кемлибо.

Влияние — суть действия власти, ее авторитета; действие, воздейст­вие, оказываемое кемлибо, чемлибо на коголибо, чтолибо, напри­мер историческим лицом на других людей и общественные процессы. Мощь — могущество, сила, властное воздействие. Покровительство — 1) защита, заступничество, оказываемое комунибудь; 2) поощрение какойнибудь деятельности, благоприятное отно­шение со стороны властей.

В этой связи обратим внимание и на подчинение — 1) нахождение в зависимости от коголибо; повиновение комунибудь; 2) обращение ко­голибо в зависимость от когонибудь; понуждение действовать сооб­разно чемунибудь.

Отметим и поклонение — восторженное почитание, отношение с почтением к комулибо, чемулибо.

Приведенный перечень, разумеется, неполон, и мы не стремимся исчерпать его. Здесь, как и в других местах книги, нам хочется еще раз привлечь внимание к тому, что в сфере власти мы имеем дело с поисти­не необозримым поприщем человеческой деятельности, требующей го­раздо более глубокой специальной научной разработки, чем это было до сих пор в отечественной и мировой практике.

Что же касается собственно практической кратологии, то в ней все­гда в центре внимания будет стоять искусство власти, т. е. высокая сте­пень мастерства властителей и властных органов.

Необходимость проявления искусства во властной деятельности обусловлена своеобразием этой сферы, требующей от лиц, организа­ций (органов и т. д.) умения продумывать, вырабатывать, проводить в жизнь определенную линию поведения, курс, политику, предполагаю­щие высокую степень совершенства влияния на людей, народы, госу­дарства с целью достижения нужных результатов.

Искусство власти включает многообразие форм, приемов, спосо­бов, средств властной деятельности, способность в рамках закона к маневрированию * Смелзер Н. Социология / Пер. с англ. М.: Феникс, 1994. С. 524—525.

** Там же. С. 525—526.

соглашениям, компромиссам, а также к уступкам, дав­лению, расчету, проявлению хитрости, уклончивости, соблюдению сво­ей выгоды и т. д.

В процессе становления многопартийности, большого разброса ин­тересов и установок различных сил, в ходе политической борьбы, овла­дения навыками парламентской деятельности особое значение приоб­ретает овладение политической культурой и искусством властвования. Поэтому всегда будет ценимо мастерство власти — высокая степень искусства в выполнении властных функций и обязанностей.

Однако у искусства и мастерства власти всегда будут и нежелатель­ные спутники. Их сопровождают:

— властомания, или, говоря иначе, кратомания — разновидность мании: сильное влечение, пристрастие к власти; болезненное психоло­гическое состояние с сосредоточением сознания и чувств на идее властеобладания и властвования;

— властолюбие — страсть к властному господству и безграничная любовь к распоряжению властью, любовь к самому себе в мундирах власти и с обладанием широким кругом прав, полномочий, а в связи с этим и благ, и льгот, и привилегий.

Практика свидетельствует, что навсегда сохранится пирамида власти, а на ее вершине, на острие — первое лицо (властитель, монарх, пре­зидент, глава государства). А лица рядом с ним или даже он сам будут являть собой такую неискоренимую историческую фигуру, как власто­любец— человек, безмерно любящий властвовать, начальствовать, ни­кому не желающий подчиняться и не думающий ни к кому прислуши­ваться.

Очень важное значение в теоретической и практической кратоло­гии имеет проблема разделения властей*.





Это властноправовая теория и практика, согласно которой власть понимается не как единое целое, а как совокупность различных функ­ций (законодательной, исполнительной, судебной), осуществляемых не­зависимыми друг от друга органами. Идея разделения властей высказывалась еще античными учеными (Платон, Аристотель и др.), затем Дж. Локком, развита Ш. Монтескье и другими мыслителями.

Монтескье писал в своем труде "О духе законов" (1748): "Полити­ческая свобода имеет место лишь при умеренных правлениях. Однако... она бывает в них лишь тогда, когда там не злоупотребляют властью. Это известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, по­ка не достигнет положенного ему предела...

Чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга... Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет... Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной... Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти..."** *См.: Барабашев А. М. Теория разделения властей: становление, развитие, применение. Томск, 1988; Разделение властей: история и современность. М.:

Юрид. колледж МГУ, 1996.

** Монтескье. Избр. произв. М., 1955. С. 289—290.

Идеи разделения власти в той или иной мере нашли впервые рас­пространение и воплощение при создании буржуазнодемократических политических режимов как в Европе, так и в США*.

Принцип разделения властей, являющийся важным принципом де­мократии, отражен в конституционных актах Великой французской революции**. Он был использован и во многих других конституциях***.

В России этот принцип был положен в основу преобразований, осу­ществлявшихся в ходе реформ 1864 года. Судебная власть отделялась от законодательной, исполнительной, административной****. Ныне этот принцип отражен и закреплен в Конституции Российской Федера­ции. Статья 10 гласит: "Государственная власть в Российской Федера­ции осуществляется на основе разделения на законодательную, испол­нительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и су­дебной властей самостоятельны"*****.

С учетом этой сложившейся и оправдавшей себя практики укоре­нился удачный образ треугольника власти — название общей системы, совокупности властей (законодательной, исполнительной и судебной). В тесной связи с этим образом приобрело широкое распространение и понятие "ветвь власти" (в США branch of power) — отдельная отрасль, линия, боковой отросток власти в ее общей системе. В мировой науке и практике различают три ветви власти: законодательную, исполнитель­ную и судебную.

Прежде чем перейти к их характеристике, отметим, что существует и широко употребимое понятие "представительная власть", к которой можно отнести органы законодательной и исполнительной властей. Представительная власть — 1) власть выборная, основанная на пред­ставительстве, выражающем чьилибо интересы, прежде всего на­родные; 2) власть, внушающая почтение своим обликом и манерой общения.

В рамках кратологии, дающей упорядоченные представления о вла­сти, излагающей ее целостную теоретическую систему, мы остановим­ся на общей оценке трех властей.

О законодательной власти нам уже приходилось говорить. Поэтому лишь отметим, что она представляет собой важнейшую систему, звено, ветвь власти. Она охватывает систему тех органов государства, кото­рые принимают законы. Сама же законодательная власть имеет исклю­чительное право издавать нормативные акты, которые после конститу­ции обладают высшей силой, т. е. законы. Этой власти дано решать ключевые государственные дела— принимать бюджет, финансовые за­коны и контролировать действия исполнительной власти — правитель­ства. В тех странах, где существует парламентарная система, установлен * В Конституции США, принятой в 1787 году и состоящей из семи статей, ст. I посвящена законодательной власти, ст. II — исполнительной, ст. Ill — су­дебной (см.: Конституция Соединенных Штатов Америки. М.: ТОО "Иван", 1993. С. 3, 11, 14).

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.