WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 69 |

Обратимся к важной для легитимной власти характеристике неко­торых составных элементов выборной (электоральной) теории и прак­тики, которая, наконец, и в России начинает получать соответствую­щую разработку**.

Прямые выборы —это такой порядок проведения выборов, при ко­тором избиратели прямо и непосредственно избирают депутатов в пред­ставительные органы власти. Главное действующее лицо здесь избира­тель, принимающий участие в выборах и имеющий на это право. Актив­но отслеживается ныне такое явление и понятие, как электорат — совокупность (контингент) избирателей, круг лиц, голосующих на тех или иных выборах за определенную политическую партию, политиче­ских лидеров.

В целом вся эта стадия общественнополитической жизни рассмат­ривается как предвыборная кампания — кампания, предшествующая тем или иным выборам. В случае необходимости — при особом значе­нии и больших масштабах такой кампании — в мировой практике все шире и эффективнее практикуются средства и методы современного политического маркетинга и мониторинга.

Выборная инженерия — вид политической технологии. Она может использоваться и как средство в борьбе за власть. Выборная инженерия * См.: Независимая газета. 1994. 20 июля. С. 3.

** См., напр.: Алексеров Ф. Т., Ортешук П. Выборы. Голосование. Партии. М.: Академия, 1995. 208 с.; Самый короткий путь к власти: Сборник технологий проведения политических выборных кампаний / Под общ. ред. Н. Н. Петропав­ловского. Таганрог: Сфинкс, 1995. 256 с.; Представительная демократия и элек­торальноправовая культура / Под общ. ред. Ю. А. Веденеева и В. В. Смирнова. М.: Издво Весь мир, 1997. 221 с.

представляет собой профессиональное сравнительное исследование си­туации в различных избирательных округах для выработки рекоменда­ций претенденту для повышения его шансов на избрание. Она включа­ет также внимательное изучение избирательного корпуса путем сопос­тавления технологических карт электората по округам, создание имиджа кандидата, партии, поэтапную проработку тактики избиратель­ной кампании и т. д.

Большую роль в современных условиях приобретает и технологи­ческая карта электората — графическое изображение, чертеж терри­тории избирательных округов, где наглядно, доступными средствами (цветом, ретушью) изображается в соответствии с данными социологи­ческого изучения картина симпатий, предпочтений и антипатий избира­телей, выборщиков, отражается динамика реального и прогнозируемо­го отношения избирателей к тем или иным кандидатам.

Однако выборами, как известно, дело теперь не ограничивается. Не только на выборах демократически решаются или должны решаться вопросы судеб власти. В мировой практике, например, в ходу плебисци­ты, в России именуемые референдумами.

Плебисцит (англ. plebiscite, от лат. plebiscitum — решение народа) — в древнем мире это были постановления, принимавшиеся собранием плебеев. Теперь это один из видов всенародного обсуждения, народно­го голосования, референдум.

Референдум (от лат. referendum — то, что должно быть сообще­но, передано) — всенародное голосование с целью выявить подлин­ные настроения народа, общественное мнение для принятия оконча­тельного решения по тому или иному вопросу, жизненно важному для государства.

Сказанное выше относится к проблеме легитимности, законности власти, нелегко, но всетаки утверждающейся в жизни не только Рос­сии, но и всей планеты. А рядом были, есть и будут и околозаконные де­яния. Например, в СССР и в КПСС практиковалась кооптация.

Кооптация (лат. cooptatio — довыборы, дополнительное избрание), или, говоря иначе, недемократическая процедура пополнения состава какогонибудь выборного органа дополнительными людьми, работни­ками без обращения к избирателям, т. е. без вынесения вопроса на их рассмотрение и голосование.

Возрастание роли и значения электората, самих выборных проце­дур вносит существенные коррективы в систему современных пред­ставлений об основах и возможностях реально действующих властей. Это вызывает потребность в умении разумно воспользоваться таким новым участком знаний, как электоральная теория (электоральная кратология).

Далее мы остановимся на конкретных соображениях и выводах, которые формулируют российские исследователи избирательных процессов.

Электоральная культура российского избирателя, уровень знания процедур избирательных кампаний и умение компетентно судить о кан­дидатах, политических силах, их программах не могут быть такими же, как в странах, где демократические выборы проходят на протяжении столетия. Тем не менее начиная с 1989 года наш избиратель многому научился, и сегодня он не похож на наивного простака, а по мере дальней­шего участия в выборах будет накапливать опыт и становиться более компетентным.



Теория обучающегося электората приобрела в последнее время до­вольно много сторонников, прежде всего благодаря работе английских специалистов Р. Роуза и Я. Макаллистер "Избиратели начинают выби­рать: от строго классовых к открытым выборам в Великобритании" (1986). Авторы описывают модель "рассуждающего электората", кото­рый учится с возрастом и принимает решение о голосовании, основыва­ясь на анализе сложной совокупности факторов, меняющихся от выбо­ров к выборам, и соотнося свои социальные и экономические интересы, политические принципы с заявлениями и программами партий и отдель­ных кандидатов, оценкой их реальных действий. Выборы 1995 и 1996 годов дали российскому избирателю ценный опыт, и манипулировать его сознанием с помощью средств массовой информации и изощренных технологий становится все трудней.

Любая учеба, как известно, немыслима без практического овладе­ния соответствующими навыками. В данном случае речь идет не толь­ко о голосовании, но и о других формах участия в избирательной кам­пании. Активен ли наш российский избиратель? В общей сложности 13,7% из числа опрошенных принимали участие в последних избира­тельных кампаниях (помимо голосования). Эти избиратели проявляли следующие виды активности (в %)*:

— собирали подписи для кандидатов партий — 34,7;

— участвовали в предвыборных собраниях, личных встречах по выдвижению кандидатов — 48,9;

— агитировали за кандидата (партию) — 15,1;

— участвовали в работе избирательных комиссий — 29,4;

— принимали непосредственное участие в организации кампании кандидата (партии) — 10,0;

— помогали в сборе средств в поддержку кандидата — 4,7;

—— вносили средства в фонд кандидата — 6,2;

— распространяли агитационный материал, листовки — 19,0.

Каждый седьмой российский избиратель знает избирательный про­цесс "изнутри", включен в него не только как рядовой избиратель, но и как активный участник.

Мужчины в целом больше интересуются выборами, чем женщи­ны, сильнее верят в возможность с их помощью изменить положение дел в стране. Тем не менее женщины несколько активнее принимают участие в сборе подписей в поддержку кандидатов, в агитации по до­мам, в работе избирательных комиссий, в распространении листовок. Зато мужчины активнее посещают собрания, участвуют в организа­ции избирательной кампании, в сборе средств.

Среди возрастных категорий выделяются своей активностью моло­дежь в возрасте 20—29 лет и группа лиц среднего возраста — 40—49 лет. Эта группа опережает другие по участию в собраниях, агитации на дому, вкладу денежных средств в фонд кампании. Категория 50—59 лет уступает большинству почти по всем формам активности участия в ме­роприятиях избирательной кампании. Тем не менее у нее самый высо­кий показатель участия в работе комиссий. Активность группы от 60 лет и старше выше, чем 50—59летних, что объясняется наличием сво­бодного времени, а также желанием заработать на выборах.

* См.: Представительная демократия и электоральноправовая культура. С. 171—173, 175,176.

Активность более образованных избирателей естественна. Эта тенденция наблюдается едва ли не во всех странах.

Весьма существенны различия в формах деятельного участия в избирательной кампании верующих и неверующих. Если неверую­щие чаще собирают подписи, участвуют в собраниях, агитируют по домам, работают в избирательных комиссиях, то верующие предпо­читают менее публичные формы участия. Городские жители в це­лом значительно больше задействованы в избирательной кампа­нии, чем сельские, за исключением участия в сборе подписей и ра­боте избирательных комиссий. На селе вообще отсутствуют формы активности, связанные с финансами. Это вполне объяснимо — село сейчас переживает огромные трудности, свободных денег там про­сто нет.





Интенсивность участия в избирательной кампании людей, придер­живающихся "левых" и "правых" политических взглядов, в целом при­мерно одинакова, но резко различается в отношении конкретных форм. "Левые" активнее в сборе подписей, распространении листовок; "пра­вые" — в участии в работе избирательных комиссий (что, кстати ска­зать, ставит под сомнение утверждение о фальсификации итогов про­шедших выборов в пользу коммунистов), а также в личном вложении средств в кампанию.

Региональные различия выражены очень сильно едва ли не по каж­дой форме участия.

Таблица Активность избирателей в различных формах выборной кампании (в%) Ф о р м ы у ч а с т и я Регион России.

Собирал подписи Участвовал в собраниях Агитировал по домам Участвовал в работе избиркомов Участвовал в оргии изб. Камп.

Помогал в сборе средств Вносил средства в фонд Севернозападный 34. 48. 15. 29. 4. 2. Центральный 39. 80. 14. 28. 12. 3. 6. Поволжье 20. 57. 18. 54. 23. 3. 3. Урал 46. 47. 22. 32. 10. 3. 3. Зап. Сибирь 33. 15. 12. 55. 6. Вост. Сибирь 13. 70. 30. 32. 11. Сев. Кавказ 32. 26. 7. 24. 11. 9. Дальний Восток 31. 26. 17. 14. 7. 9. 2. ВолгоВятский 27. 40. 15. 16. 14. Это свидетельствует о том, что отсутствие единой электоральной культуры в России проявляется прежде всего в региональных различи­ях и создает большие сложности в анализе и прогнозировании поведения российского избирателя. Тем не менее его поведение все больше поддается логическому объяснению, а значит, и предсказуемо.

Электоральное поведение и формирующаяся электоральная куль­тура предопределяют отношение граждан к власти, а их внимательное изучение помогает властям различных уровней, масштабов и регионов успешно строить свою деятельность.

5. Этнократология К специальным областям кратологии следует отнести этнократологию (англ. ethnocratology) — фактически новую в российской и миро­вой практике отрасль науки о власти. Этнократология исследует слож­ные, противоречивые процессы взаимодействия различных этносов, стремящихся к установлению своего влияния на других, нередко к их подчинению, а в идеале — к утверждению равноправного взаимодейст­вия народов и рас, жизненно нуждающихся в интеграции, координации своей деятельности посредством разумного использования возможно­стей власти (властей). В России это предмет особых забот разного рода органов, исследовательских и аналитических центров, обсуждений на самых различных уровнях вплоть до самых высших и многочисленных публикаций и дискуссий.

6. Военная кратология Военная кратология (англ. military cratology) — одна из важных спе­циализированных отраслей кратологии, исследующая место и роль вла­сти, властной деятельности в собственно военной сфере жизни общест­ва — как части всей деятельности по обеспечению безопасности и за­щиты государства. Особое внимание при этом уделяется исследованию характера военных угроз данному государству, деятельности властей по предотвращению войн, военных конфликтов, а при необходимости — поведению власти в военных условиях.

Военная кратология должна исследовать суть, своеобразие и воз­можности использования силовых структур государства, в первую оче­редь министерства обороны, самих армий и флота, их контакты и взаи­модействия с другими структурами, в том числе с военнопромышлен­ным комплексом, а также связи с населением, молодежью страны.

Мировая практика и научная мысль фактически безоговорочно свя­зывают армию и власть, понимая армию как мощное орудие власти.

В советской практике интерпретация шла почти исключительно в ключе "партия и армия". Проблематика армии и власти, т. е. военной кратологии, фактически освещалась в СССР только применительно к буржуазным армиям и к практике так называемого "третьего мира"*. И если в Конституции СССР речь шла о защите Отечества и об армии, то правовому, законодательному оформлению этой стороны жизни общества * См., напр.: Севортян Р. Э. Армия в политическом режиме стран совре­менного Востока. М.: Наука, 1973 (Глава IV "Армия у власти", с. 102—122);

Мирский Г. И. "Третий мир": общество, власть, армия. М.: Наука, 1976 (Глава III "Военные у власти", с. 180—295).

должного внимания не уделялось. Считалось возможным обхо­диться прежде всего решениями съездов КПСС, постановлениями ЦК КПСС, Политбюро и Секретариата ЦК КПСС.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.