WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 69 |

— широчайшая сфера проявления милости, покровительства, но и жестокости власть имущих и угодливости, чинопочитания их окру­жения;

— наконец, нередко это тяжкий крест, невыносимая ноша, бремя, злой рок, проклятье рода человеческого, источник и сфера нечеловече­ских страданий.

Не правда ли, сколь многое здесь названо? А ведь отражено всего лишь самое важное, существенное, и этот перечень можно продолжить, ибо слишком уж объемна сфера многоликой власти, казалось бы, еще до наших дней доверху наполненная триумфами и драмами, надеждами и страданиями, комедиями и трагедиями, ликованием и отчаянием.

По мнению западных политологов, власть проявляет себя через следующие основные признаки и функции:

— принуждение (прямое или косвенное);

— приманивание (подкуп, обещания, посулы);

— блокирование последствии (устройство помех конкуренту в борьбе за власть);

— "создание требований" (искусственное формирование нужд, ко­торые может удовлетворить лишь агент власти, своего рода политиче­ский маркетинг);

— "растяжение сети власти" (включение дополнительных источни­ков зависимости от субъекта власти);

— шантаж (угрозы в настоящем или посулы бед от неподчинения в будущем);

— подсказки (ненавязчивое внедрение в массовое сознание выгод­ных власти установок или предрассудков);

— прямой или косвенный информационный контроль (с помощью предостережений, рекомендаций и т. д.)*.

Все это приводит к выводу, что сегодня необходимо создавать не идеальную схему идеальной власти, а полную научную картину той ре­альной властной практики, с которой люди имеют дело. Придется учиться глубже судить о противоречивой властной сфере с ее величием, великолепием, управляемостью, но и с ее хитростями, маневрами, обма­нами, выкрутасами, грязью, противоречиями, явной и тайной борьбой.

Чем скорее будет создана наука о власти, чем большим вниманием будет пользоваться эта наука, тем более глубоко и всесторонне будут разрабатываться новые представления о власти, ее понятийный аппа­рат, ее воистину неисчерпаемый банк информации. Как справедливо отмечал В. В. Мшвениерадзе, "понятие власти, впрочем, как и смежные с ним понятия авторитета, господства, влияния, силы и т. п., относится к числу тех многомерных категорий социального знания — филосо­фии, политологии, социологии, психологии, политической экономии, этики, права, — которые по мере углубления в их изучение порожда­ют значительно больше вопросов, чем позволяют дать на них одно­значные ответы"**.

Все более осмысленное, обстоятельное и углубляющееся в суть изучение явлений мира власти необходимо для того, чтобы поставить знания о власти на пользу человеку. О систематизации этих знаний речь пойдет в последующих главах. Но чтобы сейчас дать хотя бы общее представление об этой области человеческой деятельности и науки, на­зовем явления и понятия, рождаемые практикой власти и используемые в качестве фундамента системы знаний о власти.

Существуют различные типы, виды, сферы проявления власти (го­сударственная, общественная, экономическая, духовная, церковная, во­енная власть, а также власть центра и местная, региональная, личная, родительская, семейная власть и др.).

Имеются различные субъекты, носители, держатели, обладатели власти; масштабы и объемы власти (неограниченная, ограниченная, ло­кальная, личная и т. д.).

Наблюдаются различные модели, модификации, состояния и вари­ации власти (единовластие, двоевластие, многовластие, полновластие, * См.: Выдрин Д. И. Очерки практической политологии. Киев: Философ­ская и социологическая мысль, 1991. С. 8.

** Власть: Очерки современной политической философии Запада / В. В. Мшвениерадзе, И. П. Кравченко, Е. В. Осипова и др. М.: Наука, 1989. С. 10—11.

всевластие, безвластие, комфорт, деформации, кризис, паралич власти и т. п.).

В так называемом правовом государстве определяющее значение имеет принцип разделения властей (законодательная, исполнительная, судебная). Нередко говорят о "четвертой власти" — прессе, средствах массовой информации (СМИ), их воздействии на общественные настро­ения и мнение. При таком подходе можно говорить и о других видах власти, например о власти рынка, влиянии общественного мнения, воз­действии секса и порнографии.



В демократическом государстве главную роль играют устройство и система власти, участие людей в осуществлении власти, сила власти, контроль со стороны власти и контроль граждан за властью. Перспек­тива и идеал здесь — полное народовластие.

К»' Среди тех, кто уделял внимание проблемам теории власти, не толь­ко юристы, но и социологи, философы, экономисты, психологи, педа­гоги и, разумеется, политологи (с начала возникновения политологии), а также специалисты естественных и технических наук. Имен здесь сотни.

Например, представляет интерес классификация определений вла­сти, даваемая польским политологом Е. Вятром. Он различает шесть разновидностей таких определений: 1) бихевиористские (оценивающие власть как особый тип поведения, изменяющий поведение других); 2) телеологические (характеризующие власть как достижение определен­ных целей); 3) инструменталистские (рассматривающие власть как воз­можность использования определенных средств); 4) структуралистские (считающие власть особого рода отношением между управляющим И управляемым); 5) конфликтные (сводящие власть во многом к возмож­ностям принятия решений, регулирующих распределение благ в кон­фликтных ситуациях); 6) определяющие власть как влияние, оказывае­мое на других, когда тот, кому приказывают, обязан повиноваться*.

Дальнейшее познание и осмысление сути и проявлений власти, не­сомненно, приведет к уточнению такого рода классификаций.

Завершая вводящий в тему нашей книги разговор о власти как вы­дающемся феномене в жизни общества, о ее особой значимости и важ­ности упорядочения и классификации имеющихся знаний, подчеркнем необходимость учитывать следующие ключевые моменты в общей на­учной картине власти.

Оценка власти (англ. assessment/raiting of the power) — это четкое и точное определение подлинной цены конкретной власти, ее компетен­ции, эффективности, уровня, достоинств, упущений и перспектив. Вме­сте с тем это и возможная оценка того или иного субъекта или объек­та со стороны самой власти, т. е. высказывание властью, ее представи­телями мнений, суждений о ценности и значении чеголибо, чьейлибо деятельности, качеств, потенций и т. д.

Постоянно в фокусе человеческих суждений и мнений находится це­на власти (англ. price of power) — плата за власть, за ее роль, за ее зна­чение, действие или бездействие, которую платит общество в целом и люди в отдельности своим существованием, своим образом жизни, сво­ей обеспеченностью или необеспеченностью. В особой мере это отно­сится и к таким связанным с властью явлениям, как политика, революции * См.: Вятр Е. Социология политических отношений / Пер. с польск. М.:

Прогресс, 1979. С. 158.

кризисы власти, общественные конфликты, войны, — их все более растущая цена, их зачастую тяжелые последствия.

Специального упоминания заслуживает и ценность власти (англ. value of power) — важность власти как социального института, как по­рождения человеческого ума и практики, как постоянно совершенству­емого института управления, влияния, упорядочения отношений в об­ществе и рычага господства над отдельными людьми, и их группами, и огромными массами людей. И по сей день идеальная и нелегко дости­жимая ценность власти — демократия, народовластие, народоправие в подлинном, истинном смысле этих высоких слов.

Назовем, наконец, и ценности власти (англ. values of power; values for power): 1) явления, предметы, представляющие общественный инте­рес и высоко оцененные населением как создания, порожденные той или иной властью (ее указы и декреты; ее шаги, меры, решения, дейст­вия; материальноовеществленные объекты, сотворенные в годы прав­ления данной власти); 2) вещи, явления, предметы, высоко ценимые са­мой властью. Естественно, что в силу своей роли и возможностей власть, властители или обладают ими, или без большого труда могут иметь их и обладать ими.

И вот теперь, подчеркнув и высокую цену, и безграничную цен­ность власти, вдумаемся, как же власть оказалась вне своей науки. У об­щества, его истории, экономики, политики, культуры, морали, армии, техники и т. д. свои науки есть. У социологии вообще за полторы сотни лет возникло свыше 250 отраслей и областей знания. А у власти пока что своей специализированной науки как не было, так практически еще и нет. И все же мы не сомневаемся, что теперьто, наконец, после на­ших публикаций, она будет.





ГЛАВА II ТРУДНЫЕ ПУТИ СТАНОВЛЕНИЯ КРАТОЛОГИИ Для того чтобы осмысленно подойти к разработке крупной совре­менной научной проблемы — оформлению системы представлений о строении и содержании кратологии, мало сказать только о сегодняш­нем понимании ее роли и значении в жизни человека и общества; надо хотя бы задуматься о том, как шло и продолжается формирование взглядов на власть, знаний о власти, и понять, почему же до сих пор не было, да и сейчас фактически еще нет общепризнанной и крайне необ­ходимой науки о власти.

1. О причинах отсутствия самостоятельной науки о власти в традиционной структуре знаний Поскольку указанным образом вопрос в научном сообществе и в обществе в целом до сих пор вообще не ставился и коллективными уси­лиями не обсуждался, следует, на наш взгляд, высказать вначале общие принципиальные соображения.

Первое. Собственно потребности в науке о власти у общества и у носителей власти не было и нет. К этому могли и могут вести следую­щие причины.

1. Власти былых времен полагали, а порой и доныне полагают, что они и сами все знают, и серьезной потребности в такого рода науке не испытывают. Максимум того, что им требуется, — это круг разумных и вместе с тем угодных советников, обслуживающего персонала и, разу­меется, послушных подвластных.

2. Потребности в этой науке может не быть и в том случае, если нет наработок в такой области знаний, если от нее нет никаких импульсов, не поступает никакой материал и давать и предлагать обществу и вла­стям нечего.

3. Серьезной потребности в такой науке может не быть и тогда, ко­гда она сама хотя и имеет наработки, но своих идей не выдает, делать это боится и не делает, а сферу исследований в данной области считает опасной по их последствиям. Возьмите, к примеру, ситуацию тоталита­ризма, преследований и массовых репрессий. Можно ли было в этих ус­ловиях заикаться о какойлибо науке о власти, помимо угодливых ком­ментариев и восхвалений по адресу высказываний "великого вождя на­родов"? И разве такие времена теперь уже везде и навсегда безвозвратно канули в прошлое? Второе. Потребность в науке о власти самих власть имущих и тех, кто имеет дело с различными проявлениями власти, существует, но раз­витой, разработанной, обоснованной системы знаний о власти все еще нет. А разве не близко к такому положению обстоят дела и сегодня в са­мых разных странах? ' 1. Власть имущие ищут своего рода научных доноров в интересах оптимальной управленческой деятельности, но найти их не могут, ибо пока нет необходимого круга ученых. Они еще не выросли, не сформи­ровались и в нужную сферу не вошли.

2. Власть ищет комплекс научных идей, но они разбросаны, рассре­доточены, воедино не собраны. Поэтому впустую уходят здесь и силы, и средства, и расчеты, и надежды, и годы.

Третье. Идет взаимный процесс: потребность власть имущих в на­уке о власти и тяга науки к власти — состояние, близкое к желанному в демократических условиях. Однако уже становится ясно, что наука о власти и сама власть до сих пор по большей части разлучены, разъеди­нены. Даже названия "наука о власти" и тем более "кратология" факти­чески не знакомы работникам органов государственной власти и рядо­вым гражданам.

Наука о власти в России, по существу, оказывалась ненужной ни в годы царизма, ни в годы после Октябрьской революции. Не очень нуж­дались в ней и власть имущие за рубежом. По всей видимости, не хоте­лось возможных обличений и тем более осуждения односторонности, непрофессионализма, безразличия к судьбам подданных. Не хотелось осмысления людьми властных реалий и протестов против злоупотреб­лений властью, привилегий и незаслуженных благ властителей и их ок­ружения. Мы только в самом общем плане приблизились к ответу на вопрос, почему до сих пор не было самостоятельной науки о власти. Обстоя­тельный, объективный и посвоему исчерпывающий ответ на этот воп­рос можно дать, лишь проанализировав состояние отечественной и ми­ровой науки на разных этапах ее развития. А это требует целого комп­лекса исследований на базе обширного фактического материала. В данной же книге целесообразно показать общие подходы к такого рода анализу.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 69 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.