WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

М и т ч. Нет ли у вас парочки просто дружелюбных? А когда он догадывается, что она не продавщица? Это спрашивает Хич. Сидит в своем огромном кресле и смотрит на меня, как мудрая сова. Я еще ни одной реплики не написал, только рассказал ему, что происходит до этого момента, а он уже искал недостатки. По такому образцу и пойдет вся наша дальнейшая работа. Я буду рассказывать ему, что происходит, а он задавать вопросы, на которые я попытаюсь отвечать, но, главное, я стану их накапливать. Таким образом, Хичкок редактировал сценарий еще до того, как он был написан, и высказывал соображения по поводу развития характеров и комических моментов в первых сценах фильма. Мы знали, что когда птицы начнут нападать, зритель пойдет за нами. Но вот сможем ли мы удержать его внимание, пока будет развиваться роман между шаловливой девушкой и немного старомодным юристом из СанФранциско? Хич с самого начала решил снимать "Птиц" в Северной Калифорнии. "Тень сомнения" он снимал в СантаРозе, так что знал и фермерский край вокруг Петалумы, и небольшой приморский городок БодегаБей. Еще он решил, что СанФранциско изысканный город вполне подходящая "родина" для Девушки. Героиню Грейс Келли (которую я временно окрестил Мелани) он неизменно называл Девушка. Позднее, когда на эту роль пригласят Типпи Хедрен, он и саму актрису станет называть Девушка. Как ни странно, маленькую дочурку Типпи как раз звали Мелани. Я смутно помню, что видел ее както на коктейле, который Типпи устроила в честь Хичкока. Я и не подозревал, что из этой малышки вырастет Мелани Гриффит.

Девушка уже позвонила отцу? Нет еще.

А он знает, что она отправилась в БодегаБей? Нет, не знает.

Тогда она должна ему позвонить. Чтобы он не волновался.

Да, действительно.

Запомни, Эван. Хотя все развивается очень быстро, подобные мелочи зрители заметят, начнут недоумевать и перестанут следить за развитием событий.

Точно так же Хич ставил под сомнение каждый шаг Девушки. Позже в интервью (когда он пытался представить фильм как исполненное скрытых смыслов произведение высокого искусства) он говорил с важным видом, что Девушка олицетворяет самодовольство: "Вообщето говоря, мне кажется, люди слишком самодовольны. Люди вроде Мелани Дэниелс склонны вести себя безответственно, закрывать глаза на серьезные стороны жизни. Они и не подозревают, что все мы на грани катастрофы. Птицы как раз и символизируют эти более важные аспекты жизни".

Это полная чушь, образец выступления истинного шоумена.

Пока мы работали над сценарием, никакого "символизма" и в помине не было. Да, о глубине характеров говорилось, но то, что нашими главными героями оказались совершенно пустые люди, смутило Хича не раньше, чем я представил ему первый вариант сценария. Он интересовался мнением всех, кроме разве что своего парикмахера. Делото, конечно же, в том, что действующие лица грубой комедии попросту лишены глубины. Они лишь представляют противоположные взгляды. Мы пытались рассказать весьма легковесную историю. Ирония в том, что потом ужас как раз и приходит из воздуха. Что до меня, то, помоему, все, что предшествует нападению первой чайки на Мелани, чистейшей воды паутинка.

У Хича был другой подход. Он жаждал респектабельности.

Становясь серьезным В книге "Хичкок: создание репутации", вышедшей через тридцать лет после премьеры "Птиц", Роберт Е.Капсис писал: "Птицы" первый, самый амбициозный и самый дорогой проект, за который взялся режиссер, чтобы заставить критиков изменить мнение о себе".

Если бы я только знал это тогда.

Становясь респектабельным Однажды я спросил, почему он пригласил именно меня.

В ответ услышал: "Я считаю, что обязан знать, что делается в мире, Эван".

Понятия не имею, что он имел в виду.

Позже он говорил журналистам: "Хантер был неидеальным сценаристом. Но оглядываешься кругом, выбираешь себе автора и надеешься на лучшее".

Я подозреваю, что он пригласил меня, чтобы я "раскрыл" рассказ Дю Морье, то есть проделал то же самое, что с картиной "В одиннадцать часов". Я подозреваю, что, ознакомившись с "Новеллами 87 района", он увидел во мне человека, умеющего создавать саспенс. Мне никогда и в голову не приходило, что он пригласил меня, потому что я написал "Джунгли классной доски". Книга удостоилась высокой оценки серьезной критики. С точки зрения Хича, я был респектабельным.



Скажите об этом моим детям.

Колечки из косточек персика В августе 1961 года, то есть за месяц до того, как я засел за работу над "Птицами", моему старшему сыну Теду исполнилось одиннадцать лет. Близняшкам Марку и Ричарду было по девять. Брентвуд был для них олицетворением города. Сам я родился и вырос в НьюЙорке, знал жизнь его улиц, еще в детстве научился делать колечки из косточек персика. Нужно потереть косточку о тротуар, пока она не станет плоской с обеих сторон. Таким же способом сгладить острые углы. Острым ножом вырезать серединку. Вот вам и колечко! В Брентвуде тротуаров не было. Я учил ребят делать колечки на бетонном подъезде к нашему гаражу. По соседству жил весьма дорогой адвокат по делам шоубизнеса. Его звали Гарольд Беркович. Через дорогу жил сценарист. Когда дети в своей новой школе сказали, что я пишу сценарий для Хичкока, никто не удивился. Чего же удивляться, если жена Берта Ланкастера в этой школе была президентом ассоциации учителей и родителей.

Глубина характеров Работа шла.

День за днем я рассказывал Хичу то, что мы придумывали.

Теперь я понимаю, что с самого начала мне не нравился персонаж Мелани Дэниелс. Я бы предпочел, чтобы моей героиней была перепуганная школьная учительница. Даже учительница, уцелевшая в образе Энни Хейуорт, мне не нравилась. Сюзанн Плешетт попыталась спасти этот персонаж, но толком так ничего и не получилось ни в наших обсуждениях, ни на бумаге, ни в фильме.

То, что Хич одел эту красивую женщину, как жену бакалейщика, плохо подобрал освещение и снимал в самых невыгодных ракурсах, тоже не помогло. Как только нас с Сюзанн представили друг другу, она сказала: "Блондинку он оденет в норковую шубку, а меня в домашний халат". Я сразу же полюбил ее.

На ранних стадиях обсуждения мы с Хичем пытались както объяснить, почему человек в возрасте Митча Бреннера все еще живет с матерью и маленькой сестренкой. Он у нас занимался криминальной юриспруденцией в СанФранциско, а на уикэнды ездил в БодегаБей, что для молодого холостяка несколько странно. На долю Энни выпала тяжкая задача обрисовать собственническое отношение матери к сыну в доверительной беседе с Мелани, которой на данном этапе фильма, похоже, больше угрожала Лидия Бреннер, чем птицы.

По мере развития сценария серьезную разработку характеров мы решили давать уже после первых нападений птиц, будто желая сказать: "Все, ребята, игры закончены". Нам придется иметь дело не только с разбушевавшимися птицами, но и с овдовевшей женщиной, мертвой хваткой вцепившейся в своего сына. Джессика Тенди играла мать, как олень, ослепленный фарами грузовика. Это одна из немногих неудачных работ в ее карьере. В частности, я написал для Энни такую реплику: "Лидия не боится лишиться сына. Она боится только, как бы ее не бросили". Глядя на миссис Тенди, передвигавшуюся, как во сне, я подумал, что ее и в самом деле бросили. Бросил сценарист, и бросил режиссер. Но Хичу эта реплика нравилась. Позже из нее получилась ужасная сцена, в которой Лидия изливала душу нашей героине.

Когда я впервые высказал идею о том, что грубая комедия должна перерасти в кошмар, Хичу следовало бы сказать, что это самая плохая мысль, которую он когдалибо слышал. А вместо этого мы весело ринулись вперед, пытаясь превратить простую историю апокалиптического кошмара, предлагаемую повестью, в прилизанную историю о двух неправдоподобных влюбленных, оказавшихся в еще более неправдоподобной ситуации, когда на людей напали птицы.

Проблема с нашей историей была в том, что в ней не было ничего реального. В действительности птицы не нападают на людей, а девушки не покупают попугайчиков, чтобы потом просто ради шутки прокатиться шестьдесят миль. Хич купил права экранизации странной повести о том, как на простых людей напали самые безобидные создания. Потом он пригласил писателяреалиста из НьюЙорка, чтобы тот превратил этих людей в зализанных красавчиков, которых сам Хич предпочитал видеть на экране, в Кэри Грантов и Грейс Келли. Даже если бы сценарий и сработал (а он не сработал), Типпи Хедрен и Род Тейлор не были Грейс Келли и Кэри Грантом. Но Хич не желал смотреть правде в глаза.

Прямо ей в лицо Помню, как утром я рассказывал Хичу сцену, происходящую ближе к концу фильма, когда Мелани отправляется на чердак выяснить, что там за странные звуки, и на нее нападает целое полчище птиц. Я еще раньше спросил Хича, насколько свободно я могу себя чувствовать в сценах нападения птиц. Он сказал, что я могу писать все, что мне заблагорассудится, а он уже будет думать о том, как перенести это на экран. Предпоследнее нападение птиц я представлял себе так: на чердаке разные птицы, начиная с совы, которая из темноты смотрит на Мелани, а потом расправляет свои огромные крылья и бросается прямо в лицо героини.





Тут у нас будут самые разные птицы, говорил я. Орлы, ястребы, совы, вороны, чайки, маленькие пташки, большие птицы, короче, все, Хич! Вот тутто мы понимаем, что дело не в том, что несколько зябликов забрались в каминную трубу или чайки напали на заправочную станцию. Здесь все проклятое птичье население, которое решилось соединить усилия и уничтожить род человеческий! Хич смотрел на меня невыразительным взглядом, к которому я позднее привык.

А почему она идет на чердак? спросил он.

Потому что слышит там какието звуки.

Голоса птиц? Нет. Чтото падает или капает, или шуршит. Вообщето это штукатурка, но она не знает, что это такое. Вот она и идет посмотреть.

Почему она не разбудила Митча? Она попыталась, но не смогла. Он спит, как убитый.

Насколько я понял, говорит Хич, мы только что вернулись из ресторана, который опустошили чайки, только что пережили нападение на дом, во время которого Митч пытался отогнать птиц от окон и дверей, и вот теперь Мелани слышит странные звуки и идет выяснять, в чем дело. Она что, слабоумная? Нууу, тяну я.

Не беспокойся. Мы решим проблему. Пусть она все проверит и убедится, что все в порядке. И вот тогдато на нее нападут.

Мелани во весь рост.

Идет по дому. Проверяет. Останавливается в прихожей, водит лучом фонарика по мебели, придвинутой к входной двери. Все вроде бы в порядке. Она идет в кухню, снова проверяет дверь, потом наводит луч на забаррикадированные окна. Удовлетворившись, идет по коридору мимо спален. Открывает дверь в первую спальню, входит, приближается к окнам, осматривает их. Все в порядке. Снова выходит в коридор. Проверяет вторую спальню, выходит.

Мелани во весь рост.

Забирается по лестнице на чердак. Останавливается перед первой дверью наверху, открывает ее, заходит, осматривает окна. Ничего необычного. Выходит в коридор, проходит во вторую спальню, подходит к окнам. Они заделаны досками. Она уже направляется к двери, как вдруг останавливается.

Крупный план Мелани.

Смотрит.

Крупный план пол.

Кучка штукатурки.

Средний план Мелани.

Поднимает фонарик к потолку.

Крупный план потолок.

Большая дыра, через которую видно освещенное луной небо.

Крупный план Мелани.

Отводит глаза от потолка с выражением решимости на лице. Вдруг ее глаза широко раскрываются.

Крупный план сова.

Сидит в темноте и смотрит на Мелани.

Вот как выглядит сцена в окончательном варианте сценария. Который я уже почти готов написать.

Обед с Хичем Обед на кухне у Элмы и Хича считался исключительным событием. Когда наши обсуждения подошли к концу, Хич между делом спросил, не хотели бы мы с Анитой присоединиться к ним с Элмой и отобедать в субботу вечером. "Только мы вчетвером, сказал он. На кухне".

Мы приехали в семь тридцать, и Хич представил нас Элме, на которой был женат с декабря 1926 года. В октябре 1961 года их браку было почти столько же лет, сколько мне самому. Когда они познакомились, Элма была неплохим монтажером. Потом она работала над многими его фильмами. Маленькая живая женщина, она вечно хлопотала, сама похожая на птичку, теплая, сердечная и приветливая. Хич поинтересовался, что бы нам хотелось выпить. Анита пить не любила. Хич с гордостью повел нас осматривать свой винный погреб. Анита спокойно взяла с полки какуюто бутылку и повернула, чтобы прочитать наклейку. Хич потерял дар речи. "Анита, сказал он. Ты понимаешь, что ты только что сделала?" Очень терпеливо он стал объяснять, что если поворачивать бутылку, то с осадком произойдет тото и тото. Его речь была обращена к Аните, и я мало что понял.

Убеждая Пегги Я последовал за Хичем в кабинет Пегги Робертсон.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.