WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 108 | 109 || 111 | 112 |   ...   | 140 |

Дегидроэпиандростеронсульфат (ДГЭАС) в сыворотке Таблица 9.10. Содержание ДГЭАС в сыворотке в норме Возраст Пол Уровень ДГЭАС м кг/мл мкмоль/л Новорожденные 1,73, 4,49, 1 мес—5 лет Мужской Женский 0,010,41 0,050, 0,031,1 0,11, 6—9 лет Мужской Женский 0,0251,45 0,0251, 0,073,9 0,073, 10—11 лет Мужской Женский 0,151,15 0,152, 0,43,1 0,47, 1217 лет Мужской Женский 0,205,55 0,205, 0,515,0 0,515, Взрослые: 19—30 лет 3150 лет 51—60 лет старше 61 года Мужской » » » 1,266,19 0,594,52 0,204,13 0,102, 3,416,7 1,612,2 0,511,1 0,37, 1930 лет 3150 лет Период беременности Предклимактерический период Постклимактерический период Женский » » » 0,297,91 0,123,79 0,21,2 0,83,9 0,10, 0,821,1 0,810,2 0,53,1 2,110,1 0,321, ДГЭАС синтезируется в надпочечниках (95 %) и яичниках (5 %), выделяется с мочой и составляет основную фракцию 17кетостероидов. Определение его концентрации в крови позволяет отказаться от определения в моче 17кетостероидов. Уровень ДГЭАС понижается у новорожденных во время первых трех недель жизни, в дальнейшем он повышается с 6летнего возраста до 13 лет, достигая уровня взрослых. Появлению типичных признаков по­ловой зрелости предшествует повышение активности надпочечников, отражающееся на уровне ДГЭАС.

Низкий уровень ДГЭАС в крови обнаруживают при задержке полового со­зревания.

Обратное явление наблюдается при преждевременном половом созревании. Начи­ная с момента полового созревания и до 45—50 лет уровень ДГЭАС в крови остается неиз­менным, а затем постепенно понижается. В репродуктивной эндокринологии его определе­ние в крови используют главным образом для того, чтобы отдифференцировать происхожде­ние андрогенов. Высокое содержание ДГЭАС говорит об их надпочечниковом происхожде­нии, низкое — об их происхождении из семенников.

Вирилизирующие опухоли коры надпочечников — андростеромы — продуцируют избы­точное количество мужских половых гормонов — андрогенов. При лабораторных исследова­ниях у таких больных в крови выявляют значительно повышенный уровень ДГЭАС и тес­тостерона, экскреция 17КС с мочой увеличена.

17аГидроксипрогестерон (17ОНР) в сыворотке (тест на адреногенитальный синдром) 17ОНР является стероидом, предшественником кортизола, обладающим натрийуретическими свойствами. Гормон вырабатывается в надпочечниках, яичниках, яичках и плаценте. 17ОНР в результате гидроксилирования превращается в кортизол. Содержание 17агидроксипрогестерона в сыворотке в норме приведено в табл. 9.11.

Таблица 9.11. Содержание 17агидроксипрогестерона в сыворотке в норме Возраст 17ОНР, нг/мл Дети, пубертатный возраст:

мальчики 0,10, девочки 0,20, Женщины:

фолликулиновая фаза 0,21, лютеиновая фаза 1,04, постменопауза <0, Определение 17ОНР в крови играет ведущую роль в диагностике адреногенитального синдрома, который сопровождается гиперпродукцией корой надпочечников гормонов одной группы и снижением секреции другой. В основе адреногенитального синдрома (АГС) лежит наследственный дефицит различных ферментов, участвующих в биосинтезе стероидных гор­монов. Различают несколько форм АГС, клинические проявления которых зависят от дефи­цита конкретного фермента: 21гидроксилазы, 11ргидроксилазы, 3роксидегидрогеназы, P450SCC (20,22десполаза), 17гидроксилазы. Общим для всех форм АГС является нарушение синтеза кортизола, регулирующего секрецию АКТГ по принципу механизма обратной связи.

Снижение содержания кортизола в крови способствует усиленному выделению перед­ней долей гипофиза АКТГ, что ведет к гиперфункции надпочечников, ее гиперплазии и уве­личению секреции стероидных предшественников, из которых синтезируются андрогены. Однако большое количество андрогенов не в состоянии по принципу обратной связи умень­шить выделение гипофизом АКТГ. В результате в коре надпочечников накапливается избы­точное количество 17агидроксипрогестерона как изза недостаточного его превращения в кортизол, так и вследствие усиленного его образования.

Наиболее часто (80—95 % всех случаев) обнаруживают недостаточность 21гидроксила­зы, которая необходима для превращения 17агидроксипрогестерона в 11дезоксикортизол и далее в кортизол. У каждой третьей больной с этим типом энзимного дефекта наблюдаются грубые нарушения синтеза кортизола и недостаточный синтез альдостерона [Серов В.Н. и др., 1995]. Клинически это выражается в синдроме потери соли. Организм не способен удер­живать натрий, в результате чего наступают потеря его с мочой, дегидратация, коллапс. Смерть детей обычно наступает в первые недели жизни.



Учитывая тяжесть заболевания АГС, быструю смерть детей при синдроме потери соли, выраженную вирилизацию половых органов у новорожденных с женским генетическим полом, вплоть до регистрации их как мальчиков, и возникающие трудности в дальнейшем лечении, а также психологические проблемы, решающее значение приобретают проблема выявления гетерозиготного носительства мутантного гена и проведение на этой основе пренатальной диагностики состояния плода. У гетерозиготных супругов вероятность рож­дения больного ребенка составляет 25 %.

Пренатальная диагностика основана на определе­нии 17агидроксипрогестерона в амниотической жидкости, так как надпочечники плода начинают функционировать на 3м месяце внутриутробного развития. Постнатальная диаг­ностика основана на определении 17агидроксипрогестерона в крови новорожденного. Высокий уровень 17ОНР в крови или амниотической жидкости свидетельствует о нали­чии у больного АГС.

Менее тяжелая форма недостаточности 21гидроксилазы имеет более поздние клини­ческие проявления — в период полового созревания или позднее. При данной клинической форме заболевания повышение уровня 17агидроксипрогестерона в крови не столь выраже но, как при классической форме, а иногда вообще отсутствует. Однако его уровень резко по­вышается через 60 мин после внутривенного введения 0,25 мг АКТГ.

Важнейшую роль в диагностике АГС, обусловленного дефектом 21гидроксилазы, иг­рают определение 17агидроксипрогестерона, ДГЭАС и тестостерона в крови и экскре­ция 17КС с мочой, которые могут превышать норму в 5—10 раз и более.

Эффективным методом дифференциальной диагностики является проба с дексаметазоном. Перед пробой у больного забирают кровь для определения 17агидроксипрогестерона, а за сутки перед пробой собирают суточную мочу для определения 17КС. Взрослым дают внутрь по 2 мг дексаметазона через каждые 6 ч после еды в течение 48 ч. После окончания приема дексаметазона повторно берут кровь и собирают суточную мочу. При АГС проба положитель­ная — уровень 17агидроксипрогестерона в крови резко падает, а экскреция 17КС с мо­чой снижается более чем на 50 %. При опухолях (андростеромах, арренобластомах) проба отрицательная, содержание гормонов не снижается или уменьшается незначительно.

17Кетостероиды (17КС) в моче Концентрация 17КС в моче в норме:

дети младше 5 лет — 0—1,0 мг/сут, 15—16 лет — 1 — 10 мг/сут;

женщины: 20—40 лет — 5—14 мг/сут.

мужчины: 20—40 лет — 9—17 мг/сут.

После 40 лет происходит постоянное снижение выведения 17КС.

17КС мочи являются метаболитами андрогенов, секретируемых сетчатой зоной коры надпочечников и половыми железами. Лишь незначительная часть 17КС мочи происходит из предшественников глюкокортикоидов (около 10—15 %). Определение 17КС в моче необ­ходимо для оценки обшей функциональной активности коры надпочечников.

Снижение экскреции 17КС с мочой часто (но не всегда) наблюдается при хронической недостаточности коры надпочечников; увеличение содержания 17КС в суточной моче — при андростероме, болезни и синдроме Иценко—Кушинга и при врожденной гиперплазии коры надпочечников [Орлов Е.Н. и др., 1995].

Для диагностики врожденной гиперплазии коры надпочечников важно сочетание повы­шенной экскреции 17КС с увеличением АКТГактивности плазмы и низким или находя­щимся у нижней границы нормы уровнем кортизола в крови и 17ОКС суточной мочи. Роль 17КС в диагностике невелика, поскольку критерии оценки дексаметазоновых тестов выра­ботаны только для 17ОКС суточной мочи и кортизола плазмы крови. Динамическое иссле­дование 17КС не может быть рекомендовано для оценки эффективности медикаментозного лечения болезни Иценко—Кушинга, так как многие препараты, используемые для этой цели, избирательно подавляют синтез глюкокортикоидов, не влияя на величину секреции андрогенов.

Основные заболевания и состояния, при которых может изменяться концентрация 17КС в моче, представлены в табл. 9.12.

Таблица 9.12. Заболевания и состояния, при которых изменяется концентрация 17КС в моче Увеличение концентрации Снижение концентрации Синдром Иценко—Кушинга Адреногенитальный синдром Андрогенпродуцирующие опухоли коры надпочечников Вирилизирующие опухоли коры надпочечников Опухоли яичек Синдром Штейна—Левенталя Аденома и рак надпочечников Синдром эктопической продукции АКТГ Прием анаболических стероидов, производных фенотиазина, мепробомата, пенициллина, производных наперстянки, спиронолактона, кортикотропина, гонадотропина, метирапона, цефалоспоринов, тестостерона Болезнь Адиссона Гипофункция гипофиза Повреждение паренхимы печени Гипопитуитаризм Гипотиреоз Нефроз Кахексия Прием резерпина, производных бензодиазепина, дексаметазона, эстрогенов, пероральных контра­цептивов, кортикостероидов ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ Заболевания щитовидной железы по распространенности занимают второе место среди эндокринных заболеваний после сахарного диабета. Они развиваются в результате измене­ний биосинтеза тиреоидных гормонов, нарушений механизмов регуляции ее функции или нарушений действия гормонов в тканях.





Биосинтез и метаболизм гормонов щитовидной железы Одной из причин нарушения биосинтеза тиреоидных гормонов является недостаток или избыток поступления в организм йода. Для образования тиреоидных гормонов необходимы неорганический йод и аминокислота — тирозин. Ежедневно 30—40 % потребляемого с пищей йода концентрируется в щитовидной железе вместе с йодом, остающимся в организ­ме в результате периферического метаболизма тиреоидных гормонов. Остатки йода выделя­ются с мочой. В организме он находится в форме неорганического йода и белковосвязанной форме. При необходимости повышения концентрации йода в щитовидной железе снабжение им из внеклеточной системы происходит диффузией при участии йодтранспортной системы. Он захватывается щитовидной железой и окисляется в молекулярный йод или йодид, кото­рый соединяется со специфическим белком — тиреоглобулином (ТГ). В свободной форме остается 1—2 % йода [Старкова Н.Т., 1983]. Йод концентрируется в щитовидной железе как в коллоиде фолликулов, так и в эпителиальных клетках.

Протеолитическое расщепление ТГ приводит к освобождению тироксина (Т4) и трийодтиронина (ТЗ), а также выделению йоди­рованных аминокислот — моно и дийодтирозина. Тиреоидные гормоны Т4 и ТЗ в крови обратимо связаны со специфическим белком — тироксинсвязывающим глобулином (ТСГ). Когда содержание тиреоидных гормонов повышается, избыток связывается с другими белка­ми — преальбумином и альбумином. В крови создается равновесие связанных гормонов и небольших количеств свободных гормонов. Белковосвязанные гормоны представляют своего рода депо гормонов, освобождающихся по мере необходимости. Свободные гормоны отвеча­ют за метаболический эффект.

Изменение секреции тиреоидных гормонов и нарушения функции щитовидной железы могут происходить в результате поломки биосинтеза тиреоидных гормонов на различных его этапах: поступления йодидов из крови, окисления его в элементарный йод, включения йода в состав тирозинов с образованием монойодтирозина и дийодтирозина, конденсации моле­кул йодтирозина с образованием Т4 и ТЗ.

Недостаточное или чрезмерное поступление йода может быть причиной заболевания щитовидной железы. Здоровый человек нуждается в ежедневном поступлении примерно 150 мкг йода. Недостаток его в пищевых продуктах является основной причиной возникно­вения эутиреоидного зоба. При недостатке йода снижается синтез Т щитовидной железой, что повышает содержание в крови тиреотропного гормона (ТТГ) по системе обратной связи и приводит к развитию гиперплазии щитовидной железы и образованию зоба. Гиперплазированная щитовидная железа образует больше ТЗ, что клинически проявляется эутиреозом при низком уровне Т4 в крови. Помимо абсолютной недостаточности, не меньшую роль в генезе тиреоидной патологии играют факторы, приводящие к возникновению относитель­ной йодной недостаточности. Такая патология возникает при поражении печени и желудоч­нокишечного тракта, при поступлении в организм йода в форме, затрудняющей его всасы­вание, а также при нарушении процессов превращения йодтирозинов в йодтиронины. Врож­денное отсутствие йодконцентрирующих механизмов в щитовидной железе служит одной из причин развития зоба.

Pages:     | 1 |   ...   | 108 | 109 || 111 | 112 |   ...   | 140 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.