WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 77 |

Неоднократные допросы последних не дали положительных результатов. Они утверждали, что пили с без вести пропавшим водку часов до 23.00–23.30, а после разошлись по домам. При опросе родственники подозреваемых подтвердили, что они действительно около 12 часов ночи были дома. Спустя шесть месяцев после исчезновения П. было проведено полиграфологическое обследование заподозренных.

Так как у специалиста не было сомнений, что П. нет в живых, первый поисковый тест был составлен в следующей форме. (Следует заметить, что на все вопросы поисковых тестов, опрашиваемые отвечали отрицательно.) Тест 1.1. «Как вы считаете, что сделали с трупом П. после убийства?» Оставили на месте убийства? Сожгли? Утопили? Сбросили в силосную яму? Закопали в землю? Достоверная положительная реакция была зафиксирована полиграфом на третий и пятый вопросы, т.е. утоплен и закопан в землю.

Специалисты долго ломали головы над странной загадкой, ибо казалось невероятным одновременное утопление и закапывание в землю. Было известно, что в трехстах метрах от поселка протекала быстрая глубокая река, вырыть на дне которой яму и зарыть труп даже при наличии акваланга было невозможно. В 100 метрах от места совместного распития водки находились рисовые поля, но и там это сделать, не нарушив "картину" посевов риса, также не представлялось возможным. Для уточнения полученной информации было проведено обследование по двум уточняющим тестам, связанным с "водой" и "землей".

Тест 1.2. «Как вы считаете, где был утоплен гражданин П.?» В море? В озере? На рисовом поле? В реке? В колодце? Достоверная положительная реакция на третий вопрос – на рисовом поле.

Тест 1.3. «Как вы считаете, где закопан труп П.?» На берегу моря? (Расстояние от места выпивки около 50 км.) На лесопилке? В районе рисовых полей? В горах? В огороде около дома? Положительная реакция, полученная на полиграфе, – в районе рисовых полей. Таким образом, полиграфные обследования показали, что труп закопан и утоплен. По логике вещей, если сначала труп был закопан, то откапывать его для того, чтобы спрятать, утопив в поле, – действие абсурдное, так как нахождение трупа на рисовом поле могло привести к быстрому его обнаружению (прополка риса, спуск воды перед уборкой урожая и т.п.). В связи с этим возникла гипотеза, что сначала труп утопили, а потом выташили и закопали в землю. Для подтверждения этой гипотезы был составлен четвертый поисковый тест.

Тест 1.4. «Как вы считаете, почему труп сначала утопили, а потом извлекли из воды и закопали в землю?» Просто так.

Хотели тело предать земле.

Труп всплыл.

Боялись загрязнить поле трупным ядом.

Хотели посмотреть, насколько он изменился.

Положительный ответ получен на третий вопрос – "труп всплыл". Убедившись в правильности своей версии, оператор реализовал "прямой тест" ("комплекса виновности").

Тест 1.5 (н – нейтральные, з – значимые, к – контрольные вопросы).

Вы работаете в колхозе? (н) Вам 25 лет? (н) Вы знаете, кто убил П.? (з) Сейчас август месяц? (н) Вы знаете кто убил женщину с грудным ребенком на берегу речки и сжег трупы? (к) Вы находились в поселке Осташкове? (н) Вы принимали участие в убийстве П.? (з) Ваша фамилия …? (н) Вы принимали участие в убийстве женщины с ребенком? (к) Ваше имя …? (н) Вы убили П.? (з) Вы служили в армии? (н) Вы убили женщину с ребенком? (к) Положительные реакции были получены во всех случаях с различной степенью достоверности. По инициативе следователя, ведущего расследование, специалист предъявил подозреваемым результаты тестирования на полиграфе, продемонстрировав возможный вариант развития этапов совершения преступления. После этой послетестовой беседы один из подозреваемых сознался в совершенном преступлении, второй это сделал на следующий день после очной ставки.

Обвиняемый показал место сокрытия трупа. Во время следственного эксперимента с участием обвиняемого труп был обнаружен.

Таким образом, специалист, имея минимум информации, помог раскрыть преступление, правильно выбрав стратегию исследования. Сначала он определил место нахождения трупа, а когда получил два взаимоисключающих ответа ("закопан" и "утоплен"), провел уточняющее расследование по двум направлениям. После этого сформулировал окончательную версию совершения преступления и провел уточняющий тест на выяснение причин извлечения трупа с рисового поля. Если бы не было получено признание участников в совершенном ими убийстве, следующий уточняющий тест был бы направлен на выяснение места, где был закопан труп. Около поселка находилось 8 рисовых полей. Вопросы могли задаваться с использованием схем. Для этого необходимо было нарисовать схемы расположения рисовых полей, дать их для подробного ознакомления подозреваемому, а потом, указывая на рисунки, спрашивать: "Труп закопан в районе этого поля, … этого…" и т.д. Чтобы снизить стресс ожидания у обследуемого, схемы следовало бы предъявлять не по порядку, а вразнобой.



В дальнейшем, когда было бы установлено поле, около которого закопали труп, таким же методом, разбив окружающее рисовое поле на квадраты, нетрудно было бы установить, в каком квадрате находится труп.

В ходе дискуссий на научно?практической конференции по обсуждению опыта практического применения полиграфа в системе органов внутренних дел Краснодарского края (1996 г.) высказан ряд важных рекомендаций по оптимизации процесса применения анализируемого метода.

Отмечая, что применение полиграфа дает следователям весьма ценную информацию, которую иным путем получить невозможно, констатировалось, что эта информация позволяет:

• определить вероятную виновную прикосновенность проверяемого лица к преступлению (к его планированию, совершению, сокрытию и т.д.);

• дать правильную оценку достоверности сообщаемой проверяемым лицом информации и на этой основе сформулировать состоятельность версии;

• осуществить целенаправленную проверку выдвинутых версий и найти объективные им подтверждения;

• создать условия для дачи проверяемым лицом правдивых показаний.

Высказано мнение, что повышению эффективности применения полиграфа способствует:

• получение специалистами при подготовке испытания максимально возможного объема детальной информации относительно исследуемых по делу обстоятельств и разработка с учетом ее особенностей значительного количества непрямых тестов (это позволяет приблизить вероятность дачи надлежащего заключения по различным тестам почти к 100% и практически исключить ошибки при интерпретации речевых и неречевых реакций проверяемого лица);

• полиграфологический опрос лиц, заподозренных в совершении преступления, должен проводиться как первоначальное гласное действие, предшествующее другим действиям и мероприятиям с участием указанных лиц (это позволяет исключить возможность восприятия заподозренным информации об обстоятельствах преступления в ходе работы с ним, которая может повлиять на изменение обычного состояния реагирования на предъявляемую информацию, заложенную в тестовый материал);

• в случае выявления у испытуемого лица скрываемой им информации, указывающей на его виновную прикосновенность к содеянному, дальнейшие мероприятия (допрос и т.д.) необходимо производить с учетом психоэмоционального статуса указанного лица (неотложный допрос сразу после завершения испытаний на полиграфе целесообразен лишь при низких волевых характеристиках, сочетающихся с эмоциональным "хаосом" заподозренного).

Наряду с выводами, которые могут быть положены в основу общих положений технологии применения полиграфа по различным уголовным делам, на конференции в ГУВД Краснодарского края рассматривались рекомендации, базирующиеся на выявленных практическим путем закономерностях реализации анализируемого средства по отдельным категориям дел. В частности, отмечалось, что все убийства характеризуются тремя общими моментами, несущими значительный объем криминалистически значимой информации, выявляемой при полиграфологическом обследовании подозреваемых. Имеются в виду такие обстоятельства, как орудие преступления, часть тела потерпевшего, в которую нанесены смертельные ранения, и место убийства.

Характерно, что в случае совершения запланированных, заранее готовящихся убийств, указанный перечень обстоятельств дополняется следующими весьма информативными компонентами: местом засады, временем исполнения акта убийства, телосложением, цветом волос, наличием особых примет на лице убитого.

Определенным своеобразием характеризуется подход к разработке тестов в случае расследования заказных убийств. Это обусловлено прежде всего тем, кто обследуется – подозреваемый в исполнении или в заказе убийства. Как правило, последний не знает не только места засады, вид оружия, время исполнения заказа, но и личность убийцы. Отсюда и различные тесты. При их разработке учитывается также такое, позволяющее отличить заказчика от исполнителя, обстоятельство, как информация о временном промежутке между моментом принятия решения об убийстве и самим убийством [54 Опыт использования полиграфа в профилактике и раскрытии преступлений в ГУВД Краснодарского края (1?я научно?практическая конференция). – Краснодар, 1997.].





Честному человеку полиграф не опасен Все вышеизложенное позволяет сделать ряд важных в научном и практическом отношении выводов.

Вывод 1. В последние годы в России после десятилетий огульного охаивания, обвинений в безнравственности и лженаучности испытания на полиграфе подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений наконец?то вошли в сферу решения практических задач и все активней, уверенней занимают подобающее им место в арсенале эффективных, допустимых отечественных криминалистических средств.

Вывод 2. Опыт практического применения полиграфа убедительно свидетельствует в пользу того, что указанные испытания не являются какой?то одномоментной разовой акцией, чреватой диагностическими ошибками. Полиграфологическое сопровождение расследования обычно представляет собой сложную, многоэтапную, многотестовую процедуру, в которой исходные данные, полученные на начальном этапе испытания (обследования) не берутся на веру. Они, во?первых, анализируются в комплексе с информацией, полученной из других источников; во?вторых, проверяются иными оперативно?разыскными и процессуально?следственными мерами; в?третьих, конкретизируются, контролируются и корректируются в ходе дальнейших этапов испытания, представляющего собой ситуационно обусловленную целостную систему развивающегося знания.

Вывод 3. Практика, творческие начала, лежащие в основе реализации данного метода, возможность разносторонней проверки и объективного подтверждения версий, строящихся на базе полиграфологической информации, служат убедительным доказательством несостоятельности взглядов скептиков, которые лишь на эмоционально?рассудочном уровне ставят под сомнение саму возможность применения полиграфа в уголовном процессе, риторически отрицая его богатый тактический потенциал и перспективность.

Вывод 4. Российская практика испытаний на полиграфе четко и однозначно исходит из принципа добровольного письменного согласия гражданина на его полиграфологическое обследование после соответствующей предтестовой беседы.

Кроме того, для подобных исследований необходимо специальное разрешение начальника ГУВД. Выдается оно исключительно в тех случаях, когда человека или группу лиц подозревают в совершении преступлений. При этом оперативный работник должен доказать в служебной записке начальнику ГУВД, что подобный эксперимент просто необходим. Лишь после этого проверяемый должен дать письменное согласие на испытания. Затем составляется специальный опросник. (За рубежом эта процедура намного проще. В США, например, в случае обвинения в сексуальном правонарушении испытание полиграфом в обязательном порядке проходят как ответчик, так и истец.) Не менее важно и то, что результаты испытания на полиграфе не признаются доказательствами. Недалеко, видимо, то время, когда опрос на фоне полиграфа прочно войдет в круг установленных законом процессуальных действий, и данные, полученные таким способом, приобретут статус доказательств. Но для этого необходимо соответствующее законодательное решение.

В литературе предложен ряд вариантов будущей уголовно?процессуальной модели использования полиграфа при допросе. По мнению В.И. Комиссарова, в случае принятия решения (по своей инициативе или по просьбе допрашиваемого) о применении полиграфа следователь должен будет:

• пригласить защитника (если предполагается допросить подозреваемого или обвиняемого), педагога (при допросе несовершеннолетнего), переводчика (при допросе глухонемого и др.);

• установить психологический контакт со всеми участниками допроса;

• разъяснить всем им содержание, условия, порядок производства следственного действия и особенности использования информации, получаемой при тестировании;

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 77 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.