WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 77 |

Гримак Л.П., Скрыпников А.И. Психологические методы активизации памяти свидетелей и потерпевших. – М., 1997.

Гримак Л.П. и др. Методы прикладной психологии в раскрытии и расследовании преступлений. – М., 1999.

Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. – М., 1996.

Лурия А.Р. Этапы пройденного пути. – М., 1982.

Нагаев В.В. Основы судебно?психологической экспертизы. – М., 2000.

Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений //Тезисы научно?практического семинара. – М., 1994.

Новости разведки и контрразведки. – № 1–2 (151). – 2001. – С. 7?10.

Образцов В.А. К вопросу об интеграции и дифференциации знаний в криминалистике //Кримтехника. – М., 2000. – С. 270–273.

Образцов В.А. Многострадальный полиграф: так ли невежественны генералы и мудры ученые? //Труды МГЮА. – № 4. – 1999. – С. 291?313.

Опыт использования полиграфа в профилактике и раскрытии преступлений в ГУВД Краснодарского края. – Краснодар, 1997.

Протасевич А.А. и др. Монологи. Криминалисты о своей работе. – Иркутск–Москва, 1999.

Прукс П. Уголовный процесс: научная «детекция лжи». – Тарту, 1992.

Ситковская О.Д. и др. Новые направления судебно?психологической экспертизы. – М., 2000.

Скрыпников А.И., Зубрилова И. С., Зерин С.Н. Методика и тактика применения полиграфа при раскрытии преступлений. – М., 1997.

Скрыпников А.И., Стрельченко А.Б. Использование экстраординарных способностей человека при раскрытии преступлений. – М., 1995.

Системы безопасности и телекоммуникаций. – № 3. – М., 1996.

Справочник следователя. Практическая криминалистика. – Вып. 3. – М., 1992.

Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений // Мир безопасности. – М., 1999.

Российский следователь. – № 1. – 2000.

Adams S. Statement analysis. What do suspect's words really reveal? FBI Law Enforcement Bulletin, 1996, Vol. 65, № 10, 12–20.

Annon J. The psychological autopsy. – American Journal of Forensic Psychology, 1995, Vol. 13 (2), 39?48.

Berman A. Forensic suicidology and the psychological autopsy. Jason Aronson, Inc: Northvale. – N. Y., 1993.

Berman A., Litman R. Psychological autopsy. – New York: Wiley, 1994.

Divry P., Bobon J. La narco?analyse au point de vue medico?legal. Acta Medicinae Legalis et Socialis (Bruxelles). Vol. I, n 2, 1947.

Gelles M. Psychological autopsy: An investigatives aid. In: Police Psychology into the 21 century. Lawrence Erlbaum Associates, Inc: NJ, 1995, 337?355.

Hanscom C. Modern interrogation techniques. – Polygraph, 1972, № I, 9?22.

Hazelwood R., Dietz P., Burgess A. The investigation of autoerotic fatalities. – Journal of Police Science and Administration, 1981. Vol. 9, № 4, 404?411.

Jobes D., Casey J., Berman A., Wright D. Empirical criteria for the determination of suicide manner of death. – Journal of Forensic Science, 1991, 36, 244?256.

McConkey K., Sheehan P. Hypnosis, memory and behavior in criminal investigation. Guilford clinical and experimental hypnosis series. – Guil?ford Press: New York, 1995.

Miron M., Douglas J. Threat analysis. The psycholinguistic approach. – FBI Law Enforcement Bulletin, September, 1979.

Moenssens A. Narcoanalysis in Law enforcement. – The Journal of Criminal Law, Criminology and Police Science, 1961, Vol. 52, № 4, 453?458.

Orne M., Dinges D., Orne E. The forensic use of hypnosis in National Institute of Justice, December, 1984.

Psychological methods for investigation and evidence. – New York: Springer, 1991.

Reiser M. Handbook of investigative hypnosis. – Los Angeles: LEHI, 1980.

Раздел III Использование достижений криминалистической психологии при собирании, оценке, использовании личностной информации Глава Психолого?криминалистическая характеристика коммуникативной деятельности субъектов при выявлении и раскрытии преступлений 12.1. Общие положения информационного взаимодействия процессуальных коммуникаторов при выявлении и раскрытии преступлений Деятельность следователя и оперативного сотрудника органа дознания представляет собой процесс постоянного многоканального информационного взаимодействия с коллегами, начальством, надзирающими прокурорами, сведущими лицами, понятыми, защитниками и другими участниками уголовного судопроизводства и физическими лицами.



В данном случае речь пойдет о коммуникациях с носителями личностной информации, имеющей значение для выявления и раскрытия преступлений, – потерпевшими, свидетелями, подозреваемыми и обвиняемыми.

Любому, даже не посвященному в юридические тонкости человеку, абсолютно ясно, что ни одно производство уголовно?правового характера не может обойтись без информации, хранящейся в памяти участников и наблюдателей совершенных, готовящихся, совершаемых, скрываемых преступлений и других событий, связанных с ними. Выявлению и установлению событий, являющихся предметом уголовно?правового реагирования, также способствуют данные, сообщаемые иными лицами, в силу служебных, бытовых, иных отношений посвященных в обстоятельства, имеющие значение для досудебного и судебного уголовного процесса. Возможности использования правоохранительными органами, спецслужбами, судами поступающей к ним в официальном или конфиденциальном порядке информации, воистину безграничны.

С учетом данных, полученных от подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, определяются подлежащие установлению обстоятельства исследуемых деяний, строятся оперативно?разыскные и следственные версии, разрабатываются и реализуются программы подготовки и производства отдельных действий, тактических комплексов действий и комбинаций в стадиях возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, судебного следствия. Сообщаемые ими сведения позволяют решать разыскные, распознавательные, идентификационные задачи, связанные с выявлением, изобличением и уголовным преследованием виновных.

Некоторая часть таких сведений оказывается в распоряжении следствия и суда по воле и инициативе самих носителей личностной информации. Например, сведения, отраженные в заявлениях граждан и обращениях должностных лиц в органы дознания, предварительного следствия, суд, могут стать поводом для запуска механизма уголовного реагирования на события с признаками преступлений. После принятия решения о возбуждении уголовного дела по показаниям допрошенных устанавливаются другие лица, также являющиеся потенциальными источниками информации, обнаруживаются документы, материально фиксированные следы, связанные с преступным поведением. И все же основной массив личностной (гомологической) информации, собираемой при производстве оперативных разработок, доследственных проверок, предварительного расследования, является плодом целенаправленных действий, следователей, оперативных сотрудников органов дознания, судебных экспертов. Зачастую ими затрачивается много сил и времени для поиска скрывшихся с места происшествия преступников, выявления свидетелей?очевидцев, а то и потерпевших, по тем или иным соображениям не желающих сообщать о случившихся с ними бедах. Лишь после того, как рассматриваемые носители информации обнаружены, создается возможность установления с ними речевого и неречевого коммуникативного взаимодействия в целях получения, осмысления, накопления, передачи и использования данных, которыми они располагают. В этом контексте носители личностной информации в теории и практике выявления и раскрытия преступлений рассматриваются вначале в качестве объектов поиска, а затем как объекты и средства познания. Источниками сведений, способствующих продуктивному поиску названных объектов, могут быть:

• знающие люди (специалисты, осведомители, соучастники, иные лица, контактировавшие, соприкасавшиеся с устанавливаемым человеком);

• предметы, материалы, вещества;

• материально фиксированные следы трасологической, биологической и иной природы;

• средства беспроволочной и проводной связи (телефоны, телефаксы, радиостанции и т.д.);

• всевозможные, так называемые отслеживающие факторы (поведение, разговоры, предметы, средства, результаты какой?либо деятельности).

Весьма информативными источниками собираемых сведений, используемых для выявления потерпевших, свидетелей, розыска преступников, зачастую являются различные виды документов. В их круг включаются:

• официальные документы (личные дела, медицинские карты, докладные, рапорта, справки и т.п.);

• деловые бумаги и архивы (договоры, отчеты, внутренние телефонные справочники и т.д.);





• носители машинной информации (банки данных, занесенные в ЭВМ);

• личные бумаги и архивы (записные книжки, дружеские и интимные письма, дневники и т.п.);

• так называемый "мусор" (выброшенные, разорванные черновики и машинные распечатки, бумажные обрывки с пометками, рисунками, текстами, отработанная копировальная бумага и т.д.);

• публикации и иные обнародованные факты (статьи в газетах, телесюжеты, лекционный материал и т.д.);

• подметные письма и самиздат (листовки, обращения и т.д.);

• звукозаписи телефонных квартирных разговоров, радиопереговоров, передач радиостанций, видеоматериалы;

• графическая и знаковая информация телеграфа, телетайпа, телефакса, выведенная на бумажные носители.

Информация, содержащаяся в приведенных источниках, может быть получена при производстве процессуальных и непроцессуальных следственных действий, оперативно?разыскных мероприятий, судебных экспертиз, прокурорских и иных проверок (ведомственных и межведомственных, производимых как по инициативе правоохранительных органов, спецслужб, суда, так и по собственной инициативе).

После установления потерпевших, очевидцев содеянного, преступников, иных лиц, которым известны исследуемые в уголовном судопроизводстве обстоятельства, предпринимаются меры к тому, чтобы перевести носителей информации в иное качество – в источники информации. Процесс коммуникативного взаимодействия с ними ориентирован на получение фактических данных, во?первых, об обстоятельствах познаваемых событий; во?вторых, о других известных коммуникаторам носителях информации (живой и говорящей природы; живой, но не говорящей природы; материальных объектов неживой природы). Организуя этот процесс, управляя им, развивая его, субъекты поисково?познавательной деятельности (практического следоведения) в уголовном процессе исходят не только из необходимости решения поисковых и познавательных, но и других задач правового и тактического характера, обусловленных функциями уголовного преследования, предупреждения правонарушений, реабилитации невиновных, обеспечения, возмещения причиненного преступлением вреда и т.д. К числу таких задач, например, относится формирование у носителей личностной информации устойчивой социально полезной позиции, принятие мер, способствующих исключению, нейтрализации, уменьшению возможного в будущем противодействия с их стороны правоохранительным органам в деле установления истины и обеспечения правильного применения закона. Наиболее широкий диапазон вопросов, входящих в предмет информационного взаимодействия, о котором идет речь, исследуется с участием лиц, виновно прикосновенных к устанавливаемому деянию с признаками преступления. (Имеются в виду попустители, инициаторы, заказчики, организаторы, укрыватели преступления и преступников.) Информация, поступающая от преступников, а также от потерпевших, свидетелей, классифицируется по различным основаниям. По способу представления выделяется информация, передаваемая вербальным путем, и информация, передаваемая невербальными способами; по виду носителя информации – информация преступников, информация потерпевших, информация свидетелей; по процессуальной значимости – доказательственная, ориентирующая, вспомогательная.

По отношению информации к характеризуемым объектам она разделяется на следующие группы:

• информация о самом носителе информации;

• информация о других лицах как носителях информации;

• информация о материально фиксированных следах и других материальных носителях информации живой и неживой природы;

• информация о познаваемых событиях и обстоятельствах.

Типовая криминалистическая характеристика человека как носителя и источника значимой для уголовного производства информации ориентирует практиков на необходимость применения при его изучении системного подхода, комплексного анализа самых различных аспектов, сторон, признаков данного партнера по вербальной и невербальной коммуникации.

Поэтому криминалистическая гомология рекомендует следователям, другим субъектам поисково?познавательной деятельности рассматривать каждого человека, от которого могут быть получены полезные сведения, во?первых, как личность;

во?вторых, как элемент системы исследуемого события и процесса его отражения;

Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 77 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.