WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 63 | 64 || 66 | 67 |   ...   | 77 |

Это не значит, что за каждым из моментов показаний, вызывающих критику, он должен видеть только козни и злой умысел допрашиваемого лица. Следователю необходимо учитывать, что у каждого человека имеются свои специфические особенности восприятия окружающего мира, удержания в памяти мысленных образов и передачи информации. У одних людей сильно развита зрительная, у других – слуховая, у третьих – словесная, пространственная либо образная память.

Известно, что лучше запоминается и охотнее вспоминается то, что значимо для человека в силу его возрастных, половых, профессиональных и иных особенностей.

То, что легко вспомнить, логично и правильно описать для одних, становится трудноразрешимой задачей для других.

Тактические приемы и правила допроса В целях получения полных, правдивых показаний допрашиваемых лиц применяются различные тактические приемы.

В основном для собирания достоверной информации, получаемой от допрашиваемых лиц, применяются приемы и правила логико?психологической природы. В их круг, в частности, включаются следующие:

• создание благоприятных условий для продуктивного проявления психических способностей носителей собираемой информации (например, путем активизации воспоминаний допрашиваемого лица на базе временной, предметной, событийной, пространственной, образной ассоциации, проведения допроса на месте устанавливаемого события);

• использование психологической реакции носителя информации на действия следователя (например, путем предъявления допрашиваемому вещественного доказательства);

• использование следователем достоверных знаний или предположений о действиях, которые, исходя из психологических и иных особенностей носителя информации, он мог совершить когда?то, с демонстрацией этих знаний и результатов их реализации в присутствии этого лица (например, путем обращения внимания владельца квартиры, в которой произошла инсценировка происшествия, на обнаруженные следы инсценировки);

• намеренное побуждение носителя информации к определенному поведению (например, даче правдивых показаний, проявлению так называемой виновной осведомленности) путем использования психологических особенностей данного человека и ожидаемой с его стороны естественной реакции на действия следователя.

В случае отказа какого?либо лица давать показания широко применяется метод убеждения. При реализации этого метода рекомендуется выяснить мотивы и причины отказа, привлечь внимание к положительным сторонам личности собеседника и его поведения в быту, на работе, в прошлом или настоящем. Наряду с этим, указанный метод может быть реализован на основе:

• обращения к здравому смыслу собеседника, разъяснения возможности наступления нежелательных последствий правового характера для него самого или других лиц в случае отстаивания неразумной позиции, объяснения социальной значимости его поведения и сведений, которыми он располагает;

• оглашения анализа собранных данных, уличающих собеседника в неискренности;

• демонстрации возможности результативного решения анализируемой задачи независимо от собеседника;

• проявления интереса к второстепенным, незначительным моментам и деталям на фоне подчеркнутого временного внимания к неосновным элементам исследуемого события в целях создания преувеличенного представления о характере и объеме знаний следователя;

• демонстрации по ходу допроса осведомленности следователя об обстоятельствах и деталях жизнедеятельности лица (на основе знаний, полученных заблаговременно путем тщательного изучения его прошлого). Это может создавать у допрашиваемого представление о том, что следователю все известно, включая обстоятельства расследуемого события и его роль в нем.

Получению ожидаемой информации путем допроса способствует тактически правильное предъявление вещественных доказательств. Особенно эффективным это средство тактического воздействия может быть в отношении лиц, отказывающихся сообщить известные им сведения, а также лиц, сообщающих ложную информацию.

Предъявление вещественных доказательств Существуют следующие тактические приемы предъявления вещественных доказательств:

• раздельное предъявление различных доказательств в той или иной последовательности;

• одновременное предъявление всего комплекса имеющихся доказательств;



• предъявление вначале косвенных, а затем прямых доказательств;

• неожиданное предъявление доказательства либо предъявление доказательства после беседы по его поводу;

• предъявление доказательств по нарастающей их весомости;

• предъявление комплекса доказательств после предварительного информирования о наличии доказательств, их перечисления с указанием источников их происхождения (либо без указания);

• предъявление доказательств как бы невзначай, между делом;

• предоставление возможности лицу, являющемуся носителем информации, самому изучить доказательство и оценить степень его значимости;

• фиксация внимания на отдельных сторонах, признаках доказательства;

• сопровождение процесса предъявления доказательства пояснением условий, механизма образования следов, обстоятельств их обнаружения;

• предъявление вещественного доказательства с демонстрацией возможности технико?криминалистических средств по выявлению и расшифровке скрытой информации, содержащейся в этом источнике.

Вывод о том, какой прием представляется наиболее оптимальным для данного случая, делается следствием с учетом сложившейся ситуации и особенностей личности допрашиваемого, его процессуального статуса, физического и психического состояния в момент допроса, интересов, намерений, привязанностей, симпатий и антипатий.

Тактика постановки вопросов Успех в работе с носителем личностной информации во многом зависит от умения следователя формулировать вопросы и тактически грамотно пользоваться этим средством получения информации.

Вопросы, задаваемые допрашиваемому лицу, подразделяются на основные, дополнительные, первоначальные, промежуточные, заключительные, уточняющие, конкретизирующие, напоминающие, детализирующие, уличающие, контрольные.

Вопросы следователя должны быть адресными, лаконичными, корректными.

Формулировка вопроса должна быть четкой, ясной, конкретной, понятной носителю информации. В нем не должны содержаться подсказка, элементы навязывания своего мнения. Нельзя задавать наводящих вопросов. Содержание вопроса не должно давать повода для предположительного ответа.

Не рекомендуется формулировать вопрос таким образом, чтобы в нем фактически оказались заложенными сразу несколько вопросительных суждений и предложений, каждое из которых требует самостоятельного осмысления и ответа. Такие формулировки могут поставить допрашиваемого в затруднительное положение. Когда на голову обрушивается сразу комплекс вопросов, по психологическому "закону края" отвечающий обычно схватывает суть последнего вопроса и, фиксируя на нем внимание, упускает из виду предшествующие фрагменты речи.

Нередко результативной оказывается реализация правила неожиданной постановки основного (ключевого) вопроса. Тактика реализации принципа внезапности постановки основного вопроса (вопросов) определяется исходя из особенностей личности допрашиваемого и ситуации, сложившейся до момента начала допроса и во время его производства. В одних случаях к основному вопросу допрашиваемое лицо необходимо подготовить путем плавного перехода от обсуждения второстепенных незначительных обстоятельств дела, а то и отвлекающего обсуждения тематики, выходящей за пределы предмета допроса. В других случаях целесообразен иной подход: допрос начинается сразу же с неожиданной для допрашиваемого постановки основного вопроса, как говорится, в лоб.

Подполковник Орест Пинто, голландский офицер, в годы Второй мировой войны работавший на английскую разведку, в своей книге "Охотник за шпионами" вспоминает эпизоды допроса беженцев с территории фашистской Германии, которые он производил в фильтрационных лагерях в целях выявления маскирующейся под беженцев вражеской агентуры. Вот один из его советов. Пинто рекомендует коллегам самые важные вопросы допрашиваемому задавать неожиданно и прямо в лоб.

Причем это следует делать не в форме вопроса, а как бы утверждения, которое не должно оставлять подозреваемому пространства для маневра.

"Если, например, вы уверены, – пишет Пинто, – что данное лицо поддерживает связь с немецким консулом в определенном городе, не спрашивайте его: "Вы когда?нибудь ходили к немецкому консулу в таком?то городе?" Вместо этого спросите: "Когда вы в последний раз были у немецкого консула?" Такие вопросы следует ставить неожиданно, вне зависимости от предыдущего разговора; при этом наблюдайте за кадыком и веками допрашиваемого".





В условиях экстраординарных ситуаций, острого дефицита времени первичный допрос лица, обладающего важной для обеспечения успеха неотложных оперативно?разыскных и следственных действий информацией (например, для преследования и захвата преступника по горячим следам), может быть произведен скоротечно по временно сокращенной программе. В таких случаях без всяких традиционных для обычного хода допроса преамбул внимание должно быть сконцентрировано на ключевом вопросе (вопросах), существенном для сложившейся ситуации, требующей незамедлительного разрешения. Только после того как она стабилизируется, перейдет в нужное русло, источник частично переданной информации может быть еще несколько раз, но уже обстоятельно допрошен по полному кругу известных ему обстоятельств.

По делу о квартирном разбое и убийстве в г. Клайпеде следствие установило, что преступление было совершено в прошлом судимым Вилюсом (он же Вальтер), местонахождение которого к тому времени не было известно. Оперативным путем выяснилось, что скрывшийся преступник дружил с парнем по имени Юозас, у которого оставил на хранение часть похищенного имущества в полиэтиленовых пакетах и саквояже. Использовав факт внезапности, оперативники и следователь неожиданно нагрянули в дом Юозаса, и, едва переступив порог дома, следователь провел скоротечный допрос, задав Юозасу лишь те вопросы, которые были наиболее значимы для сложившейся ситуации. О том, как это происходило и к каким результатам привело, рассказывает в своей публикации расследовавший преступление прокурор?криминалист Барацевичус:

"Для того, чтобы в срочном порядке получить крайне необходимую информацию, допрос был лаконичен и целенаправлен.

Вопрос: Перед тем как оставить пакеты, к вам заходил Вилюс? Ответ: 3 января 1981 года перед обедом заходил Вальтер (Вилюс) с Толиком.

Вопрос: Они что?то просили? Ответ: Да, просили. Взяли молоток и кусок капроновой веревки. Просил Вальтер.

Юозас тут же предъявил нам оставшийся конец капроновой веревки. Она по толщине и форме имела сходство с веревкой, обнаруженной на трупе убитого. Вещи, которые Вилюс оставил на хранение у Юозаса, были нами обнаружены и изъяты при обыске.

Все они принадлежали семье потерпевших" [75 Следственная практика. – Вып.

140. – М., 1983. – С. 74.].

Процесс информационного взаимодействия в ходе допроса не исчерпывается обменом информацией между его процессуальными участниками. Он также протекает между ними и теми объектами материальной микросреды, которые являются естественными элементами окружающей обстановки, а также теми объектами, которые специально внедрены, привнесены в нее извне. (Имеются в виду те объекты, на фоне и под воздействием которых производится допрос.) Подробнее о такого рода "немых участниках" допроса будет сказано в следующем параграфе.

С учетом этого допрос может быть определен как организуемый, направленный и управляемый следователем процесс его вербального и невербального информативного взаимодействия с допрашиваемым, другими (факультативными) участниками данного следственного действия, а также объектами материальной микросреды (обстановки) по месту допроса, осуществляемого в целях получения достоверных, исчерпывающих фактических данных о предмете допроса.

12.4. Следователь и допрашиваемый как источники вербально?невербальной информации С точки зрения уголовно?процессуального закона доказательственное значение результатов допроса рассматривается лишь в связи с содержанием устной речи допрашиваемого, нашедшей адекватное отражение в перекодированом виде в протоколе допроса и в допустимых технических средствах фиксации.

Однако не вся информация, содержащаяся в устной речи, находит отражение в протоколе допроса. За его пределами остается многое из того, что на вербальном (словесном) уровне восприятия оценивается и используется следователем в организационно?тактических целях.

Кроме того, в протоколе допроса не находят отражения невербальные компоненты устной речи, а также информация, передаваемая процессуальными собеседниками с помощью невербальных средств информационного взаимодействия.

Pages:     | 1 |   ...   | 63 | 64 || 66 | 67 |   ...   | 77 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.