WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 77 |

Через несколько недель Трейвик напал на служащую магазина: схватил ее сзади, вонзил в горло нож и ушел, оставив истекать кровью. Женщина, однако, выжила, но ничего не могла вспомнить о напавшем на нее человеке. Это дело также осталось нераскрытым. После он ни на кого несколько лет не нападал. Работал на бензоколонке, свободное время проводил на автогонках. Знакомился со многими женщинами, но "роман" очень быстро заканчивался оскорблениями и бранью. В эти годы пытался лечиться! Добровольно лег в больницу, где ему вновь поставили диагноз – шизофрения. Пробовал лечиться самостоятельно, принимал торазин и препарат химической кастрации "Тасе". В 1974 г. после разрыва с очередной возлюбленной впал в глубокую депрессию – его пришлось даже госпитализировать.

"Мирный" период закончился в 1978 г. Трейвик любил путешествовать. И приступ насилия застал его на северо?западном побережье Тихого океана. Он задушил женщину?лыжницу, а тело ее сбросил в пропасть. Вторую жертву нашел в круизе между Сиэтлом и Аляской. Он опять задушил женщину – на этот раз в лодке. Тело выбросил за борт. Ни одна из этих жертв не была идентифицирована, не были найдены и их тела. Трейвик же объяснил, что обе женщины были проститутками или бродяжками. Надо сказать, что полиция Бирмингема, Орегона и Аляски подозревала Трейвика, но веских улик против него так и не нашла.

Вернувшись в Бирмингем, Трейвик нашел новую забаву. Выдавая себя за официальное лицо, он звонил женщине по телефону и говорил, что ее муж погиб в автокатастрофе. Слыша истошные женские крики, он получал сексуальное удовольствие. Его поймали в 1980 г. и обвинили в телефонном хулиганстве и дискредитации полиции. На суде Трейвик неожиданно попросил, чтобы тюремное заключение ему заменили кастрацией или лоботомией (удалением передних долей головного мозга). Но его снова отправили на год в тюрьму. Выйдя на свободу, он опять принялся проникать в квартиры и кромсать нижнее женское белье. На этот раз взбешенное американское правосудие отмерило ему 15 лет тюрьмы. Впрочем, в 1990 г. он освободился досрочно. Вернулся к матери. В тюрьме он освоил профессию повара, потому первое время работал в ресторанах, потом грузчиком в мебельном магазине.

К убийствам он вернулся 17 июня 1992 г. Подобрал стоящую на обочине женщину. Ею оказалась 26?летняя наркоманка Франс Эйлен, зарабатывавшая на наркотики проституцией. Франс попросила его ехать по дороге, ведущей к роще, – она располагалась как раз за больницей, в которой лечился Трейвик. Именно здесь он и убил женщину, по привычке ударив ножом в горло. Затем изуродовал тело, нанеся 53 ножевых ранения. В кошельке убитой нашел фотографию ее шестилетнего сынишки.

"Я не понимал, что случилось, – рассказывал он потом полиции, – мне было жаль этого маленького мальчика, у которого больше не было матери". Подозрение в убийстве пало на бывшего мужа Франс Эйлен, но через двадцать пять дней его пришлось освобождать – Трейвик начал давать показания… Это преступление включило механизм убийства, заложенный в Трейвике. Он принялся методично, изо дня в день преследовать женщин. Он колесил по городу в фургоне для перевозки мебели. "Я никогда, садясь утром в машину, не говорил себе:

сегодня я что?то найду. Но я всегда имел при себе нож, ружье, какую?нибудь веревку или шпагат". Впрочем, ружье у него было не настоящим: он его выстругал из дерева. "Убийство не было самоцелью. Волновало сознание власти над жертвой и контроля ситуации. Я отдавал отчет в том, что делаю. Это мне нравилось".

На первом же допросе в полиции Трейвик, сообразуясь со своим убеждением говорить одну только правду, сознался в попытках нападения и в убийстве Стефании Гейч, присовокупив к нему все свои прочие злодеяния. Однако выдвинул поразительное условие: в обмен на признательные показания ему должна быть обеспечена казнь на электрическом стуле. Для пущей убедительности, чтобы наверняка дотянуться до вышки, он сказал, что изнасиловал Гейч. Узнав о том, что для электрического стула вполне достаточно сопряженного с похищением убийства, Трейвик признание в изнасиловании забрал обратно. Через месяц после ареста он начал широкую "рекламную" кампанию: опубликовал в газетах несколько своих писем и дал множество телевизионных интервью. Особый интерес вызвало одно из писем, направленное им в марте 1993 г. доктору Брайану Броуди, который занимался проблемой СПИДа. Трейвик предлагал исследователю провести над ним, Трейвиком, все необходимые эксперименты, потому что все равно будет казнен.



Броуди отказался от его услуг, сообщив в ответном письме, что опытов над людьми он и его коллеги не проводят.

Тогда многие думали, что жаждущий известности Трейвик требует казни, поскольку хочет выглядеть мучеником. Но он постоянно опровергал это мнение. При этом, когда речь заходила о совершенных им убийствах, он был предельно честен. Но чаще всего его публичные рассуждения концентрировались на недовольстве правоохранительной системой. Трейвик постоянно твердил, что если бы полиция и тюремный персонал в свое время больше внимания обратили бы на его болезнь, то он бы не дошел до убийства. "Я не преступник, – писал он, – однако как психически неуравновешенный человек я опасен. В 70?е годы меня можно было спасти, а множество других людей избавить тем самым от угрозы… Государство не виновато передо мной. Оно виновато перед обществом, которое призвано защищать.

Я прошу смертной казни потому, что государство, пренебрегая собственными интересами, хочет вернуть меня на улицы". Представ перед судом, Трейвик начал процесс с того, что передал судье письмо, в котором предупреждал, что если его не приговорят к смертной казни, то он убьет кого?нибудь в тюрьме… Между тем, добиться электрического стула оказалось не просто. Судебное разбирательство, начавшееся в 1993 г., пришлось отложить почти на год: защита просила провести тщательное медицинское освидетельствование обвиняемого.

Возобновившись, процесс уложился в три дня. Психологи, выступающие на стороне защиты, долго и нудно описывали историю его болезни – дескать, "можно быть психически больным и подобно Трейвику казаться вполне здоровым". Психолог, которого пригласило обвинение, был куда более краток: вменяем. Да и сам Трейвик разбил и без того шаткую позицию защиты, постоянно утверждая: убивал, потому что нравилось, и никаких "голосов" он не слышал, "видений" у него не было.

Добили присяжных слова матери убитой девушки: "Я никогда не буду качать на коленях внука. За мной некому будет ухаживать, если я заболею. Моя дочь не заслужила такой участи. Я не заслужила таких мук. У меня отняли моего ребенка.

Солнечный свет, спокойствие ушли из этого мира". Присяжные совещались час сорок минут. Десять проголосовали за смертную казнь. Двое – за пожизненное заключение.

23 марта 1994 г. Трейвику объявили смертный приговор. Трейвик довольно улыбнулся.

У некоторых серийных киллеров садистские наклонности соседствуют с необузданным мазохизмом (по данным ФБР, около трети серийных убийц занимались самокалечением). Так, "серийник?рекордсмен" Альберт Фиш проглотил тринадцать металлических иголок. Во время его казни на электрическом стуле возникло короткое замыкание. Психиатры подметили, что садизму нередко сопутствует ритуальное поведение. Поэтому не единичны случаи, когда серийные киллеры уродуют тела своих жертв, вырезают и сохраняют определенные куски или части тела, чтобы потом их "смаковать и дегустировать". Именно по этой причине они отдают предпочтение холодному оружию, которое позволяет им более тесно контактировать с жертвой. (В литературе описан серийный киллер конца XIX века, который приказал построить замок, начиненный капканами, чтобы иметь возможность в полной мере насладиться страданиями своих жертв.) Отдавая дань отмеченным западными специалистами психологически точным закономерным особенностям криминального, пред– и посткриминального поведения серийных убийц, нельзя не обратить внимание на то, что с позиции только "чистой" психологии загадку их феномена во всей его полноте, степени сложности и противоречивости вряд ли можно объяснить надлежащим образом. Многогранная картина, механизм, движущие силы их поведения становятся, на наш взгляд, более понятными, если на них посмотреть еще и с биоэнергетической точки зрения. В этой связи нелишне вспомнить мысли, высказанные В.М. Инюшиным, его оригинальное определение человеческой жизни как уникального термодинамического явления и объяснения актов истязания и убийств как способа и источника увеличения биоэнергетического потенциала кровавых маньяков. Не с проблемами ли еще и этого потенциала связаны прогрессирующее духовное опустошение, упадок сил, депрессия серийных убийц в межкриминальные периоды их жизнедеятельности? Вполне возможно, что в соединении психофизиологических и биоэнергетических начал и содержится ключ к разгадке тайны феномена серийного убийцы и его поведения [12 С данным выводом корреспондируется точка зрения, высказанная российским криминалистом Е.Г. Самовичевым, полагающим, что "запуск" криминальных программ серйных убийц "имеет сложную хронобиопсихологическую природу".].





Некоторые психологи, а вслед за ними и журналисты, характеризуя маниакальных убийц, пользуются таким выражением: "Они питаются смертью". При этом подразумевается, что смерть жертв дает им сугубо эмоциональную, психологическую пищу, необходимую для удовлетворения амбиций, самоутверждения, получения эмоциональной разрядки и сексуального удовольствия. Все это, конечно, так.

Однако с позиции концепции В.М. Инюшина указанная трактовка приведенного выражения может быть уточнена, если учесть, что смерть жертвы для серийного киллера является не только психологической категорией, но еще и биоэнергетическим фактором.

"Поглощая ("пожирая") биоплазмоид жертвы, – подчеркивает В.М. Инюшин, – убийца резко увеличивает свой биоэнергетический потенциал, "приобретает такие запасы психической энергии, которые долгие годы могут питать его невидимую агрессию".

Не от истощения ли упомянутых запасов психоэнергетического потенциала тянутся дополнительные нити к фантазматическим мечтаниям, выслеживанию и пыткам жертв, к невозможности добровольного отказа от преступного промысла и многому другому, что и составляет в совокупности типологический портрет и персонифицированные характеристики "героев" кровавых сериалов? Признаки серийных убийств Существует комплекс признаков, отличающих серийные убийства от других разновидностей преступлений с многочисленными жертвами:

• Серийный убийца никогда не ограничивается содеянным. Его криминальная агрессия периодически возобновляется, проявляясь в новых, очередных эпизодах сериала.

• Характерная особенность серийного убийства – "один эпизод – одна жертва" (это роднит серийные убийства с рядом других, обычных убийств). Очень редкие исключения (когда серийник убивает сразу членов одной семьи) лишь подтверждает это правило.

• Серийный убийца орудует в одиночку (без соучастников, свидетелей и очевидцев). Крайне редки случаи, когда киллеры действуют парами (обычно это мужчина и женщина, связанные сексуальными отношениями), в такой паре один из партнеров (мужчина) всегда выступает в роли лидера.

• Преступника с жертвой ничего не связывает. До момента преступления киллер не был знаком с жертвой. Нападение на незнакомую жертву совершается внезапно или предваряется мимолетным знакомством. Это обстоятельство наряду с кажущейся безмотивностью, то есть отсутствием очевидного мотива преступления (цель ограбления в серийном убийстве отсутствует), затрудняет расследование данной категории убийств.

• Для серийного убийства характерна избыточность насилия (так называемое "сверхубийство"). В отличие от убийств, являющихся средством достижения какой?либо другой цели (материальная выгода, устранение соперника, месть, сокрытие другого преступления), серийное убийство совершается ради убийства и истязания жертвы, манипуляции с трупом.

• Для многих серийных убийц характерна высокая мобильность: к моменту обнаружения трупа он находится уже далеко от места преступления (часто в другом регионе страны). Это обстоятельство чрезвычайно затрудняет объединение преступлений в серию. Наряду с убийцами?"странниками" существуют и убийцы?"домоседы", весьма искусные в сокрытии трупов, что тоже не способствует расследованию. Поэтому некоторые серийники действуют годами и попадаются в руки правосудия чисто случайно.

• Важным признаком серийного убийства, отличающим его от убийства массового и цепного, является период эмоционального покоя или эмоционального остывания между преступлениями, который может быть очень длительным (до года, а иногда и более). В этот период преступник живет обычной жизнью добропорядочного гражданина, не вызывая никаких подозрений у окружающих. По окончании периода эмоционального покоя убийства обязательно возобновятся.

• Каждое преступление серийного киллера тщательно спланировано и подготовлено.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 77 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.