WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 27 |

Наиболее тяжелое положение с кадрами по уровню образования было в Главном управлении цирков (впоследствии Союзгосцирк): «из 44 работников аппарата, занимавших должности специалистов, только 7 человек с высшим образованием и лишь трое из них имеют высшее законченное образование по искусству» [182 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 34, Д. 128, Л. 18]. Один из сотрудников репертуарнохудожественного отдела этого Главного управления, занимавший должность инспекторарежиссера окончил три класса духовной семинарии и музыкальное училище [183 там же, Л. 18].

Невысоким был процент сотрудников с высшим образованием в середине 1950х годов и в других Главных управлениях. В управлении по производству фильмов – 29 %, в управлении книжной торговли – 21 %. Приятное исключение в этом смысле представляло Главное управление радиовещания – 86 % работников с высшим образованием. Здесь из 355 сотрудников «307 человек – молодые специалисты, окончившие один или два Вуза и пришедшие в Главк за последние три или четыре года» [184 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 43, Л. 163].

Рядовой кадровый состав отделов театров, музыкальных учреждений, изобразительного искусства постоянно менялся. В 1955 году Отдел ЦК по подбору и распределению кадров совместно с Отделом науки и культуры составили записку «О неудовлетворительной работе с кадрами в Министерстве культуры СССР». В ней, в частности отмечалось, что «Главное управление театров и музыкальных учреждений на протяжении более полугода находилось без руководства… Длительное время здесь не укомплектован состав руководящих работников» [185 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 29, Д. 39, Л. 60]. С бывшим начальником этого Главного управления, перешедшим в 1955 году на работу в газету «Правда» вообще сложилась курьезная ситуация. Один из выступавших на партконференции Министерства в мае 1955 года сообщил: «вчера в газете «Правда» была опубликована статья т. Солодовникова под названием «Главная забота театра». В ней «т. Солодовников восклицает: «Как же… понять практику театров, допускающих однобокое изображение советской жизни, формирующих репертуар в порядке равнения на отсталые и непритязательные вкусы». «Однако продолжает выступающий – возникает другой вопрос: как понять, что это пишет т. Солодовников, член нашей партийной организации, член коллегии Министерства культуры, который около года был начальником Главка, которому именно и было поручено и доверено формирование репертуара театров?» [186 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 43, Л. 130] В 1963 году на партконференции представитель отдела театров жаловался: « сейчас отдел театров насчитывает только 15 человек, для работы это совершенно недостаточно, постоянная текучка» [187 там же, Д. 165, Л. 114], в отделе изобразительного искусства и охраны памятников также была «большая текучка» [188 там же, Д. 166, Л. 56] (в 1963 году в данном отделе работало 18 человек вместе с техническими работниками [189 там же, Д. 165, Л. 8]). Некоторые сотрудники объясняли тяжелую кадровую ситуацию низкой заработной платой (100 – 120 рублей у начальника отдела Министерства в 1963 году), поэтому «квалифицированные кадры к нам не идут» [190 там же, Л. 198]. Так, например, по уровню образования в 1963 году в Отделе театров было 20 % сотрудников со средним образованием. Хотя в Главном управлении по производству фильмов не стояло столь острой проблемы с руководящими работниками, здесь такой же острой была проблема профессиональной пригодности сотрудников, особенно на начальном этапе работы Министерства: «Ярким примером неправильного подбора работников в кадровый аппарат может служить отдел кадров Главного управления по производству фильмов. Среди работников этого отдела совсем нет специалистов по кинематографии (кинорежиссеров, сценаристов, операторов, художников). Отдел состоит преимущественно из малоквалифицированных технических работников, занимающих должности старших инспекторов» [191 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 29, Д. 39, Л. 65]. В середине 1950х гг. состав Главного управления театров и музыкальных учреждений был таков – «только 40 % творческих работников. Возьмите отдел музыкальных театров: в составе отдела нет ни одного работника с законченным высшим музыкальным образованием, а вы сами понимаете, какие серьезные задачи возложены на этот отдел» [192 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 43, Л. 162].



Для понимания системы работы Министерства интерес представляет исследование взаимоотношений между высшим руководством и рядовыми кадрами. К 1953 году обстановку в аппаратах ведомств, занимавшихся культурой, можно в целом охарактеризовать как негативную. Особенной критике подчиненных подвергался министр кинематографии И. Г. Большаков. В фондах Отдела художественной литературы и искусства ЦК отложилось несколько документов работников Министерства кинематографии с жалобами на него только за 1952 год. В этой связи нельзя не упомянуть, что за период 1953 – 63 гг., в соответствующих фондах ЦК отложился только один документ подчиненного с жалобой на министра [193 см. РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 48, Л. 39]. Письма с критикой И. Большакова в основном анонимные. На имя Генерального секретаря ЦК ВЛКСМ Н. А. Михайлова за подписью «критикующие» в октябре 1952 года пришло письмо, в котором выражалась благодарность за критику министра кинематографии. В письме, в частности, говорилось: «Под руководством т. Большакова в аппарате Министерства извращаются принципы критики и самокритики и выживаются все товарищи, которые пробовали выступать с критикой Большакова» [194 РГАСПИ, Ф. 17, Оп. 133, Д. 382, Л. 263]. В другом послании на имя Секретаря ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкова (февраль 1952 г.) «группа товарищей» писала: «Используя свое положение министра, он в подведомственном вузе защитил диссертацию на кандидата искусствоведческих наук. Это всех удивляет, смешит, а иногда возмущает.… Говорят рукопись писал его референт» [195 там же, Л. 78]. Даже руководители Отдела художественной литературы и искусства ЦК отмечали нездоровую атмосферу, сложившуюся в аппарате Министерства кинематографии, в частности незаслуженное премирование работников, не выполнявших план и неправильную расстановку кадров [196 там же, Л. 79]. В Комитете по делам искусств царил авторитарный стиль руководства. В конце 1952 года проходил смотр Комитета Всесоюзной художественной выставки. На просмотре большинством голосов (за 7, против – 34) была отклонена к показу на выставке картина отца и сына Тоидзе «И. В. Сталин в гостях у матери» изза низкого художественного исполнения. «Несмотря на это, накануне открытия выставки бывший председатель Комитета по делам искусств при Совете министров СССР т. Беспалов включил картину в экспозицию выставки. Появление произведения Тоидзе на выставке вызвало недовольство ряда художников, которые считали, что слабое, отклоненное выставочным комитетом произведение не должно экспонироваться» [197 там же, Д. 397, Л. 233]. Взаимоотношения между руководителями и сотрудниками в Министерстве культуры улучшились, хотя и не кардинально. Так в бывшем Министерстве кинематографии невозможно представить сцену, когда подчиненный обращается к министру в таком стиле: «… я прошу вас сказать партийному собранию, будет наше Министерство культуры заниматься делом охраны памятников или оно не будет этим заниматься (аплодисменты), так как в течение двух месяцев от вас не поступило никаких указаний по этому вопросу, несмотря на то, что к вам с этими вопросами обращались (аплодисменты)» [198 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 43, Л. 155]. Появилась терпимость со стороны руководства Министерства культуры к высказываниям иных мнений со стороны нижестоящих сотрудников.

Однако между руководителями Министерства и рядовыми кадрами существовала большая дистанция. Общение между ними шло в основном путем составления приказов, указаний с одной стороны и записок, справок с другой. Непосредственные встречи были редким явлением. Так, в 1963 году, на партконференции Е. А. Фурцева отметила: «Нужно организовать работу аппарата, и, прежде всего со стороны руководства Министерства, нужно систематически встречаться с работниками аппарата» [199 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 165, Л. 203].





Другой пласт взаимоотношений составляли отношения между деятелями искусства и сотрудниками аппарата Министерства. Еще на заре его существования со стороны высшего руководства страны была дана следующая установка: «т. Маленков поставил одной из важнейших задач привлечь всех деятелей искусства к обсуждению всех вопросов» [200 там же, Д. 18, Л. 168]. В беседе с Г. Ф. Александровым он говорил как должны складываться отношения между работниками Министерства и творческими работниками: «здесь приемы руководства, возможные в промышленных министерствах применять нельзя – нельзя действовать приказами» [201 там же, Л. 35]. На практике эти отношения были весьма противоречивыми.

Деятели культуры не высказывали, по крайней мере, публично, недовольство действующим министром культуры. В начале 1960х гг. критика работников культуры выплескивалась на сотрудников аппарата. Так кинорежиссер И. Пырьев, на собрании кинематографистов в 1962 году «обвинил работников Министерства культуры в том, что они… неуважительно относятся к работникам киноискусства и преднамеренно мешают им в работе». «У меня конкретное предложение к Министру культуры, заявил т. Пырьев под аплодисменты зала, сменить аппарат Министерства и Главка и послать его на производство, а с производства взять людей более молодых, понимающих наше искусство, видящих его трудности, видящих как их можно решить, и послать их в Главк и Министерство. А пока этого нет мы делаем такое предложение: руководство кинематографией учредить здесь, на Васильевской улице, в нашем прекрасном здании, а мы все: я, Ромм, Арнштам, Юткевич и другие будем ее (министра) аппаратом, будем ее обслуживать. А у входа поставим вахтера и прикажем не пускать сюда аппарат Министерства и Главка» [202 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 146, Л. 28]. Но в тоже время имелись и положительные примеры сотрудничества между государственными структурами и знаменитыми деятелями искусств. Композитор Д. Д. Шостакович в мае 1964 года, выступая на заседании Идеологической комиссии (то есть в довольно узком кругу, не для широкой публики) заявил о поддержке Министерством культуры РСФСР распространения классической музыки, проведении фестивалей: «Министерство нам всегда помогало, и без него нам было бы трудно» [203 Идеологические комиссии ЦК КПСС..., С. 501].

ГЛАВА II. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МИНИСТЕРСТВА В ОБЛАСТИ РУКОВОДСТВА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРОЙ.

§1. Основные направления работы коллегии Министерства.

Поскольку высшим органом министерства является коллегия, то исследование круга тем, рассматривавшихся на ней позволит сделать важные заключения. Перечень отдельных проблем можно условно объединить по тематике. Получившиеся таким образом «сухие» цифры дают представление о том, каким отраслям культуры уделялось первостепенное внимание. Кроме того, мы сможем проследить, изменялась ли с течением времени расстановка акцентов по отношению к тем или иным отраслям культуры. Данные по годам приведенные в сводной таблице отбирались исходя из следующих критериев. 1953 год первый год деятельности министерства. Но так, как он не совпадает с годом календарным (Министерство было образовано 15 марта, коллегия начала полноценно работать только с апреля), то представляется целесообразным рассмотреть данные за следующий, 1954 год. Кроме того, в июне 1954 года из Министерства были выделены управления, руководившие высшим и средним специальным образованием. 1958 год это середина исследуемого периода. Показатели 1963 года выбраны потому, что он знаменовал окончание рассматриваемого периода.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.