WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 27 |

Переоценка ценностей, ревизия по отношению к тому, что было создано в кино в начале 1950х, началась уже в первые месяцы после смерти И. Сталина: «Во многих исторических фильмах – о царях, князьях и полководцах, также и биографических фильмах допускались вульгаризация и упрощенчество в изображении исторических процессов, заключавшееся в том, что все исторические события в фильмах показывались только в связи с действиями выдающихся личностей, роль которых чрезмерно преувеличивалась и толковалась с давно осужденных нашей партией позиций. Эти тенденции, не имеющие ничего общего с ленинизмом, в отдельных картинах и произведениях перерастали в прямой культ личности» [262 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 1, Л. 2930] заявил в июне 1953 года П. К. Пономаренко. В качестве наиболее одиозных фильмов, где находит отражение недооценка роли народных масс, чуть более чем через год после смерти И. Сталина назывались «Падение Берлина», «Сталинградская битва», «из которой автором были выброшены все эпизоды, связанные с простыми людьми» [263 там же, Д. 18, Л. 79].

В 1953 году Отдел науки и культуры ЦК выступил с критикой кинофильма «Незабываемый 1919 г.» (1952), менее года назад преподносившемся как большое достижение советского кино. Данная картина рассматривалась как претендент на присуждения Сталинской премии первой степени: «Этот фильм имеет существенные недостатки и по своему идейнохудожественному уровню значительно уступает ранее выпущенным картинам того же режиссера. В фильме малоудачным является образ В. И. Ленина в исполнении артиста П. Молчанова. Значительно ниже своих возможностей играет артист М. Геловани [роль И. Сталина]. В картине не создано ярких глубоких образов представителей народа, бледно отражено участие широких народных масс в исторических событиях 1919 года. В композиционном отношении фильм страдает рыхлостью и неоправданными длиннотами в ряде сцен» [264 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 17, Д. 402, Л. 182]. Несколько позднее, на XX съезде КПСС фильмы, в которых культ личности достиг гипертрофированных размеров получили публичное осуждение со стороны самого высшего партийного руководства – Первого секретаря ЦК Н. С. Хрущева: «Вспомним хотя бы картину «Падение Берлина». Там действует один Сталин: он дает указания в зале с пустыми креслами, и только один человек приходит к нему и чтото доносит – это Поскребышев, неизменный его оруженосец (Смех в зале). А где же военное руководство? Где же Политбюро? Где же правительство? Что они делают и чем занимаются? Этого в картине нет» [265 Известия ЦК КПСС, 1989, №3, С. 150151]. Не меньшей критике были подвергнуты фильмы, лакировавшие окружающую действительность. В 1957 году, выступая перед деятелями искусства Н. С. Хрущев заявил: «советские люди отвергают... такие слащавые фильмы, как «Незабываемый 1919» или «Кубанские казаки» [266 Хрущев Н. С. За тесную связь литературы..., С. 25]. Сейчас высказываются мнения, о том, что «Кубанские казаки» был фильмомсказкой, идеалом лучшей жизни, что такие фильмы необходимы для того чтобы зритель мог отвлечься от повседневных забот. Однако необходимо учитывать контекст окружающей действительности, то есть тогдашней жизни на селе. Какое отношение будет у современников, если им представят фильм о богатой деревне, зажиточной массе крестьянства, и прежде всего какое отношение будет к подобной картине у самих современных крестьян? В Министерстве культуры отмечали: «Если пьесы, романы, которые имеет место культ личности И. В. Сталина поддаются исправлению, то фильмы и произведения живописи, к сожалению, большей частью исправить нельзя» [267 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 457, Л. 4]. Однако попытки исправления фильмов были. Например, в начале 1960х годов были выпущены новые редакции фильмов «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году» [268 В новых редакциях роль Сталина была вырезана].

В первые дни после своего создания Министерство культуры действовало в так же, как и Министерство кинематографии. 3 апреля 1953 года П. К. Пономаренко просил у Г. М. Маленкова разрешения на съемку трех цветных фильмов: «Александр Пушкин» (постановку намечалось поручить С. Герасимову), «Тихий угол» (Б. Барнет), «Ангелхранитель из Небраски» (Ю. Райзман) [269 там же, Д. 98, Л. 115116]. Обсуждение хода съемки фильмов велось на самом высоком уровне – коллегии Министерства – (см. например обсуждение кинофильма «Корабли штурмуют бастионы» («Адмирал Ушаков»). В тот момент сценарий проходил не меньше восьми инстанций для утверждения [270 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 18, Л. 27]. Должен был пройти определенный период, чтобы руководство Министерства ознакомилось с делами, обозначило свое видение проблемы, и, что тоже важно в рамках сверхцентрализованной административнокомандной системы – выяснило позицию высшего партийного руководства по отношению к кинопроизводству. Новый взгляд на проблему сформировался к июню 1953 года. В том же месяце на утверждение Г. М. Маленкова был представлен «переработанный в соответствии с Постановлением Совета министров СССР от 8 мая с.г. тематический план производства полнометражных художественных фильмов на 1954 год» [271 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 108, Л. 9]. Первоначально в плане содержалось много фильмов на историкобиографические темы, «некоторые современные темы касались проблем орошения пустынь и связанных с этим строительства каналов» [272 там же, Л. 9]. Министерство культуры пошло на радикальные меры: «Все эти темы... исключены» [273 там же, Л. 9]. В обновленном плане основное место заняли фильмы «на современные темы о рядовых советских людях...» [274 там же, Л. 10]. При этом Министерство культуры обратило внимание сценаристов на необходимость создания сценариев и фильмов на жизненном материале, без затушевывания и лакировки действительности, особенно на колхозные темы [275 там же, Л. 10]. В 1954 году предусматривалось производство 53 художественных картин, или в 3,5 раза больше чем в 1952 году, и в 7,5 раз больше чем в 1951. Таким образом, производством фильмов загружались все студии, а в «тематическом плане на 1954 год нашли отражение темы из жизни народов всех союзных республик, за исключением КарелоФинской и Таджикской» [276 там же, Л. 11].



Для привлечения зрителей на игровые историкобиографические фильмы Министерство культуры СССР в 1957 году внесло предложение о том, чтобы скопившиеся в органах кинопроката эти кинокартины, которые на киноустановках демонстрируются крайне редко, выдавать «киноустановкам, а также лекториям и учебным заведениям для показа их на условиях, существующих для проката хроникальнодокументальных, научнопопулярных кинофильмов» [277 там же, Д. 557, Л. 59]. Объективная картина популярности кинофильмов у широкого зрителя выглядела, например в 1956 году так [278 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 30, Д. 237, Л. 44]:

название фильма сбор (в млн. руб.) "Укротительница тигров" 91, "Педагогическая поэма" 80, "Два капитана" 75, "Дело Румянцева" наименее кассовые:

название фильма сбор (в млн. руб.) “Борис Годунов" "Дело" "Михайло Ломоносов" 19, При возможности выбора массовый зритель «голосовал» против историкобиографических фильмов, которые составляли главную часть производства фильмов в начале 1950х годов. И наоборот наибольшей популярностью пользовались, находившиеся ранее в загоне – комедийные, приключенческие, детективные фильмы, картины на современные темы.

Изменились не только взгляды руководства на политику в области количества создаваемых фильмов, их сюжетной направленности, тематике, но и по отношению к месту кино в жизни общества. Кино должно было стать главной частью досуга советского человека. Так, в 1954 году министр культуры Г. Александров на партконференции заявил: «Товарищ Маленков прямо сказал, что мы вытесняем и будем вытеснять водку из быта, мы будем внедрять кино» [279 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 18, Л. 17]. Если в 1953 году в среднем взрослый человек ходил в кино 23 раза в год, то теперь была поставлена цель «добиться того, чтобы советский человек имел возможность смотреть новые фильмы два раза в неделю» [280 там же, Л. 18]. Правда, для этого, помимо увеличения производства фильмов необходимо было решать вопросы развития кинопроката. Необходимость коренного изменения положения осознавалось не только в высшем руководстве, но, что не менее важно, самими сотрудниками Министерства культуры. Так, начальник Главного управления кинематографии в 1954 году говорил: «Никакими поправками, никакими незначительными улучшениями того или иного участка нашей работы мы не выполним поставленных перед нами задач. Необходима коренная и значительная перестройка всего дела кинематографии» [281 там же, Л. 75]. Резко критиковался и сам подход к руководству делом создания кинофильмов: «... идут разговоры, что существует кризис в сценарном деле. Это неправильные разговоры. Это придумано для того, чтобы оправдать практику малого выпуска фильмов» [282 там же, Л. 77]. Так, спустя год после смерти Сталина изменилась государственная доктрина в отношении кино.





Перед Министерством культуры стояло несколько задач от решения, которых зависело увеличение количества фильмов, их качества, сюжетного разнообразия, приведения технического качества в соответствии с мировыми стандартами. В течение 1954 – 56 годов проводится большая работа по предоставлению Министерству права самостоятельного запуска картин в производство и выпуска их на экран, расширению прав директоров киностудий, улучшению кредитования картин [283 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 30, Д. 184, Л. 2]. Обсуждение выпускаемых картин теперь происходило на уровне художественных советов киностудий. Высшее руководство Министерства вмешивалось в процесс создания фильмов лишь в экстренных случаях. Одна из сотрудниц Министерства заявила, что «коллегия Министерства рассматривает фильмы и сценарии только в случае аварии» [284 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 103, Л. 36]. Увеличение производства фильмов плодотворно сказалось на привлечении в кино молодых даровитых режиссеров. Только с 1953 года начали снимать фильмы И. Лукинский, Ю. Озеров, В. Басов, С. Сиделев, А. Граник [285 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 267, Л. 151]. В 1956 году пришел в игровое кино известный советский комедиограф Э. Рязанов [286 Вот как оценивали сценарий его дебюта «Карнавальная ночь» в Главном управлении по производству фильмов: «комедиограф В. Поляков, успешно работающий в эстрадном жанре, к своей работе в кино не относится с той же требовательностью, о чем свидетельствуют два последних очень слабых его сценария, к сожалению запущенных нами в производство, «Любовь не слепа» и «Карнавальная ночь» см. РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 457, Л. 33]. Тогда же на Одесской киностудии снимает свой фильм М. Хуциев. Уже в 1955 году отмечалось, что более половины новых фильмов «поставлено молодыми режиссерами или впервые начавшими самостоятельную работу кинорежиссерами». В конце 1950х – начале 60х годов начинают деятельность в кино режиссеры, чей талант полностью раскрылся на протяжении последующего времени: Г. Данелия, А. Тарковский, В. Шукшин, Э. Климов, Н. Михалков, А. Кончаловский и другие. Знаменитые к тому времени мастера советского кино также обрели «второе дыхание». Только в 1956 году «крупные мастера советского кино, которые в прошлом были ориентированы на постановку, главным образом исторических и биографических фильмов, после XX съезда КПСС повернулись к современной теме и создали ряд актуальных фильмов – «Большая семья», «Дело Румянцева» (реж. И. Хейфиц), «Урок жизни» (реж. Ю. Райзман), «Неоконченная повесть» (реж. Ф. Эрмлер), «Убийство на улице Данте» (реж. М. Ромм), «Урок истории» (реж. Л. Арнштам), «Первый эшелон» (реж. М. Калатозов) и другие» [287 РГАНИ, Ф.5, Оп. 30, Д.184, Л. 4]. Сотрудница Министерства Парамонова отмечала, что главный успех в кино – появление новых произведений принципиального значения – «К таким произведениям нужно отнести, прежде всего, по ее мнению фильм Довженко и Солнцевой «Поэма о море». В этом произведении авторы не просто художники, следующие за жизнью. Они философы, мыслители, вторгающиеся в гущу происходящих событий, пытающиеся понять великий смысл творчества народа» [288 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 18, Л. 55]. Раньше ни философы, ни мыслители не требовались. Сталин, особенно в последний период своей жизни рассматривал деятелей культуры, как работников промышленных предприятий. То есть ставилась определенная задача, которую нужно было выполнить.

Некоторые картины на современные темы вызывали нарекания со стороны Министерства. Так, первый заместитель министра С. Кафтанов заявил: «картина «Большая семья» по роману «Семья Журбиных» – это очень слабая попытка дать образ настоящего советского рабочего» [289 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 18, Л. 163].

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.