WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 27 |

В распоряжении Министерства культуры СССР находился такой важнейший рычаг формирования репертуарной политики как государственный заказ. Однако сотрудники Министерства отмечали, что «работа по созданию репертуара в отделе [театров] велась келейно. Тов. Глаголева [заместитель начальника отдела] сама решала вопрос принятия пьесы на госзаказ, обсуждение ее, читку. Иногда в этом участвовала так называемая репертуарная группа» [440 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 165, Л. 167]. Технологию принятия пьесы на госзаказ один из руководителей парторганизации Министерства культуры охарактеризовал так: «как создаются произведения? Заходит автор к Глаголевой, о чемто говорит, договор пошел на утверждение» [441 там же, Л. 168]. Следовательно, можно сделать вывод, что принятие пьес на госзаказ осуществлялось отдельными работниками среднего звена Министерства. В формировании репертуарной политики высшие руководители Министерства культуры участия не принимали. Об этом свидетельствует высказывание первого заместителя министра А. Н. Кузнецова: «Мы сегодня проводили большое совещание, посвященное репертуару Малого театра. Многие вещи прозвучали как откровение для нас, в том числе для меня. Какую пьесу ставят, когда выпускают, нужна ли она, зачем нужна, мы не всегда можем ответить» [442 там же, Л. 24]. «Мы говорим, что нет пьес. А какие пьесы мы сами можем порекомендовать. Читаем ли мы их сами?» [443 там же, Л. 25]. Уже на излете оттепели, после идеологического Пленума ЦК 1963 года Министерством культуры были предприняты некоторые меры к усилению контроля за формированием репертуара. Для, этого, в частности, Е. А. Фурцева предлагала увеличить количество сотрудников отдела театров, а также создать «репертуарные коллегии и художественные экспертные коллегии по драматическому, музыкальному и изобразительному искусству» [444 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 165, Л. 145].

Государственные органы управления культурой следили не только за репертуарной политикой в театрах, но и формой постановки спектаклей. Приоритет в этом деле был за Отделом культуры ЦК. Так, в августе 1958 года руководством отдела была составлена записка «О формалистических увлечениях в декоративном оформлении театральных постановок». Тенденции к формализму авторы записки нашли, в частности в театре им. В. Маяковского (гл. режиссер Н. Охлопков), сатиры (гл. режиссер В. Плучек). Так, «в постановке «Садовник и тень» в театре им. В. Маяковского полностью отрицается живописная декорация. Действие происходит на открытой сцене. Места для публики отведены и на сцене... Главным в спектакле становится символ, условность, намек» [445 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 67, Л. 85]; «спектакль «Мистерия – буфф» оформлен театром [Сатиры] в духе рисунков РОСТа и звучит в настоящее время условно, искусственно и архаично»; «условность живописных декораций в... спектакле [«Никто», режиссер А. Эфрос, «Современник»] доведена до предела – она явно подражает модернистским тенденциям живописи современных Польши и Югославии»; некоторые театры нередко отказываются от занавеса, обозначая начало действия простым ударом гонга» [446 там же, Л. 86]. С тревогой отдел культуры отмечал и попытки теоретически обосновать новые тенденции в театральном искусстве: «так возникла в ряде статей идеализация деятельности Камерного театра, театра В. Мейерхольда» [447 там же, Л. 87]. Это представлялось как стремление «поставить под сомнение реалистическую систему К. С. Станиславского» [448 там же, Л. 87].

К принципиально новому моменту в развитии театрального искусства можно отнести состоявшуюся во второй половине 1950х годов реабилитацию творческих методов В. Э. Мейерхольда, которая состоялась, прежде всего, благодаря многочисленным обращениям в ЦК КПСС виднейших деятелей театра.

Одной из новых тем, возникших в работе театров, после предоставления им большей самостоятельности, стала дискуссия о роли и месте главного режиссера в театре, о том кто является руководителем директор или главный режиссер. Министерство культуры СССР в 1956 году в своем приказе рекомендовало Министерствам культуры союзных республик «в тех случаях когда это возможно, назначать директорами театров главных режиссеров» [449 там же, Д. 44, Л. 2324]. Однако практика назначения творческих работников на пост директора не всегда себя оправдывала (в этом мы убедимся на примере МХАТа). В этой связи некоторые режиссеры А. Попов (театр Советской армии), Г. Георгиевский (Ставропольский краевой драматический театр) видели выход «в том, чтобы вновь ввести в театрах должность художественного руководителя, которому бы принадлежала вся полнота власти в вопросах художественного руководства театром» [450 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 44, Л. 27]. Важной проблемой оставалось формирование театральных трупп, «то есть права дирекции театров по приему и увольнению актеров, не ясен вопрос о разграничении прав и обязанностей между директором и главным режиссером театра» [451 там же, Л. 25]. Дирекция театра была лишена, по сути возможности вносить изменения в состав труппы (увольнять актеров по причине утери квалификации, по возрасту). Увольняемые актеры добивались через суд своего восстановления. Это негативно сказывалось на качестве работы театра. Лишь в 1960 году Министерством культуры было принято положение о замещении вакантных должностей в театрах по конкурсу [452 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 129, Л. 20].



Министерство культуры занималось также другими проблемами, имеющими непосредственное отношение к театру. Так, например в 1962 году оно осуществляло подготовку к проведению мероприятий, связанных со 100летием со дня рождения К. С. Станиславского, и даже просило ЦК учредить золотую медаль его имени [453 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 143, Л. 109], но отдел культуры отказал [454 там же, Л. 110]. Министерство организовывало творческие конференции театральных деятелей (см. например просьбу Н. А. Михайлова о проведении конференции, посвященной творчеству А. П. Чехова [455 там же, Д. 42, Л. 113]).

Не только среди театров страны, но даже и среди театров, подчиненных непосредственно Министерству культуры СССР, особое положение занимал МХАТ им. М. Горького. Никакому другому театру не уделялось столько внимания со стороны Министерства и Отдела культуры ЦК. Начальник главного управления театров объяснял такое пристальное внимание тем, что во всем мире изучают систему Станиславского как передовую и обсуждают проблемы МХАТа – поэтому его трудности «не могут стать только делом коллектива Художественного театра» [456 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 360, Л. 30].

К моменту создания Министерства во МХАТе, как и в целом в советском искусстве сложилась тяжелая ситуация. Это осознавали как в самом театре, так и в руководящих партийных органах. Вот как ведущие артисты театра оценивали состояние МХАТа на беседе 10 апреля 1954 года у директора А. К. Тарасовой Прудкин М. И.: «Неужели мы навсегда потеряли свое лицо? Сплошные изничтожения и принижения МХАТу, потому что у нас закисшая жизнь.

Массальский П. В.: Унылая!» [457 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 360, Л. 313] «Яншин М. М.: «У меня, например, характер считается подлинно МХАТовским, так говорят мне все: «настоящий МХАТовец – и что же?.. я часто за последнее время чувствую себя здесь, в театре, которому я отдал свою жизнь... абсолютно ненужным... как так получилось... (слезы) я не знаю...» [458 там же, Л. 328] А. К. Тарасова на коллегии в Министерстве заявила: «Неблагополучие, которое не удовлетворяет и театр и, я бы сказала наш народ, длится в течение нескольких лет» [459 там же, Л. 5]. Старейшая актриса МХАТа О. Л. КнипперЧехова, (тяжело болевшая в этот период) в письме, адресованном коллегии Министерства отмечала: «Театр наш болеет уже много лет. Старые дрожжи уже прокисают. Значит нужна помощь...» [460 там же, Л. 176] Партийные руководители объясняли кризис во МХАТе невнимательным отношением к нему со стороны Комитета по делам искусств. С трибуны XIX съезда КПСС, состоявшемся в октябре 1952 года секретарь Московского комитета партии Е. А. Фурцева заявила, что это невнимание привело к тому, что замечательный коллектив МХАТа «оказался в долгу перед советским зрителем. За последние два года из намеченных к постановке новых пьес театр поставил только три. Коллектив театра долгое время работал над постановкой неполноценных в идейнохудожественном отношении пьес: «Потерянный дом» – Михалкова, «Кандидат партии» – Крона и некоторыми другими. Затратив таким образом, время и средства, театр не выпустил за последние два года ни одного нового спектакля на советскую тему. Если бы Комитет по делам искусств занимался этим ведущим театром страны, он мог бы не допустить подобного положения» [461 Правда. 1952 г. 13 октября]. Представляется, что кризисное состояние МХАТа нельзя объяснить такой упрощенной схемой. Тяжелая ситуация театра объясняется целым рядом причин, в весьма малой степени связанных со вниманием или невниманием к театру со стороны Комитета. Да и сама Е. А. Фурцева, уже работая в ЦК, в конце 1950х годов, занимаясь проблемами МХАТа, по сути дезавуировала свою точку зрения, высказанную на партсъезде. Прежде всего нельзя не отметить, что любой, даже самый популярный театр проходит определенные отрезки в своей творческой жизни, периоды, когда взлеты сменяются спадами. Следующая причина кризиса состояла в том, что после смерти В. И. НемировичаДанченко в 1943 году в театре не осталось признанного всеми артистами лидера, художественного руководителя с непререкаемым авторитетом. У ведущих актеров театра сложились собственные представления на его развитие. И, хотя министру культуры Г. Ф. Александрову понравилась мысль о том, что «наследником учения Станиславского является весь коллектив театра» [462 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 360, Л. 169] сама по себе она является ошибочной в деле дальнейшего творческого развития. Методы Станиславского каждый член коллектива театра интерпретировал посвоему. А в таком большом театре каким был МХАТ, где у каждого существовали амбиции, прежде всего, необходимо было единоначалие. На деле же все происходило с точностью до наоборот. Во МХАТе к 1955 году сложилось два руководящих центра. Один во главе с главным режиссером М. Н. Кедровым, другой представляла директор и одна из ведущих актрис театра А. К. Тарасова. М. Н. Кедров не пользовался достаточным авторитетом и не смог объединить театр. Он сам говорил: «Но что же за положение у меня, когда я прихожу на спектакль «Дачники» меня режиссер не пускает. Происходит неприятная сцена с участием Аллы Константиновны» [463 там же, Л. 29]. Но самое главное, что «у нас в театре разрушена творческая организация и вообще организация» [464 там же, Л. 20]. В условиях, когда главный режиссер театра не мог перестроить работу в театре так, как ему представлялось необходимым нельзя было преодолеть кризис. По сути дела руководящие работники Министерства культуры хотели в данной ситуации, пользуясь выражением одного политического деятеля поздней советской эпохи, улучшить ситуацию ничего не меняя, – но так не бывает.

А. К. Тарасова не вполне соответствовала должности директора театра. Назначение ее на этот пост состоялось в 1953 году, после того как с должности директора был по многочисленным просьбам коллектива снят человек «со стороны». Таким образом, театр надеялся решать проблемы собственными силами. В принципе к тому времени уже имелся положительный опыт совмещения обязанностей, в частности в Малом театре, где один из ведущих актеров М. И. Царев одновременно являлся директором (причем довольно долгий период времени) [465 там же, Д. 786, Л. 20]. Но во МХАТе попытка изменить ситуацию силами коллектива самого театра к кардинальному улучшению не привела. Да и сама Алла Константиновна признавала: «Я не обладаю организационными способностями, я люблю театр, отдаю ему всю жизнь, но я не считаю себя 100%ным директором» [466 там же, Д. 360, Л. 9]. Так во МХАТе сложилась ситуация, при которой во главе его не было сильного руководителя, более того главный режиссер с одной стороны, дирекция и коллектив театра с другой испытывали недоверие друг к другу.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.