WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |

Неудовлетворительная ситуация к середине 1950х гг. сложилась и с молодыми кадрами. Это отмечали и М. Кедров («у нас нет промежуточного поколения 35летних актеров» [467 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 360, Л. 27]), и А. Тарасова [468 там же, Л. 9], и В. Топорков («изза возраста актеров явно не соответствующим играемым персонажам «иногда просто стыдно смотреть некоторые спектакли» [469 там же, Л. 105]). К сохранению застойного положения, связанного с омоложением состава труппы способствовали ряд известных актеров театра. Так, в 1958 году актер Б. Ливанов направил в ЦК письмо, в котором указывал, что вынужден уйти на пенсию в связи с неправильным отношением к нему со стороны дирекции МХАТа. Его заменили молодыми актерами в спектаклях «Дядя Ваня» и «Три сестры» (так как, например он не мог играть молодого офицера Соленого – Б. Ливанову было на тот момент 53 года [470 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 67, Л. 23]. Какието робкие попытки введения молодых актеров в состав труппы были, но ни один из них, введенных, например в сезоне 1954 – 55 годов не стал впоследствии звездой театра, такого уровня как А. Тарасова или тот же Б. Ливанов [471 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 360, Л. 272 273]. Некоторые немолодые уже ведущие актеры пытались делать собственные постановки. Одним, как например М. Яншину это удавалось, другие – например Б. Ливанов, не смогли утвердиться на новом поприще (см. резкую критическую оценку спектакля «Ломоносов» [472 там же, Л. 239]). Проблема омоложения состава труппы в 1955 году была только обозначена, но не решена. В 1963 году министр культуры Е. Фурцева вновь поставила ее и обратилась в ЦК с рядом предложений. В числе ее инициатив были: омоложение коллектива МХАТа, перетарификация труппы, перевод на пенсию старых артистов, приглашение в театр новых режиссеров – «поскольку эти мероприятия затронут ряд известных деятелей театра, Министерство культуры СССР считает необходимым доложить в ЦК КПСС по этому вопросу» [473 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 55, Д. 47, Л. 8586]. В сложившихся условиях отдел культуры ЦК еще в 1957 году выступил с инициативой создания молодежнотеатральной труппы «из числа наиболее одаренной артистической молодежи и студийцев МХАТа с привлечением для работы в этой труппе творчески ярких режиссеров, близких ко МХАТу по их творческому направлению» [474 там же, Оп. 36, Д. 44, Л. 16]. Это по сути дела принятие окончательного решения о создании будущего «Современника» – для спектаклей «этой труппы следует предоставить сцену филиала театра» [475 там же, Л. 16].

Еще одна причина кризиса, которая была отмечена Фурцевой еще в 1952 году – проблема выбора репертуара. Этот вопрос был общим местом во многих выступлениях на коллегии Министерства в январе 1955 года. По мнению Г. Ф. Александрова репертуар подбирался по принципу «может быть подойдет», то есть был случайным [476 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 360, Л. 175]. В этой связи он заявил, что «театр должен заказывать драматургу, то, что необходимо театру» [477 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 360, Л. 175], и, в качестве примера приводил переписку К. Станиславского и А. Чехова по проблемам репертуара.

Таким образом, существовал целый комплекс причин приведших театр в кризисное состояние. М. Н. Кедров в 1955 году был снят с поста главного режиссера МХАТа, но, выйти из кризиса в рассматриваемый период театру не удалось. Перемены к лучшему начались только с приходом во МХАТ О. Н. Ефремова в 1970 году.

Остро стояла проблема не только с художественной деятельностью во МХАТе, но и с самим зданием театра. Еще 1945 году происходило обследование его помещения специалистами, которые пришли к выводу, что в здании можно работать не более 5 лет [478 там же, Д. 98, Л. 215]. Однако вопрос не решался, а тем временем несмотря на ежегодные капитальные ремонты здание продолжало разрушаться. Созданная по поручению Совета министров комиссия в составе М. Сабурова (Госплан), М. Суслова (ЦК), Н. Беспалова (Комитет по делам искусств), С. Круглова (МВД), М. Яснова (Моссовет) в марте 1953 года рассмотрела вопрос о строительстве нового здания МХАТа. Она пришла к следующим выводам: «ввиду большой ветхости существующего здания МХАТ, построенного в разные сроки (1807 1882 1909 гг.) нецелесообразно производить капитальный ремонт и восстановление этого здания». Строительство нового здания МХАТ на месте существующего комиссия посчитала «нецелесообразным, ввиду большой стесненности этого участка примыкающими к нему зданиями». Из рассмотренных пяти участков для строительства нового здания в районах ул. Горького, пл. Свердлова, Арбатской пл. и пл. им. Пушкина, комиссия выбрала участок между Тверским бульваром и пл. им. Пушкина [479 там же, Л. 209]. То есть было избрано то место, где сейчас располагается МХАТ им. М. Горького (гл. режиссер Т. Доронина). А в начале 1960х годов министром культуры Е. Фурцевой было внесено предложение о строительстве нового здания МХАТа на Театральной площади [480 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 165, Л. 134], но оно не было осуществлено.

§. 4 Изобразительное искусство.

Наиболее неблагополучная обстановка из всех отраслей художественной культуры к моменту образования Министерства сложилась в сфере изобразительного искусства. Причем кризис развивался по нескольким направлениям: с одной стороны – напряженная атмосфера среди самих художников, с другой – в отношениях между художником и государством (организация труда художников). Первое в условиях всеобъемлющего контроля правительственных учреждений вытекало из второго.

Письма, жалобы, предложения, критические выступления начали поступать в партийные и правительственные органы с 1950 года [481 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 30, Д. 85, Л. 35], однако вплоть до 1954 года меры для исправления положения не предпринимались. Только в начале оттепели были внесены предложения по изменению целого ряда существующих порядков.

Большой ущерб развитию советского изобразительного искусства и скульптуры нанес культ личности «и связанное с ним пренебрежение к правдивому и художественнополноценному изображению народных масс. Это привело к сужению тематики, к сюжетному и композиционному однообразию советского изобразительного искусства, как в живописи и графике, так и в скульптурных памятниках, подавляющее большинство которых решено однообразно… Элементы культа личности привели к нарушению жизненной и художественной правды в ряде произведений живописи, в которых вместо глубокого изучения жизни, поисков ярких, выразительных сюжетных типов и характеров, художники изображали народ как пассивную толпу статистов, которая нужна автору лишь для того, чтобы на этом безликом фоне выделить образ центрального исторического персонажа. Это порождало в ряде произведений недопустимо поверхностное, обыденное и примитивное изображение рядовых советских людей» [482 там же, Л. 37]. Автор строк, Г. Ф. Александров по сути «отлучил» подобные произведения от принадлежности их к социалистическому реализму: «… произведения, в которых советские люди изображены бесцветно и неубедительно при всей кажущейся реальности трактовки, по существу не являются реалистическими, так как они не раскрывают подлинного характера советских людей» [483 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 30, Д. 85, Л. 37]. Нельзя сказать, что проблему жанрового однообразия и практически одинакового творческого решения при создании картин совершенно не осознавали в руководящих структурах (по крайней мере, накануне начала оттепели, в 1953 году). 21 января 1953 года в записке на имя Г. М. Маленкова Секретари ЦК по идеологии Н. А. Михайлов и М. А. Суслов, заведующий отделом ЦК В. Кружков, председатель Комитета по делам искусств Н. Беспалов сообщали о созыве пятой сессии Академии художеств СССР: «Сессия поставит перед художниками задачу – создание глубоко идейных и высокохудожественных произведений изобразительного искусства, уделит серьезное внимание вопросам разработке в изобразительном искусстве темы труда, жанровой живописи и пейзажу – картине» [484 РГАСПИ, Ф. 17, Оп. 133, Д. 397, Л. 26]. Однако не в смысле изменения политики государства в поддержке развития жанровой живописи, не в смысле какихлибо изменений в организации труда художников кардинальных изменений внесено не было вплоть до 1954 года. Впрочем, судя по архивным материалам в области организации труда деятелей изобразительного искусства не предпринимались даже попытки к изменению этих условий.

В последний период жизни Сталина основной тенденцией в развитии советского изобразительного искусства являлось создание монументальных, крупных по размеру произведений, с чертами парадности, решенных, как правило, по одной схеме. Во многих случаях такие произведения создавались так называемым «бригадным методом», который широко культивировался руководством Комитета по делам искусств. В качестве примера подобной работы можно привести полотно, законченное уже после смерти Сталина – «Выступление И. В. Сталина на II съезде колхозниковударников». Картина, над которой коллектив художников во главе с А. М. Герасимовым в составе шести человек работал в течение 18 месяцев представляла собой огромный холст размером 685*1106 см – «в картине изображено свыше 200 действующих лиц, ее размер превышает 75 кв. м, большая работа была проделана художниками по собиранию материала, необходимого для написания картины (около 100 этюдов)» [485 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 125, Л. 60]. Она предназначалась для Главного павильона ВСХВ (ныне ВДНХ) [486 там же, Л. 31]. Государственная закупочная комиссия, дававшая первоначальную оценку подобным крупным произведениям состояла из художников, стоявших у руководства Академией художеств: народного художника СССР Б. В. Иогансона, народного художника РСФСР М. Г. Манизера, дважды лауреата Сталинской премии Ф. П. Решетникова, искусствоведов и музейных работников. Таким образом, можно отметить наличие определенной групповщины среди руководства художниками, узкий круг известных мастеров руководил закупкой работ друг друга [487 там же, Л. 60]. В данном случае, стоимость произведения свыше 50.000 рублей должна была утверждаться Советом министров СССР. Комиссия по оценке состояла из руководителей министерств: финансов – А. Зверева, культуры – П. Пономаренко, сельского хозяйства – И. Бенедиктова, председателя Госплана Г. Косяченко. Министерство культуры предлагало со своей стороны установить гонорар в сумме 350.000 рублей [488 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 125, Л. 53].

В условиях культа личности силы талантливых художников были подчинены пропаганде и восхвалению существующих порядков. В изобразительном искусстве, как быть может ни в одной другой сфере художественной культуры столь ярко проявились тенденции к парадности и лакировке. Необходимо отметить, что партийное руководство рассматривало изобразительное искусство в целом и создание скульптурных произведений в частности, прежде всего как одну из составляющих пропаганды. Так, существовали планы монументальной пропаганды [489 там же, Д. 55, Л. 38]. Однако, несмотря на то, что в деле создания памятников было подчинение идеологическим установкам нельзя сказать, что все памятники деятелям советского государства и коммунистического движения устанавливались быстро. Относительно быстрыми темпами, на поток было поставлено создание, прежде всего, памятников И. В. Сталину и В. И. Ленину. Другие деятели коммунистического движения не удостаивались такого внимания со стороны правительственных структур.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.