WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |

Музыке со стороны высшего руководства Министерства уделялось меньшее внимание по сравнению с другими отраслями художественной культуры. Нередко руководство ее развитием со стороны министров сводилось только к составлению плана выступлений артистов во время праздничных мероприятий (например, на концертах, посвященных очередной годовщине Октябрьской революции).

На развитие музыкального искусства к 1953 году наложил глубокий отпечаток принятое в 1946 году Постановление «Об опере В. Мурадели «Великая дружба». Так же как и деятели кино, советские композиторы избегали создания произведений на современные темы [572 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 45, Л. 99].

В мае 1958 года в ЦК КПСС проводилась работа по составлению Постановления «Об исправлении ошибок в оценке опер «Великая дружба», «Богдан Хмельницкий», и «От всего сердца». Авторы проекта Л. Ф. Ильичев, Б. С. Рюриков, П. А. Сатюков не указывали конкретных причин, заставивших их обратиться к этому проекту. Возможно определенную роль сыграла подготовка к Первому Международному конкурсу им. П. И. Чайковского. Само Постановление «прошло незамеченным» [573 Зезина М. Р. Советская художественная интеллигенция…, С. 207 ]. Его влияние на развитие музыкальной жизни страны оценить весьма трудно: вопервых, в представленных в ЦК отчетах о собраниях композиторов, проходивших после выхода Постановления содержались лишь общие фразы и благодарность партии за заботу о развитии музыки, вовторых, расширение тематики и количества, поставленных в театрах страны опер началось задолго до принятия данного Постановления [574 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 143, Л. 5]:

рост колво созданных и поставленных новых балетов в 2,6 раз колво созданных и поставленных новых опер в 7,7 раз Возвращение ранее запрещенных имен таких, как например С. В. Рахманинова и Ф. И. Шаляпина также началось задолго до 1958 года: еще в октябре 1956 года Н. А. Михайлов просил об этом ЦК КПСС. Постановление ЦК «Об исправлении ошибок…» способствовало своеобразной реабилитации произведений и композиторов критиковавшихся в 1946 году. Произведения композитора В. Мурадели, главного объекта критики не только стали широко ставиться в оперных театрах страны, но и в 1964 году его новая опера была исполнена в один из самых главных праздников страны.

Министерство культуры непосредственно руководило музыкальной жизнью столицы. В 1953 году ряд артистов оперы обратились к П. К. Пономаренко с просьбой об открытии нового театра под руководством И. С. Козловского. Они мотивировали свое предложение в том числе и тем, что до революции в Москве было 4 оперных театра, а в 1950х годах только 3 (Большой, его филиал, и театр им. К. Станиславского и В. НемировичаДанченко) [575 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 78, Л. 3843]. Сотрудники Министерства ответили отказом, так как оперные театры плохо посещались зрителями (зрительный зал театра им. К. Станиславского и В. НемировичаДанченко оставался незаполненным) [576 там же, Л. 37].

Но решение некоторых вопросов о деятнльности музыкальных театров затягивалось. Например, в августе 1953 года коллегией Министерства культуры соответствующему управлению было поручено рассмотреть и внести предложения об улучшении работы московского театра оперетты. Вплоть до 1955 года было составлено 29 вариантов проекта решения коллегии. В марте того же года в Главном управлении театров и музыкальных учреждений, по словам одного из сотрудников Министерства был «выработан тридцатый вариант приказа по Министерству… Вы думаете вопрос решен и приказ подписан? – говорил он Нет. В московском театре оперетты попрежнему из 195 человек актерского состава половина артистов непригодна для работы в столичном театре. Значительная часть артистов утратила свои профессиональные данные, театр не располагает исполнителями на ответственные вокальные партии. Сейчас мы ждем указание о подготовке тридцать первого варианта приказа» [577 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 43, Л. 34]. И в 1963 году отмечалось, что работа коллектива театра оперетты «давно не удовлетворяет» отдел музыкальных учреждений [578 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 166, Л. 40].

Все музыкальные театры являлись убыточными в финансовом плане. Даже Большой театр приносил убытки, несмотря на рекордно высокую среднюю посещаемость спектаклей (в начале 1960х годов примерно 99,1 % [579 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 927, Л. 1]). Когда в конце 1950х годов развернулась компания по сокращению театрам государственной дотации в Министерстве отмечали, что главная задача состояла в том, «чтобы сохранить имеющиеся» музыкальные театры [580 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 166, Л. 31]. При этом расходы на содержание театров оперы и балета были большими чем, на содержание драматических. Например, расходы на новую постановку в оперных театрах союзного подчинения в среднем составляли в 1954 году 317,0 тысяч рублей, в то время как в обычном театре новая постановка обходилась в 147,0 тысяч рублей. Затраты на постановку в крупнейшем музыкальном театре страны – Большом достигали 750 – 800 тысяч рублей [581 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 468, Л. 18].



В октябре 1961 года в Москве был открыт Большой Кремлевский Дворец съездов, в котором помимо партийных съездов и пленумов проводились концертные мероприятия. Причем огромный зал Дворца полностью оправдал себя в финансовом плане, его работники добились «самоокупаемости всех концертнозрелищных мероприятий, проводимых в нем» [582 там же, Д. 1007, Л. 221]. Прибыль Дворца съездов в 1963 году ожидалась (по оценкам Е. А. Фурцевой) в размере 550 тысяч рублей. Кроме того, использование Дворца съездов для проведения оперных спектаклей, балетов и концертов позволило сократить дотацию Большому театру.

Характерным примером незавершенности реформ, проводившихся в период оттепели является история с созданием нового гимна СССР. Еще до XX съезда КПСС, в декабре 1955 года президиум ЦК КПСС принял решение о создании нового гимна [583 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 30, Д. 237, Л. 173]. В соответствии с этим решением Министерство культуры совместно с Союзом писателей и Союзом композиторов организовали закрытый конкурс на лучший текст и музыку. Комиссия под руководством Д. Т. Шепилова должна была рассмотреть проекты к 1 июлю 1956 года. Однако к этому сроку работа не была завершена. Министерство просило ЦК КПСС «дать указания по активизации работы комиссии в июле 1957 года [584 там же, Л. 173]. Работа по созданию нового гимна велась в течение всего исследуемого периода, и, в начале 1960х годов ее координация была в основном сосредоточена в Идеологическом отделе ЦК [585 там же, Оп. 55, Д. 99]. Секретарем ЦК КПСС Л. Ф. Ильичевым было представлено для Н. С. Хрущева несколько вариантов гимна, но в результате ни один из них так и не был принят.

Министерство также занималось вопросами производства музыкальных инструментов. Положение в этой области продолжало оставаться неудовлетворительным в течение всего исследуемого периода. Так, в 1960 году Н. А. Михайлов констатировал, что промышленность удовлетворяет только «одну десятую, а может и меньшую часть запросов трудящихся» [586 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 129, Л. 19]. При этом такие музыкальные инструменты как пианино и духовые в основном находились в пользовании городских жителей: 96 % в городе и только 4 % в деревне [587 там же, Д. 18, Л. 43].

В системе Министерства культуры находилось 47 ансамблей песни и пляски, 47 хоров, 37 симфонических оркестров, 20 оркестров народных инструментов и ряд других коллективов [588 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 375, Л. 62]. Заместитель начальника Отдела музыкальных учреждений в 1960 году утверждал, что в системе организаций Министерства работают около 20.000 артистов [589 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 130, Л. 75].

В середине 1950х годов Министерство разрабатывало ряд мероприятий по уменьшению расходов на содержание подчиненных музыкальных коллективов, так как их штаты разрослись в начале 1950х годов за счет административноуправленческого персонала.

*** После создания в 1954 году Министерства высшего образования в ведении Министерства культуры СССР остались 10 художественных вузов, 53 художественных училищ и средних школ и 34 детских художественных школы, с контингентом учащихся 12 тысяч человек [590 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 251, Л. 155]. Впрочем, вузы и техникумы фактически находились в двойном подчинении (министерств высшего образования и культуры). Последнее пыталось ликвидировать параллелизм в руководстве этими учебными заведениями. Проблема была обозначена в сентябре 1957 года, когда Н. А. Михайлов направил в ЦК КПСС специальную записку, в которой указывал на неквалифицированное руководство вузами искусства со стороны Министерства высшего образования – оно не было в состоянии обеспечить достаточную научную и методическую помощь [591 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 42, Л. 71]: «Не имея в своем аппарате специалистов в области искусств оно испытывает большие трудности при рассмотрении вопросов, поднимаемых вузами искусств и затягивает их решение, чем наносит явный ущерб делу» [592 там же, Л. 70]. Несовершенство руководства этими Вузами заключалось еще и в том, что «аспиранты вузов искусств – музыканты, исполнители, художники, композиторы и др. в соответствием с общим положением по аспирантуре должны были писать диссертации, ни в коей мере не свидетельствующие об уровне их профессионального мастерства» [593 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 42, Л. 69]. Просьбу министра о подчинении художественных институтов исключительно Министерству культуры рассматривал Отдел культуры ЦК (который выступил в роли своеобразного третейского судьи) совместно с представителями заинтересованных министерств. Заведующий Отделом ЦК Д. А. Поликарпов счел просьбу Министерства культуры несостоятельной. В итоге было принято половинчатое решение о том, чтобы Министерство высшего образования уточнило учебные планы и «конкретизировало правила приема в вузы искусства» [594 там же, Л. 72]. Однако такой выход из положения не удовлетворил Министерство культуры, об этом свидетельствует высказывание Н. А. Михайлова в 1958 году: «А что такое быть художником? Это значит нужно 56 часов проводить за мольбертом... А мы хотим, чтобы еще 8 часов он сидел за общими дисциплинами. Когда же ему спать, готовить задания и отдыхать?» [595 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 103, Л. 89].





Соответствующие подразделения Министерства культуры осуществляли руководство учебными заведениями искусства по составлению планов обучения специальным дисциплинам и распределению выпускников, совместно с Отделом ЦК определяли планы приема в них. Так, в начале 1960х годов особо пристальное внимание уделялось вузам, готовившим художников. Если в середине 1950х годов Министерство стремилось ориентировать выпускников для работы в искусстве и с тревогой отмечало, что по окончании института молодые художники изза отсутствия материальной базы вынуждены заниматься оформительской работой, что приводит художника к резкому снижению его творческой квалификации» [596 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 30, Д. 85, Л. 40], то в начале 1960х годов Министерство наоборот ориентировало студентов для работы в народном хозяйстве. Отдел культуры ЦК выступал инициатором сокращения приема живописцев, скульпторов и графиков на 1962 год с 354 до 160 человек, так как после выпуска они «нигде не работают, и занимаются «чистым искусством» [597 там же, Д. 145, Л. 86]. Затем, в мае 1963 года было принято Постановление ЦК КПСС и Совета министров о сокращении приема в вузы искусства на дневное отделение на 200250 человек» [598 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 945, Л. 158]. С начала 1960х годов «больше внимания уделяется, в частности художникам прикладного искусства, с тем, чтобы они нашли применение в различных отраслях промышленности, производящей предметы быта, одежду, мебель и т.д.» [599 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 165, Л. 156]. В этой связи были составлены новые учебные планы по всем отраслям искусства.

В середине 1950х годов, в связи с увеличением кинопроизводства особенно остро встала проблема с привлечением литераторов для работы в кино. Для ее решения при Всесоюзном киноинституте были созданы специальные курсы по подготовке кинодраматургов, а в учебную программу Литературного института имени М. Горького введены специальные кинодисциплины.

Министерство культуры ходатайствовало перед Советом министров об открытии новых Вузов. Так, в 1953 году П. К. Пономаренко обратился к Г. М. Маленкову с просьбой об открытии в городе Новосибирске консерватории, так как в Сибири и на Дальнем Востоке в то время не было «ни одного высшего музыкального учебного заведения» [600 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 121, Л. 226].

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.