WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 |

В 1963 году 86 % всех музеев находилось в ведении Министерства культуры [634 РГАНИ, Ф. 2, Оп. 1, Д. 627, Л. 31]. В целом по стране можно отметить тенденцию к некоторому росту количества музеев по сравнению с 1953 годом [635 там же, Л. 31]:

год количество музеев Более внушительным (почти в два раза) был рост посещаемости:

год количество посетителей (тыс. чел.) 29. 39. 55. Министерство руководило делом пополнения экспонатов центральных музеев страны – выделяло средства на закупку произведений искусства: Государственной Третьяковской галереи, Музея имени Пушкина, Эрмитажа, Русского музея, музея Восточных культур [636 там же, Ф. 5, Оп. 36, Д. 75, Л. 122]. Закупка экспонатов производилась по спискам, представляемым музеями. Причем ленинградские музеи находились в более выгодном положении, они пользовались в этом смысле определенной автономией – часть средств предоставлялась им на расходы по собственному усмотрению [637 там же, Л. 123].

Расходы на содержание музеев и выставок за период 195362 годов выросли с 14,7 миллионов рублей до 23,5 миллионов [638 РГАНИ, Ф. 2, Оп. 1, Д. 627, Л. 34].

Министерство контролировало состояние работы, экспозиции центральных музеев. В 1956 году Н. А. Михайлов внес в партийные органы предложение о строительстве нового здания Третьяковской галереи [639 там же, Ф. 5, Оп. 36, Д. 26, Л. 78]. В 1958 году Министерство обращалось в ЦК с просьбой о предоставлении дополнительной площади Эрмитажу.

*** Рассматривая вопросы культурного сотрудничества в СССР можно условно выделить два уровня: культурный обмен внутри страны и международное сотрудничество.

Основной формой внутреннего культурного обмена в рассматриваемый период являлись декады литературы и искусства и фестивали. Декады предоставляли зрителям возможность ознакомиться с лучшими достижениями национального театра, оперы, балета, самодеятельности, а деятелям культуры союзных республик давали возможность широкой популяризации своего искусства. Однако, наряду с этими положительными моментами в практике проведения декад имелись недостатки: парадность, убытки от декад, нарушение нормальной работы театров во время их проведения и во время длительной (4х – 5и месячной) подготовки к декадам, кроме того, на них происходило периодическое пополнение состава участников за счет московских артистов. В 1958 году Михайлов, в связи с приведенными доводами, обратился в ЦК КПСС с вопросом о целесообразности дальнейшего проведения декад. Конкретных предложений об изменении практики культурного обмена Министерство не предлагало, лишь отмечалось, что можно было бы продумать систему мероприятий, которые могли бы «содействовать дальнейшему развитию искусства республик и широкой его пропаганде в не меньшей степени, чем декады литературы и искусства» [640 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 83, Л. 22]. Отдел культуры не поддержал предложения Министерства.

Международное сотрудничество в данный период развивалось по нескольким направлениям: обмен художественными коллективами и исполнителями и оказание помощи главным образом, развивающимся странам.

По сравнению с предыдущим произошел серьезный прорыв в плане культурного обмена. До 1953 года факты выезда советских артистов и демонстрации выставок за рубежом были единичными (и то, как правило, в социалистические и развивающиеся страны). Характерны примеры с проведением выставок изобразительного искусства: в 1951 году было проведено всего три выставки за рубежом (ГДР, Польша, Индия), в 1955 году 5 (Чехословакия, Финляндия, Китай, два раза в Польше), в 1958 году 16 [641 Информационный бюллетень Министерства культуры СССР. М., 1959, С. 70]. Культурный обмен становился систематическим – во второй половине 1950х годов был подписан целый ряд договоров между СССР и зарубежными государствами. Резко увеличилось количество человек, выезжавших из Советского Союза по планам культурного обмена. Если в 1955 году из СССР было командировано около 2.500 деятелей культуры в 44 страны [642 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 43, Л. 102], то в 1963 году – 17.680 человек. СССР посетило в 1955 году 2.200 деятелей культуры из 30 стран, а в 1963 году 19.630 [643 Ежегодник БСЭ – 1964...,С. 102]. Только в 1957 году Министерством культуры отмечалось, что «за последнее время наши артисты побывали в таких странах, где еще представители советского искусства не были известны: в Турции, Эфиопии, Ливии, Судане, Таиланде, Чили, Эквадоре, Кубе, КостаРике и др.» [644 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 43, Л. 102]. Резкое увеличение количества выезжавших за рубеж на гастроли побудило Министерство выступить с предложением о том, чтобы ему было разрешено самостоятельно (минуя комиссию ЦК по выездам за границу) направлять советских артистов в социалистические страны, увеличивать их срок пребывания, если будут такие пожелания со стороны хозяев [645 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 43, Л. 105]. Кроме того, Министерство просило разрешения самостоятельного приглашения деятелей культуры из стран «народной демократии». Однако Отдел культуры ЦК отверг даже такое частичное покушение на исключительные прерогативы и контрольные функции партийных органов со стороны государственных. Резолюция Д. А. Поликарпова гласила, что предложение Министерства является «неприемлемым»: «Многочисленные факты показывают, что работники Министерства допускают несерьезное отношение к организации поездок советских артистов за границу и к приглашению зарубежных коллективов в СССР. К тому же осуществление предлагаемых т. Михайловым мероприятий привело бы к снижению контроля ЦК КПСС за организацией культурного обмена с зарубежными странами» [646 там же, Л. 106]. Однако, контроль со стороны партийных органов все же не исключал скандальных ситуаций, связанных с пребыванием советских артистов за границей. Самый известный пример в течение рассматриваемого периода связан с Р. Нуреевым, во время гастролей в Париже, отказавшимся вернуться на Родину.



Гастроли советских артистов за рубежом приносили большие доходы в государственный бюджет. Министерство культуры сообщало, что только за гастрольную поездку, например С. Рихтера в Италию и Францию в 1963 году государству будет сдано 50 тысяч долларов прибыли [647 там же, Д. 143, Л. 208]. Тем не менее, несмотря на такие прибыли, партийные органы и КГБ с крайней подозрительностью относились к выездам на гастроли в капиталистические страны. Например, в 1956 году Министерство культуры ходатайствовало о разрешении выезда С. Рихтера. КГБ выступил против, Отдел культуры согласился, с тем, однако условием, чтобы его сопровождал специальный чиновник из Министерства [648 там же, Д. 24, Л. 7074]. При рассмотрении просьб Министерства о посылке на зарубежные гастроли Отдел культуры руководствовался также количеством выездов за границу того или иного деятеля культуры. В сентябре 1956 года он не разрешил выезд в США Д. Ойстраха, так как в том году знаменитый скрипач уже был там в январе и, кроме того, выступил в 13 странах [649 там же, Л. 116].

С гастролями крупных коллективов в финансовом плане дело обстояло неоднозначно. В тех случаях, когда были проведены подготовительные мероприятия (реклама, анонсирование и т.п.) гастроли приносили прибыль, и наоборот при плохой их организации они приносили убытки. В этом смысле весьма показателен пример гастролей советского цирка. Без предварительного анализа и расчета и при плохой организации в близкой от Советского Союза Скандинавии они прошли с убытками, а в далекой Бразилии (при составе коллектива 50 человек), только расчеты показали, «что с нашей стороны не потребуется инвалютных затрат, и что в итоге гастролей в доход союзного бюджета будет сдано не менее 426.000 инвалютных рублей» [650 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 73, Л. 20].

С расширением культурного сотрудничества партийногосударственные органы пытались способствовать продвижению отечественных фильмов на мировом экране. В 1956 году ведущие кинодержавы на внешний рынок представляли: США до 250 кинофильмов, Франция до 100, Италия до 85, СССР – до 30 [651 там же, Д. 82, Л. 46]. При этом констатировалось, что например в странах Азии и Африки «совсем не знают советских артистов, зато знают наперечет всех американских и прочих «кинозвезд», чьи портреты вывешены в фойе кинотеатров» [652 там же, Оп. 30, Д. 237, Л. 146]. Приобретение иностранных фильмов в СССР было поставлено в зависимости от экспорта в ту или иную страну [653 там же, Д. 82, Л. 47]. В качестве первоочередных мер для улучшения проката за рубежом ставилась задача улучшения рекламы советского кино. Директор института Востоковедения АН СССР Б. Гафуров, составивший записку о состоянии проката отечественных фильмов в развивающихся странах писал: «Если мы вообще против системы рекламы «кинозвезд» в Советском Союзе, то не в наших силах перевоспитать заграничную публику. Для того, чтобы социалистическая идеология пробила себе дорогу, нужно научиться хорошо рекламировать наши фильмы, являющиеся носителями этой идеологии» [654 там же, Д. 237, Л. 146].





При этом прокат «наших фильмов за границей не давал ощутимых коммерческих результатов» [655 там же, Оп. 36, Д. 237, Л. 153]. Министерство культуры предлагало увеличить ассигнования на рекламу и брать в аренду кинотеатры за рубежом для показа советских фильмов [656 там же, Д. 82, Л. 48].

Министерство принимало участие в разработке ставок гонорара советским артистам за выступления за границей. Так, в 1961 году Фурцева предложила отрегулировать нормы ставок. Дело в том, что к тому времени артисты получали за выступления на Родине и в капиталистических странах больше, чем в социалистических. Ввиду этого гастроли знаменитых артистов в социалистических странах были непривлекательны с коммерческой точки зрения. Кроме того, в странах «народной демократии» советские артисты вынуждены были выступать с так называемыми «шефскими концертами», которые им не оплачивались [657 там же, Д. 136, Л. 175]. Министерство внесло предложение установить ставку за выступление в социалистических странах равной ставке за выступление в СССР. Отдел культуры выступил против, мотивировав это тем, что существовавшая система оплаты была и так достаточно высока, а повышение ставок привело бы к уменьшению поступлений инвалюты в Госбюджет [658 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 136, Л. 177].

Поскольку среди артистов наибольшей популярностью пользовались поездки в капиталистические страны, наименьшей гастроли в отдаленные районы СССР на целину, в Сибирь и т.п., Министерство культуры разрабатывало ряд мероприятий, при которых гастроли за рубеж ставились в зависимость от числа поездок по СССР. Тем не менее, ряд известных артистов под всяческими предлогами пытались отказаться от части гастролей внутри страны. В качестве положительного примера в этом смысле один из сотрудников Министерства приводил М. Ростроповича: он «ездил в Заполярный круг, и на целину, и в Якутию, и в Сибирь. – Вот товарищ. И когда идет разговор о поездке его за границу, он никогда не ставит вопрос: сколько будут платить?» [659 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 103, Л. 133].

При участии сотрудников Министерства составлялся репертуар артистов и коллективов, выезжающих за рубеж на гастроли. Однако исполнители, находясь за границей, иногда меняли ранее утвержденную программу. Фурцева говорила: «Бывает и так, что представив здесь на утверждение программу, включающую советские произведения, исполнители, оказавшись за рубежом, фактически выступают с другой программой» [660 там же, Д. 165, Л. 154]. Для усиления контроля за репертуаром гастролеров и их персональным составом в 1963 году была создана специальная комиссия при министре с участием творческих отделов. Тогда же в отделе музыкальных учреждений говорили, что «мы добились того, что ни один исполнитель и ни один коллектив не выезжает, не имея в своем репертуаре произведений советских композиторов» [661 там же, Л. 185].

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.