WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 27 |

Важное значение для раскрытия взаимоотношений Министерства культуры с партийными органами имеют материалы РГАНИ, в котором сосредоточена документация отделов ЦК КПСС начиная с марта 1953 года. К деятельности Министерства имеют непосредственное отношение материалы Общего отдела ЦК (Оп. 30), отделов ЦК ведавших вопросами культуры – науки и культуры в 195355 гг. (Оп. 17), культуры в 195562 гг. (Оп. 36), Идеологического отдела ЦК в 196263 гг. (Оп. 55), а также материалы из Отдела ЦК по подбору и распределению кадров (Оп. 29). Документы этих отделов представлены главным образом служебными записками, справками по тем или иным вопросам, указаниям Министерству культуры, резолюциям по обращениям руководителей Министерства. В этом фонде также отложились письма (оригиналы) министров культуры и их заместителей по проблемам текущей работы (что является особенно важным для изучения периода начала 1960х годов, так как в фондах Министерства этих материалов нет, и кроме того в его фондах практически нет документов из отделов ЦК.

При изучении общих тенденций культурной политики большое значение имеют стенографические отчеты [28 Хотя стенографические отчеты пленумов ЦК начала 1960х были опубликованы, в некоторых пропущены отдельные детали их работы. Стенограмма же предполагает полное изложение всех выступлений, которое содержится только в фондах РГАНИ. ] и материалы, подготовленные к Пленумам ЦК КПСС. Они сосредоточены в фонде №2 РГАНИ. В их числе первостепенное место занимают неопубликованные статистические материалы по развитию художественной культуры в СССР, охватывающие длительный период времени (по некоторым сферам включающие данные, в том числе и довоенного периода), показатели развития отраслей культуры в Советском Союзе в сравнении с лидирующими капиталистическими странами. Эти материалы были подготовлены к Июньскому (1963 г.) Пленуму ЦК КПСС.

Для изучения деятельности Министерства, организации его работы, реакции его сотрудников на те или иные события в культурной жизни страны и в жизни самого Министерства важно привлечение в качестве источника материалов протоколов и стенограмм партсобраний и партийных конференций, сосредоточенных в ЦАОДМ (Ф. 957, оп. 1). Исследуя их, можно почерпнуть ценную информацию о подоплеке принятия тех или иных решений. Поскольку партийные собрания были мероприятиями закрытыми, с ограниченным числом участников, то анализируя речи выступавших можно получит информацию об отношении сотрудников Министерства к отдельным деятелям отечественной культуры, а также об указаниях высших руководителей страны по вопросам культуры, имевших значение не меньшее, чем их публичные выступления, но в отличии от последних документально не зафиксированные, то есть высказанные в частных беседах с руководителями Министерства. Нельзя не отметить один существенный недостаток стенограмм партийных конференций как вида источника – в некоторых делах отсутствуют стенограммы основных докладов [29 Как правило, следует пометка: «доклад не стенографировался», либо «доклад прилагается», однако даже в этом случае его может не быть в деле.]. Так, не фиксировалась речь Е. А. Фурцевой на первой конференции, прошедшей после назначения ее на пост министра в 1960 году. Судя по выступлениям других ораторов на той же конференции, речь Фурцевой носила программный характер, – она излагала свои планы по руководству Министерством.

Большой объем информации, относящейся к периоду, непосредственно предшествовавшему образованию Министерства культуры (1952 – 53 гг.) представлен в РГАСПИ. Это делопроизводственная документация Отдела художественной литературы и искусства (Ф. 133, Оп. 17). Также как и в фондах соответствующих отделов ЦК, хранящихся в РГАНИ в материалах данного Отдела состоят из справок, заключений, резолюций, обращений руководителей государственных ведомств и частных лиц по вопросам художественной культуры.

Документы, характеризующие деятельность Министерства культуры СССР в сфере планирования и прогнозирования развития отраслей культуры отложились в материалах по подготовке третьей Программы КПСС (195861 гг.) – РГАСПИ, Ф. 586, Оп. 1.

ГЛАВА I. МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ СССР КАК ОРГАН ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ КУЛЬТУРОЙ.

§ 1. Основные тенденции партийногосударственной политики в области художественной культуры.



Министерство культуры принципиально новая структурная единица в составе правительства, было образовано в соответствии с Законом о преобразовании министерств СССР от 15 марта 1953 года. Постановление об объединении министерств было сначала представлено Г. М. Маленковым на мартовском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС [30 РГАНИ, Ф. 2, Оп. 1, Д. 25, Л. 39]. После одобрения Пленумом закон был внесен на сессию Верховного Совета. Председатель Совета министров СССР Г. М. Маленков, представивший закон на утверждение сессии Верховного Совета, мотивировал свои предложения потребностью повышения оперативности управления, сокращением бюрократического аппарата: «проведение в жизнь организационных мероприятий в области улучшения государственного и хозяйственного руководства… несомненно создаст лучшие условия для успешного решения стоящих перед нашей страной исторических задач» [31 Правда. 1953 г. 16 марта]. Таким образом образование Министерства культуры СССР произошло в контексте «министерской реформы». Особенно подчеркивалась идея преемственности руководства. Маленков говорил, что мероприятия «по укрупнению ныне существующих министерств, по объединению в одном Министерстве руководства родственными отраслями народного хозяйства, культуры, управления назрели не сегодня. Они уже длительное время, при жизни товарища Сталина, вместе с ним вынашивались в нашей партии и правительстве. И теперь мы лишь ускорили проведение в жизнь назревших организационных мер по дальнейшему улучшению руководства» [32 там же]. Однако на самом деле при жизни Сталина, вплоть до последнего периода наблюдалась прямо противоположная тенденция к «разбуханию» аппарата управления. Так в делопроизводственных документах Министерства кинематографии сохранилось характерное высказывание министра И. Г. Большакова. На одном из заседаний коллегии в конце 1952 года он заявил, что проблемы в сфере кинопроизводства были вызваны в том числе и тем, что у министра было только пять заместителей, но теперь, когда их количество увеличилось до семи дела должны пойти лучше [33 РГАЛИ, Ф. 2456, Оп. 1, Д. 3475, Л. 304]. Кстати в укрупненном Министерстве культуры, в марте 1953 года у министра было всего четыре заместителя [34 там же, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 2, Л. 27]. Неразработанность реформы, осуществленной в марте 1953 года, вскоре, в августе того же года косвенно были вынужден признать и сам Маленков. Выступая на сессии Верховного Совета он сказал: «нам придется пойти на некоторые поправки к проведенной реорганизации министерств в связи с новыми задачами по дальнейшему развитию отдельных отраслей народного хозяйства» [35 Маленков Г. М. Доклад на VIII сессии Верховного Совета // Правда. 1953 г. 8 августа].

Отношение к Министерству культуры со стороны высшего партийногосударственного руководства красноречиво характеризует выступление Н. С. Хрущева на январском (1955 г.) Пленуме ЦК. Первый секретарь, в частности упомянул о столкновении весной 1953 года между Л. П. Берия и Г. М. Маленковым с одной стороны и В. М. Молотовым с другой по вопросу о судьбе ГДР. Тогда, по словам Хрущева «Маленков заявил, что если Молотов будет так вести себя [36 т. е. Открыто высказывать свое мнение, полностью противоположное взглядам Берия и Маленкова], то в министры культуры пойдет» [37 Хрущев Н. С. О т. Маленкове //Журналист, 1992, №34, С. 93 ]. То есть, должность министра культуры была почетна, но мало значащая.

Вообще же любое, даже устное указание руководителя высшего имело важное, иногда определяющее значение на судьбу того или иного художественного произведения, концертной программы и т.п. Министр культуры Г. Ф. Александров приводил в 1955 году один из многочисленных примеров конкретного указания: «Тов. Булганин рассмотрел программы [о гастролях советских артистов в Берлине], с которыми должны были выступить наши артисты, и дал указания, которые сделали наши программы более живыми, интересными, наше искусство засверкало в Германии» [38 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 43, Л. 47].

Изменение установок развития отечественной культуры сказывалось на работе Министерства. В первые годы после смерти Сталина основные направления культурной политики основывались на принципах, заложенных постановлениями партии по вопросам культуры, принятыми во второй половине 1940х гг. и решениями XIX съезда партии [39 XIX съезд КПСС проходил в течение октября 1952 г.]. Высшие руководители партии и правительства не выступали в период 195355 годов с развернутыми указаниями в области культурного строительства. Это можно отчасти объяснить тем, что основные усилия были сосредоточены на решении давно назревших проблем реформирования сельского хозяйства, преодоления отставания технического потенциала промышленности, урегулирования внешнеполитических проблем, а также борьбой за власть.





В этих условиях основными ориентирами в культурной политике продолжали служить секретные и устные указания ЦК, а также выступления партийной печати. Принципиально новым в этот период первой волны оттепели явилось осуждение культа личности (опосредованное, без упоминания имени Сталина). В партийной печати наряду с привычными заявлениями о принципах партийности и народности литературы и искусства появились призывы избавляться от начетничества [40 Правда. 1953 г. 10 июля], развивать «свободные творческие дискуссии, широкие обсуждения новых художественных произведений», ибо это «прекрасная школа воспитания художника» [41 Правда. 1954 г. 6 января]. В подобной обстановке логика жизни сама вносила коррективы в развитие культуры. У ряда творческих работников начали складываться представления «о своеобразной перенастройке в... политике в области идеологии и о якобы совершающемся в нашей литературе эдаком «нэпе». Настроения эти, зародившиеся еще... в 1953 году, не вскрытые должным образом и не получившие должной оценки в нашей большой печати, продолжают развиваться» – писал в марте 1954 писатель Б. Полевой [42 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 30, Д. 84, Л. 113]. На собрании секции прозы Союза писателей СССР А. Бек, процитировав то место из статьи В. И. Ленина, где говорится «что социалистическая литература свободна от денежного мешка, патетически восклицал: я вас спрашиваю, где же эта свобода?» [43 там же, Д. 83, Л. 48]. Во время работы Второго съезда писателей на имя Н. С. Хрущева было направлено письмо за подписью «Ваши друзья», в котором говорилось: «Мы 30 лет жили во лжи. Дайте народу правду, которая умерла вместе с Владимиром Ильичом» [44 там же, Л. 84]. Эти настроения оказывали определенное влияние на культурную политику и деятельность Министерства. Критика культа личности имела важнейшее значение для культурной жизни общества, она в определенной степени сыграла роль катализатора, повлияла на расширение круга тем затрагиваемых в творчестве. В первую очередь следует отметить обращение к теме рядового человека. Наиболее ярким примером такого рода явился художественный фильм «Весна на Заречной улице», принятый к постановке еще до XX съезда. Новые веянья в культуре проявились в пьесе Зорина «Гости», повести Эренбурга «Оттепель», статье Померанцева «Об искренности в литературе» и т.д.

XX съезд КПСС способствовал дальнейшему развитию новых тенденций в художественной культуре, хотя установки партии в области литературы и искусства остались прежними. В отчетном докладе Н. С. Хрущев говорил о необходимости борьбы «против неправдивого изображения советской действительности, против попыток лакировать ее, или наоборот охаивать и порочить» [45 XX съезд КПСС. Стенографический отчет, т. 1, М., 1956, С. 117.]. Доклад «О культе личности и его последствиях» и принятое затем постановление скорее повлияли на судьбу произведений выпущенных в сталинский период, чем на создание новых произведений. После принятия постановления распространение произведений, демонстрация на экранах наиболее одиозных кинофильмов, постановка пьес с восхвалениями Сталину и тем более их пропаганда была полностью прекращена. Заместитель начальника Главного управления по производству фильмов И. Рачук сообщал министру культуры в письме от 6 июня 1956 года: «культ личности И. В. Сталина нанес наибольший ущерб нашему кино. Многие из картин, особенно те, которые создавались в послевоенные годы не могут демонстрироваться на экранах потому, что в них грубейшим образом фальсифицирована история Великой Отечественной войны и мирного строительства после войны» [46 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 457, Л. 3].

Министерство культуры СССР составляло для ЦК специальные справки о работе с творческой интеллигенцией. Особый интерес партийные органы проявляли к реакции деятелей искусства на решения XX съезда.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.