WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 27 |

В 1932 году он окончил Московский институт истории и философии (академик АН СССР с 1946 года). В 1938 39 годах работает в Исполкоме Коминтерна. С 1939 года Александров – заместитель заведующего Отделом пропаганды и агитации ЦК ВКП(б). В 1940 – 47 годах начальник Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б). В 1947 – 54 гг. директор Института философии АН СССР. Имя Г. Ф. Александрова, прежде всего, ассоциируется с так называемыми «философскими дискуссиями» конца 1940х гг. Его книга «История западноевропейской философии» [151 Александров Г. Ф. История западноевропейской философии. М., 1947] была раскритикована высшим руководством ЦК и в частности А. А. Ждановым. Александров, в духе времени вынужден был признать свои ошибки и заняться самобичеванием. Самый наглядный тому пример книга «Труды И. В. Сталина в области языкознания и вопросы исторического материализма» [152 Александров Г. Ф. Труды И. В. Сталина в области языкознания и вопросы исторического материализма. М., 1952]. В ней покаяние автора доходит до самоуничижения и благодарности партии (прежде всего Сталину и Жданову) за исправление его ошибочных взглядов. За свои труды по философии Александров был дважды (1943, 1946 гг.) был удостоен звания лауреата Сталинской премии. В 1941 56 гг. он являлся кандидатом в члены ЦК КПСС. После скандального изгнания Александрова с поста министра культуры СССР он был направлен в Институт философии АН Белоруссии.

Материалов о снятии Г. Ф. Александрова с поста министра культуры пока еще нет в открытом доступе в архивах. Как правило, при обсуждении этого факта ответственные работники ЦК КПСС и Министерства культуры СССР ссылались на закрытое письмо ЦК «О недостойном поведении Александрова, Еголина и других...» Николай Александрович Михайлов (1906 – 82) занимал пост министра более шести лет. А начинал трудовую деятельность чернорабочим на заводе «Серп и Молот» в 1922 году. Затем он редактор заводской газеты «Мартеновка», зав. сектором печати Пролетарского райкома партии г. Москвы (член КПСС с 1930 года). С 1937 года в редакции газеты «Правда», впоследствии ответственный секретарь «Комсомольской правды». В 1938 – 52 гг. он Генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ. В 1952 53 гг. Член Президиума, секретарь ЦК и одновременно зав. Отделом пропаганды и агитации. В этот период Михайлов по роду деятельности занимается вопросами литературы и искусства. С марта 1953 по 1954 год руководит московской парторганизацией. По мере того, как Н. С. Хрущев стал постепенно расставлять на ключевые посты лично преданных ему людей, Михайлов, очевидно не пользовавшийся полным доверием, был переведен на дипломатическую работу послом в ПНР.

В фондах Отдела культуры ЦК КПСС отложился весьма интересный документ, характеризующий Н. А. Михайлова. В письме на имя Д. Т. Шепилова от 5 марта 1957 года, заместитель Гос. издательства изобразительного искусства И. М. Горелов (лично не знакомый с Михайловым) отзывается о нем следующим образом: «Человек, умеющий изъяснятся лишь на двух языках русском и матерном, не являющийся знатоком ни в одной области культуры и искусства, возглавляет Министерство культуры величайшей страны социализма. Это оскорбительно для партии и страны» [153 РГАНИ, Ф. 5, Оп. 36, Д. 48, Л. 39]. В 1960 году он вновь был удален из Москвы (назначен послом) в Индонезию, а затем, уже после отставки Хрущева вновь был возвращен в Москву, с тем чтобы возглавить одно из бывших подразделений Министерства культуры стать Председателем комитета по печати при СМ СССР (1965 70). С 1979 года на пенсии. Член ЦК КПСС в 1939 71 гг.

Для стиля руководства Министерством, проводившемся во времена Н. А. Михайлова характерно усиление идеологической составляющей. Так, например, выступая перед подчиненными, он заявлял: «Нам надо... высоко держать знамя воинствующей партийности» [154 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 103, Л. 26]; «вся наша работа во многом носит идеологический характер» [155 там же, Д. 43, Л. 193 ].



Екатерина Алексеевна Фурцева (1910 1974) была самым нестандартным и ярким министром культуры в рассматриваемый период. Кроме того, она была единственной кто не был отправлен в отставку с должности министра и дольше других (в том числе и тех, кто был министром после нее) занимала этот пост (14 лет). О ней сохранилось множество разнообразных воспоминаний. Ни одному министру культуры не было посвящено столько исследований и газетных публикаций. Необходимо отметить, что и до назначения Фурцевой был прецедент, когда пост министра культуры, правда на более низком уровне – в РСФСР занимала женщина. С момента образования республиканского Министерства культуры в 1953 году эту должность занимала Т. М. Зуева [156 см. напр. РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 105, Л. 212 ].

Однако настоящий взлет карьеры Фурцевой в рамках аппаратной системы приходится не на ее министерский период, а на 1956 60 гг., когда она входила в состав высшего политического руководства страны (Президиум ЦК) ее портреты вывешивались на центральных площадях городов вместе с изображениями вождей сталинской эпохи и носили во время демонстраций.

Фурцева родилась в семье рабочего текстильщика. По окончании ФЗУ работала ткачихой на фабрике «Большевичка». В 1933 35 гг. училась на Высших академических курсах гражданского воздушного флота в Ленинграде. 1937 42 гг. учеба Московском институте тонкой химической технологии им М. В. Ломоносова. В 1948 г. закончила заочное отделение Высшей партшколы при ЦК ВКП(б). После войны Екатерина Алексеевна работала во Фрунзенском райкоме Москвы. Один из ее коллег по совместной работе в то время вспоминал: «Катю Фурцеву не любили в районе. Да и она… никого очень не жаловала. Боялась, угождала только вышестоящим» [157 Таранов Е. В. Первая дама Москвы. //Кентавр, 1992, №1112, С. 60]. Но вместе с тем она была «недюжинным оратором» и организатором, так «Фрунзенский район оказался единственным в городе, выполнившим план строительных работ» [158 там же, С. 63]. В нем было сосредоточено много научных и культурных организаций и по роду работы Фурцева неоднократно сталкивалась с их проблемами. Коллеги Фурцевой по работе в партийных организациях свидетельствуют, что молодого секретаря заметили в руководстве ЦК.

В начале пятидесятых годов она переводится в Московский горком партии. Уже к концу жизни Сталина она удостаивается чести сидеть на торжественных заседаниях в одном президиуме с высшим руководством страны.

После смерти Сталина «Фурцева прочно стала в фарватер политики Хрущева… Выбор был сделан не под нажимом, а осознанно и продуманно [159 там же, С. 69]. По инициативе Хрущева Фурцева в марте 1954 года была избрана первым секретарем МГК КПСС руководителем главной городской парторганизации страны и фактически стала хозяином города. В 1952 56 гг. она кандидат в члены ЦК, а на XX и последующих съездах (вплоть до самой смерти) избиралась в состав членов ЦК. Сразу после XX съезда ЦК она избирается также кандидатом в члены Президиума ЦК. И до своего выдвижения в руководящие органы партии она занималась «в горкоме вопросами пропаганды, агитации, культуры, науки…» [160 там же и см. напр. ее выступление на XIX съезде КПСС: Правда, 13 октября 1952 г.]. Во время столкновения Хрущева с так называемой «антипартийной группой» Фурцева безоговорочно стала на его сторону и активно поддерживала. Она искренне разделяла позицию борьбы с культом личности и борьбы со всем старым, косным, отжившим. В Хрущеве на данном этапе она видела воплощение нового и прогрессивного – об этом можно судить по ее речи на знаменитом Июньском (1957 г.) Пленуме ЦК, на котором она была избрана членом Президиума ЦК. Однако Екатерина Алексеевна не была безропотным исполнителем воли Первого секретаря. Так, Д. Т. Шепилов вспоминает ее отношение к реализации хрущевской идеи о создании совнархозов: «Фурцева прибежала: Что делать? Во главе совнархозов – случайные люди! Все решения импульсивны, необдуманны!» [161 И примкнувший к ним Шепилов… М., 1997, С. 129]. Судя по всему, она отрицательно относилась к горячности и поспешности в принятии решений, свойственной Н. С. Хрущеву. Об этом свидетельствует, в частности и ее выступление на конференции парторганизации Министерства культуры СССР в июле 1963 года: «Должна быть уверенность, не шараханье то в одну сторону, то в другую» [162 ЦАОДМ, Ф. 957, Оп. 1, Д. 165, Л. 135]. Надо учесть, что это было сказано после знаменитых встреч Хрущева с творческой интеллигенцией с одной стороны, и после удаления Е. Фурцевой из состава Президиума ЦК с другой. И до своего назначения на пост министра культуры она неоднократно уделяла внимание вопросам культуры и в качестве секретаря московского комитета партии и в качестве секретаря ЦК. В 1959 61 гг. усилилась тенденция к установлению абсолютной власти Хрущева на политическом Олимпе. Ему уже больше не были нужны конструктивные критики в целом разделявшие его стратегический курс. Вслед за Кириченко, Аристовым, Беляевым, Мухитдиновым, Поспеловым и другим выдвиженцам Июньского Пленума Фурцева была выведена из состава Президиума ЦК в 1961 г.





Многие вопросы Фурцевой в качестве министра было решать на первых порах проще, поскольку она входила одновременно в 196061 гг. в состав высшего политического руководства. После прихода на пост министра, она развернула деятельность по резкому сокращению «составления аппаратом всевозможных бумаг и справок» [163 там же, Д. 130, Л. 137]. Была «дана большая инициатива в работе, большая возможность управлениям и отделам планировать свою работу» [164 там же, Л. 130]. Об этом говорили в конце 1960го года, то есть менее чем через год после прихода Е. А. Фурцевой в Министерство на собрании парторганизации Министерства многие выступающие. Так, первый заместитель министра А. Н. Кузнецов заявил: «Если вспомнить партийное собрание, которое проходило год тому назад, когда мы обсуждали также свою работу, было много суеты в работе, мало проверки исполнения, живой творческой работы и т.д.» [165 там же, Л. 176]. Для характера ее руководства Министерством характерен «деловой стиль». Об этом свидетельствуют, как и приведенные факты, так и, например, то, что, на коллегии, состоявшейся сразу же после Июньского (1963 г.) Пленума ЦК, посвященному идеологическим вопросам, она фактически не уделила ему внимания. Сообщив о составлении резолюций в связи с решениями Пленума, она сказала: «Перейдем, товарищи, к основному вопросу «О ходе подготовки Всесоюзной художественной лотереи 1963 г.» [166 РГАЛИ, Ф. 2329, Оп. 2, Д. 985, Л. 176].

В 1973 году малым тиражом (100 экземпляров) вышла ее книга «Развитие культуры СССР» [167 Фурцева Е. А. Развитие культуры в СССР. М., 1973.]. В ней Е. А. Фурцева делает попытку осветить историю тех отраслей культуры, которые были подведомственны Министерству в тот момент. Однако объективного анализа развития отечественной культуры в книге нет, да и не могло быть. Послевоенная история (в том числе и министерский период самой Е. А. Фурцевой) вплоть до 1965 года практически выпал из поля зрения автора. Зато, в угоду находящемуся на посту Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежневу приводится ряд цитат из его речей. Конъюнктурными причинами, очевидно вызвано умолчание о процессах 195060х годов и более детальное описание (с приведением статистических данных) состояния культуры начиная с 1965 года.

Претенденты на пост министра культуры выбирались не из среды Министерства. Судя по тому, что этот пост был закатом (или началом заката) в карьере всех четырех можно сделать заключение, что их назначение было чемто вроде почетной ссылки. Из всех только Г. Ф. Александров по профилю образования, имел болееменее непосредственное отношение к сфере культуры. Однако, кроме П. К. Пономаренко все министры, по роду предыдущей работы занимались вопросами художественной культуры.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 27 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.