WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 21 |

Коммерциализация эфира Вопрос о расширении зрительского выбора за счет создания коммерческих телеканалов перешел из гипотетической в практическую плоскость, когда в середине 70х в соседней Италии стали возникать частные радио и телестанции. В 1981 году президент Франсуа Миттеран объявил о создании во Франции частного радио. В следующем году был принят закон, по которому три важнейшие региональные станции в Лилле, Лионе и Марселе были объявлены независимыми. Это требовало денег, и было решено показывать рекламу и по программе ФР3, причем в порядке эксперимента она стала принимать от рекламных агентств объявления в записи не на киноленту, а на видеопленку. Таким образом, все три государственные телекомпании Франции расширили базу финансирования за счет рекламы. Интересно отметить, что на это пошли социалисты, до тех пор активно выступавшие против коммерциализации эфира.

В начале 80х Жискар д’Эстен и голлисты развернули кампанию против государственной монополии в эфире (когда сами они были у власти, эта монополия их вполне устраивала). Ф. Миттеран и поддерживавшие его социалисты обещали не повышать больше абонентной платы и в то же время расширить выбор зрителей. В качестве ближайшей цели был выдвинут вариант четвертой программы, которую оплачивали бы сами абоненты. У этого варианта были противники, которые, ссылаясь на опыт платного кабельного ТВ США, подчеркивали, что такой способ оплаты разделит аудиторию в зависимости от материального положения.

Миттеран, понимая, что рано или поздно в стране появится частное вещание, предпринял шаги, чтобы контроль над всеми новыми коммерческими структурами достался не его противникам, а политическим сторонникам. В ноябре 1984 года частично принадлежащий правительству конгломерат «Гавас» открыл, наконец, платную телекомпанию «Каналплюс», которую возглавил Андре Руссле, сподвижник Миттерана и бывший член его кабинета. Четвертая программа вначале распространялась как эфирная, а затем – и через спутник в расчете на кабельных абонентов и владельцев индивидуальных спутниковых антенн. Сигнал выходил в искаженном виде, и для его приема нужно было особое устройство – дешифратор, или декодер. Ежемесячно подписчики платили сумму, эквивалентную 13 долл., за декодер и 50 долл. в год за программу. Для распространения сигнала через эфир использовалась сеть, оставшаяся от первой программы ОРТФ, работавшей, как уже упоминалось, в режиме чернобелого изображения со стандартом 819 строк. Основу репертуара «Каналаплюс» составили кинофильмы – самый любимый французами «тележанр». Не случайно на заставке телесети изображена латинская «с», начальная буква слов «канал» и «кино» на французском языке. Прежде чем фильм может появиться на «Каналеплюс», должен пройти год со дня его премьеры в парижских кинотеатрах. Для остальных сетей это время втрое больше (или вдвое, если телекомпания выступает как сопостановщик).

Для привлечения новых абонентов «Каналплюс» в разные годы менял продолжительность «открытого периода» (от 2 до 4,5 часа), т. е. шел в незакодированном виде для всех, показывая мыльные оперы, документальные передачи, новости американской Сибиэс с переводом на французский язык. Эта часть насыщена рекламой, приносящей каналу до 10 процентов дохода. В «платной» же части реклама не идет.

Порога рентабельности – 750 тыс. абонентов – «Каналплюс» достиг всего за один год. С коммерческой точки зрения это был один из самых крупных успехов французского вещания за всю его историю. Кабельная модель платного ТВ к тому времени была уже опробована в США, но изза неразвитости своих кабельных сетей Франция прибегла к его эфирной модели. На европейском континенте возник первый платный киноканал, за которым последовали скандинавский «Фильмнет» (1985), английские «Скай мувиз плюс» (1989) и «Муви чэннел» (1990), немецкая «Премьера» (1991) и др. За первые пять лет своего существования «Каналплюс» увеличил аудиторию до 3 млн. абонентов и стал ежегодно приносить свыше 1 млрд. франков прибыли, которая позволяет ему открывать филиалы за рубежом (в Бельгии, Испании, Германии, Польше, Африке). Значительную часть средств он вкладывает в совершенствование технической базы, и в частности декодеров. Надежных декодеров техника еще не предложила: срок их действия – пока «умельцы» не найдут ключ к шифру и на черном рынке не начнут продаваться по относительно низким ценам нелегальные устройства. Для борьбы с подделками пришлось установить штраф для их покупателей, а для производителей и распространителей этой нелегальной аппаратуры – штраф с тюремным заключением до трех лет.



Выход в эфир «Каналаплюс» был лишь частью большого плана ликвидации государственной монополии на эфир, разработанного и осуществленного в середине 80х годов президентом Миттераном. Суть этого плана была изложена в январе 1985го в телевизионном выступлении президента. Французское правительство учло опыт создания частного радиовещания: «освобождая» радио, оно в спешке пренебрегло техническими стандартами, что породило наложение волн и массу злоупотреблений в использовании диапазона, а появление тысячи новых радиостанций привело к полному хаосу в эфире. С телевидением дела обстояли еще сложнее. В своем выступлении Миттеран попытался изложить французам основные принципы распределения волн в вещании и объяснить, что такое ширина волны (уникальный в истории случай выступления главы государства на подобную тему). Он прибег к сравнению с движением автомобилей на улице, чтобы показать: число телестанций не может быть безгранично – «в эфире не хватает места для провоза изображения». Во Франции, сказал президент, может быть 8085 региональных телецентров, но для начала правительство разрешит 40.

План Миттерана создать «новые области аудиовизуальной свободы» вызвал шквал критики и справа, и слева. Правые назвали его «либерализацией на поводке», поскольку правительство сохраняло над частным вещанием слишком много контроля. Коммунисты объявили, что частным компаниям, наоборот, предоставлено слишком много прав и что этот план означает «свободу для финансовых аппетитов». Местные газеты отвергали любые планы коммерциализации, опасаясь отлива рекламных заказов из своих изданий. Общественные организации опасались, что на новых каналах появятся «километры и километры американского и японского импорта». Учитывая эти настроения, правительство обещало газетам налоговые скидки в случае падения прибылей от конкуренции с частным ТВ, киноиндустрии – часть прибыли от коммерческого ТВ, независимому телепроизводству – новые заказы. В октябре 1986 года парламент утвердил закон, предоставлявший специальной комиссии право выдавать лицензии частным телецентрам и открыть 40 региональных телекомпаний.

Однако еще в феврале того же года одна за другой вышли в эфир две коммерческие общенациональные программы. С учетом трех государственных программ (ТФ1, А2 и ФР3) и «Каналаплюс» их назвали Пятой и Шестой (М6, где «М» означало сначала музыку). Пятая программа досталась группе инвесторов во главе с французским магнатом прессы Робером Эрсаном и итальянским владельцем трех частных сетей Сильвио Берлускони. Первое время она выходила в эфир после 7.30 вечера всего 4 часа. Блок в записи сразу же шел повтором, а на другой день показывался утром и днем. Затем вся программа стала оригинальной, чему способствовало подписание соглашения с правительством о праве показывать по 250 кинофильмов в год и создавать развлекательные передачи по образцу итальянских. Пятая никогда не имела особого успеха. Французам не понравилось, что ее передачи на американский манер прерываются рекламой в любом месте, в то время как они привыкли к блочной рекламе между передачами. Пятую тут же окрестили «программой больших денег и больших бюстов» изза массы игр, викторин и шоу с большими выигрышами и обилием полураздетых женщин. Обе коммерческие программы имели ограниченную аудиторию, так как для их приема требовалась смена антенн, что было недешевой операцией. В довершение ко всему начались ссоры между генеральным директором компании Берлускони и командой Эрсана, который вскоре покинул Пятую программу. В конце концов она оказалась в долгах и в 1992 году была закрыта.

Программа М6 принадлежит люксембургскому радио и лионской парфюмерной компании. После некоторой перетряски через год после начала вещания ее превратили из музыкальной в общеразвлекательную и стали именовать «Метрополь6». Однако по настоянию индустрии грамзаписей она не менее 30 процентов эфирного времени посвящает музыке – от хитпарадов до классики, остальное время заполняет дешевыми американскими и европейскими сериалами. М6 адресует свои передачи молодежи и «молодым взрослым»», но все еще имеет слишком мало ретрансляторов и принимается далеко не во всех городах Франции (ей удалось охватить территорию, на которой живет лишь треть населения).





С созданием Пятой и Шестой программ процесс разгосударствления французского вещания не завершился. Политики правого направления настаивали на приватизации одной или двух государственных телекомпаний и после своей победы на парламентских выборах 1986 года провели закон о приватизации первой программы (ТФ1). Европейское ТВ впервые столкнулось с новым феноменом, хотя случаи денационализации в промышленности были известны на континенте с первых послевоенных лет.

Контроль над ТФ1 был передан консорциуму, в котором главенствующую роль играет строительная компания Франсиса Буига. В консорциум вошли также английский издатель и телемагнат Роберт Максвелл (вскоре погибший при загадочных обстоятельствах на своей яхте в море), ряд французских банков и издательств: по закону ни одной группировке в телекомпании не может принадлежать более четверти капитала. 40 процентов акций поступило на биржу, 10 процентов было предложено купить сотрудникам компании. Передача ТФ1 под контроль новых хозяев состоялась в апреле 1987 года.

Таким образом, за три года Франция покончила с государственной монополией вещания и перешла к смешанной системе. Французская аудитория почувствовала, что такое настоящая конкуренция в эфире, когда приватизированная ТФ1 стала переманивать из государственного телевидения звезд журналистики и эстрады и избавляться от непопулярных ведущих. В основу программирования ТФ1 был положен железный закон рейтинга: из репертуара безжалостно изгонялись все передачи, популярность которых начинала падать. Компания увеличила в своих программах число кинофильмов, игр, легких сериалов и других передач, не претендующих на интеллектуальность, создав в глазах общественности прочный имидж канала, соответствующего настроениям «средней Франции». Программа выбрала путь наименьшего общего знаменателя и вымостила его золотом. «Колесо фортуны» с заманчивыми призами стало собирать втрое больше зрителей, чем идущие в это время передачи А2. За первый же год аудитория ставшей коммерческой ТФ1 возросла с 40 до 50 процентов.

В новой ситуации основной государственной программой оказалась «Антенн2». Согласно уставу, она обязана адресоваться и массовой аудитории, и меньшинствам. А2 столкнулась с альтернативой: либо быть похожей на американскую Пибиэс, задавленную конкурентами, либо подражать Бибиси. Предпочтение было отдано европейской традиции общественного вещания, ставке на более интеллектуальные передачи, даже если это чревато потерей аудитории. Для повышения конкурентоспособности государственного ТВ проводится политика взаимодополняемости второй и третьей программ. С целью улучшения координации между ними и экономии средств обе компании имеют общего президента. Для них установлен довольно высокий потолок на доходы от рекламы – около 500 млн. долл. в год, до которого они пока не дотягивают. Если частная первая программа сегодня существует полностью за счет рекламы, то вторая на 40 процентов финансируется из абонентной платы и на 60 – за счет рекламы, в то время как третья покрывает за счет рекламы 15 процентов своего бюджета. Начиная с 1993 года оба главных государственных канала дают прибыль.

Стабилизация Развитие частного телевидения и увеличение зрительского выбора привели к тому, что политические трения вокруг вещания стали значительно слабее. Общая тенденция последнего десятилетия состоит в попытке создать независимую систему радио и телевидения, окончательно отделив регулирование их деятельности от политики. Французское ТВ, тем не менее, остается самым «зарегулированным» в мире.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 21 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.