WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 35 |

В настоящее время мы ничего не знаем о природе той тонкой органической субстанции в теле, которая служить питанием для пе­ревозбужденных нервов и постоянно поддерживает течение нер­вной и мыслительной энергии. На первых стадиях пробуждения Кундалини, пока вся система тела не приспособится к течению по­тока этой энергии, единственным способом сохранить свою жизнь и душевное здоровье является диета, правильная по количеству пи­щи, сочетанию продуктов и соблюдению интервалов между едой. Все учение о Кундалини основано прежде всего на предположении, что человек способен пробудить спящую в теле силу с целью полу­чить свободу от власти чувств над воплощенным духом, дать ему возможность сбросить оковы и достичь небесного состояния. Идея о возможности пробуждения такой силы, если взглянуть на нее с точ­ки зрения современного знания, может означать возникновение и развитие нового типа витальности, новой жизненной энергии, кото­рая позволяет совершить такое преобразование нервной системы, которое невозможно без длительной биологической эволюции.

И на начальной стадии, и позднее обильное питание (в соответ­ствии с аппетитом и конституцией тела) воспринимается как жерт­воприношение внутренней силе, при этом отвращение к пище явля­ется обычным признаком внезапного пробуждения Кундалини. Спонтанное высвобождение этой силы и ее стремительное движе­ние через нервную систему приводит к острым расстройствам в си­стеме питания и выделения. Именно поэтому в такой критический момент столь важно присутствие учителя, поскольку ученика ино­гда необходимо кормить принудительно, чтобы сохранить ему жизнь.Полностью обессиленный непонятными внутренними собы­тиями, он часто утрачивает контроль над собой и не обладает доста­точной силой воли для того, чтобы заставить себя есть, несмотря на тошноту и внутренний хаос. Чтобы предотвратить в таких условиях непредсказуемое поведение органов питания и выделения, последо­ватель ХатхаЙоги посвящает много лет приобретению способности опустошать желудок и прямую кишку по своему желанию, чтобы подготовиться к тем опасностям, которые раньше или позже воз­никнут. Кроме этого, не существует иного смысла (разве что деше­вая демонстрация гимнастических способностей) в этой тщательно разработанной и чрезвычайно трудной системе физического конт­роля над телом, которую все представители этой формы Йоги счи­тают важным условием посвящения в финальную эзотерическую практику. Поэтому тот, кто хочет стать последователем этого на­правления Йоги, должен достичь совершенства во всех предварите­льных упражнениях и методах контроля над телом, прежде чем начнется высший, но в то же время и опасный процесс пробужде­ния змеи.

В начале апреля 1944 г. мы отправились в Сринагар. Благодаря усилиям моей жены и ее отца мы запаслись всем необходимым для двухдневного путешествия в горах, и я смог добраться до Сринагара без происшествий, несмотря на свое ослабленное состояние. Там, окруженный родственниками и друзьями, а также заботой жены и дочери, я быстро поправился и через несколько месяцев уже мог вернуться к выполнению своих обязанностей на работе. На протя­жении года я полностью восстановил силы и мог переносить напря­жение и утомительную деятельность, но так и не смог преодолеть склонность моего организма к расстройствам пищеварения, возни­кающим изза нерегулярности питания или необычного его состава. Я вернулся к своей прежней привычке есть два раза в день, выпи­вая чашку молока с кусочком хлеба утром и вечером. К концу года мой аппетит пришел в норму, количество еды также стало умерен­ным, и она обязательно включала небольшой кусочек мяса.

Яркость восприятия внешних объектов, которые казались свер­кающими (так же, как и внутренних образов и сновидений), за время наиболее тяжелого периода моего последнего расстройства настолько усилилась, что каждый раз, когда я смотрел на прекрас­ный солнечный пейзаж, мне казалось, что небесный рай опустился на землю, озаренный танцующими бликами света, похожими на капли расплавленного серебра. Эта удивительная субъективная способность моего сознания, позволяющая воспринимать весь мир прозрачным, сверкающим и пронизанным силой, не изменялась не покидала меня, благодаря чему мне и сегодня все вещи кажутся Пронизанными невыразимым сиянием.



В последующие годы я не замечал в себе никаких внешних из­менений. Все происходившее было гдето внутри, за пределами мо­его знания и восприятия. Поскольку я не мог отметить в себе ника­ких других изменений, кроме того безбрежного моря сияния, в кото­ром жил, я решил отказаться от попыток снова вызывать сверхъес­тественную силу, сурово предупрежденный последним пугающим эпизодом, и полностью погрузился в повседневные дела и заботы, пытаясь вести нормальную жизнь.

В 1946 г. вместе с несколькими друзьями и коллегами я начал активно участвовать в движении за экономические реформы, за­трагивающие все основные социальные функции нашего общества. Я остро осознавал то бремя нищеты и отсутствия гражданских прав, которое каждая малообеспеченная семья была вынуждена не­сти всю жизнь, до самого погребального костра, — и все это ради преходящего удовольствия превзойти своих соседей в пышной по­казухе; в том, кто богаче накроет стол или даст большее приданое невесте, и во всех остальных подобных социальных ритуалах. Поэ­тому мне хотелось попытаться создать условия, которые позволили бы человеку с небольшими доходами избежать презрительного к се­бе отношения. Мы пытаемся чтото изменить, наживая больше вра­гов, чем друзей, получая больше порицания, чем похвалы, и встре­чая больше сопротивления, чем поддержки, — а потом жизнь за­канчивается...

Летом 1947 г. моя дочь вышла замуж. Свадьба была скромной, в соответствии с идеей наших реформ, доверием к которой проникся ее будущий муж, молодой энергичный юрист. В раннем детстве он остался без родителей и средств к существованию, поэтому отка­зался от соблазна искать богатую невесту и женился на дочери не­богатого человека без приданого. Предложение было сделано в то время, когда я был в штате Джамму, и все, что от меня требовалось, — дать свое разрешение. С учетом моих личных особенностей и склонности к скромной жизни для меня было важен поступок моего будущего зятя, так как он пренебрег устоявшимся обычаем женить­ся на невесте с приданым и согласился на материальную неопреде­ленность в будущей семейной жизни.

Осенью того же года мирная долина Кашмира подверглась на падению воинственных племен, которых направляли хорошо подго­товленные и обученные лидеры. Они напали на мирных кашмирцев, грабя, насилуя и убивая без разбора, захватив почти всю северную часть долины. После нескольких стычек с индийскими войсками на­падавшие обратились в бегство, а наша небольшая группа энтузи­астов была готова направить всю свою энергию на благородное дело помощи жертвам нападения.

Той зимой изза плохой погоды многие официальные учрежде­ния не переехали в Джамму из пограничных районов штата, под­вергшихся массовой резне. Я также продолжал выполнять свои служебные обязанности в Сринагаре, полностью посвятив себя делу помощи пострадавшим. Поглощенный этим занятием, я не мог поки­нуть Кашмир зимой 1948 г., в то время как наша собственная судьба висела на волоске. Тогда же произошли резкие изменения и в поли­тике руководства штата. Наследственные правители отреклись от престола, освободив место для народного правительства, и этот пе­реворот в верхах повлек за собой множество других перемен, вследствие чего появились новые ценности вместо старых, а также новый образ мышления и действия. Старый порядок разрушился, ничего не изменив к лучшему (как обычно и бывает) в природе лю­дей, которые, быстро позабыв уроки революции, действовали так же, как и раньше, что сделало неизбежным новый переворот.

В ноябре 1949 г. я снова поехал в Джамму вместе со своим офи­сом, а моя жена решила остаться в Сринагаре, чтобы присматри­вать за домом и детьми. Она уже не так сильно беспокоилась о моем здоровье и стала больше доверять моей способности позаботиться о себе, учитывая ту выносливость, которую я проявил во время собы­тий последних двух лет. Моя пищеварительная система функцио­нировала вполне регулярно, не давая ни малейшего повода для бес­покойства. С другой стороны, я стал получать удовольствие от того, что помогал подняться на ноги сотням пострадавших семей, особен­но людям без средств к существованию и без влияния в обществе. Я жил в Джамму вместе со своим старым другом, который был насто­лько любезен, что предоставил мне комнату. Это предложение, сде­ланное с искренней любовью и заботой, я принял с радостью, преж­де всего потому, что это давало мне возможность бывать одному, поглощенному созерцанием сияния внутри меня, которое начало усиливаться, напоминая мне видения в первые дни после пробуж­дения Кундалини.





Обеспокоенный страшным опытом, через который я прошел, я полностью отказался от попыток продолжать медитацию. Сейчас я делал совершенно иное — без всяких усилий, иногда даже не осоз­навая этого, я все глубже и глубже уходил в себя, поглощаясь све­тящимися волнами сознания, которые становились все больше и бо­льше по мере такого, как я позволял себе без сопротивления погру­жаться в этот океан, в котором растворялось мое «я».

После примерно двенадцати лет любопытные изменения прои­зошли и в светящемся круге осознавания вокруг моей головы — то­го осознавания, которое позволяло мне постоянно воспринимать тонкий мир вездесущей жизни, присутствующий повсюду. В нем я дышал, ходил и действовал, никак не затрагивая его однородную субстанцию, которая в то же время не влияла на мои повседневные взаимоотношения с миром. Иными словами, это выглядело так, как будто я дышал, двигался и действовал, окруженный чрезвычайно тонкой, невидимой и сознательной пустотой, подобно тому, как мы окружены радиоволнами, но с тем отличием, что я не воспринимал и не чувствовал существование этих волн и вынужден был при­знать их существование на основании логики определенных фактов. Я осознавал, как мое собственное ограниченное сознание превзошло свое ограничение и находилось теперь в прямом контакте со своей сущностью и первоистоком, подобно тому, как осознающая капля росы плавала в океане чистого бытия, не исчезая и не растворяясь в массе окружающей ее воды.

На протяжении последнего месяца было несколько случаев, когда я отмечал тенденцию моего сознания обращаться вовнутрь, не встречая при этом никаких преград, подобно тому, как капля масла расплывается на поверхности воды. Так могло продолжаться до тех пор, пока я не предпринимал усилия, чтобы вернуться в нормальное состояние, казавшееся теперь тоже более расширенным, чем обыч­ное поле сознания, которое было у меня до пробуждения. Однако я не придавал особого значения этой стадии, считая все это попытка­ми ума погрузиться в мечты, которые по причине своей светоносности создавали видимость дальнейшего внутреннего расширения, не требуя никакого дополнительного изменения в моем уже и без того необычном состоянии сознания.

Примерно через месяц после моего прибытия в Джамму я отме­тил, что эта склонность к погружению в себя стала проявляться ча­ще и более явно, а также что это каждодневное погружение в свето­носные глубины моего собственного бытия стали для меня источни­ком силы и чувства счастья. Однако события развивались настолько постепенно, а изменения были настолько непредсказуемыми, что это привело меня к убеждению, что все происходившее было след­ствием общего улучшения моего здоровья изза более благоприят­ного климата, чем какихто внутренних факторов, действующих во мне.

Ближе к третьей неделе декабря я отметил, что после возвра­щения из этого длительного погружения в себя, которое теперь ста­ло ежедневным в те часы, когда я мог оставаться наедине, мой ум обычно задерживается на строках любимых поэтовмистиков. Не переоценивая свои поэтические способности, которых у меня совер­шенно не было в обычном, не самоуглубленном состоянии, я решил попробовать написать чтото свое, взяв за образец строки этих поэ­тов. Если не считать того, что я хранил в памяти несколько дюжин санскритских стихов из древних трактатов и высказываний различ­ных мистиков, я не знал о поэзии ничего. После нескольких дней любительских попыток я вдруг почувствовал волнение и готовность первый раз в жизни написать стихи. Не придавая особого значения тому, что, как я считал, было лишь преходящим порывом, я написал несколько строк, и в дальнейшем я каждый день посвящал этому занятию несколько часов.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 35 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.