WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 35 |

Чтобы не давать уму обращаться к самому себе, я стал много гулять. Искупавшись утром, я тут же отправлялся на прогулку, чтобы развеяться после бессонной ночи, когда я вынужден был не­подвижно лежать в кровати наедине с жуткими видениями, разво­рачивающимися перед моим внутренним взором. По дороге я встре­чал немало своих знакомых, тоже совершающих прогулку, но при этом весело беседуя и смеясь. Будучи не в состоянии разделить их веселье, я безмолвно проходил мимо, ограничиваясь лишь кивком в Знак приветствия. Я не испытывал интереса ни к кому. Ненормаль­ность собственного положения всецело занимала мой ум. Дням я иногда заходил в свою комнату или выходил в сад, разглядывая различные предметы, но не мог сосредоточиться хотя бы непродол­жительное время ни на одном. Я считал шаги, глядя то на пол, то на стены, то на потолок, и, напрягая всю оставшуюся силу воли, пы­тался не дать своему уму оставаться неподвижным, Я отчаянно бо­ялся собственного вышедшего изпод контроля ума.

Но сколько еще могла продолжаться эта борьба? Как долго мог я сопротивляться безумию, поглощающему меня? Мое изможденное тело с каждым днем становилось все слабее — ноги дрожали и подгибались во время ходьбы, и все же я заставлял себя ходить, спаса­ясь от ужаса, готового сжать мое сердце, как только мой ум пытал­ся осознать свое состояние. Моя память ослабела, и я мог запнуться во время разговора, с трудом подыскивая нужные слова. В самые тяжелые минуты я хмурил лоб и сдвигал брови, а в глазах появлял­ся дикий блеск, от этого лицо приобретало маниакальное выраже­ние. По несколько раз в день я изучал свое лицо в зеркале, щупал пульс и с ужасом замечал, что состояние неизменно ухудшается. Не представляю, что поддерживало мою волю, если даже во время острейших приступов страха я ухитрялся контролировать свои по­ступки и жесты. Ни один человек не догадывался, что происходит в моей душе. Я знал о том, что один лишь шаг отделяет меня от на­стоящего безумия, но все же скрывал от всех свое состояние. Я без­молвно сносил невыносимую муку, проливал незримые слезы, обви­няя себя снова и снова в том, что сделал шаг в неведомое, не позабо­тившись предварительно узнать об опасностях, ожидающих челове­ка на этом пути.

Но даже в минуты наибольшего упадка сил, даже когда мое со­стояние достигло критической точки, какаято неведомая внутрен­няя сила не позволила мне обратиться за советом к врачу. В те дни в Джамму не было психиатра, но если бы и был, я все равно не по­шел бы к нему на прием. И хорошо, что не пошел. Даже моих скром­ных познаний в медицине было достаточно, чтобы понять, что бо­лезнь эта не могла быть отнесена ни к чисто физической, ни к чисто психической сфере. Причина ее крылась в измененной нервной дея­тельности моего организма, и от этого ни один врач не мог предпи­сать лекарств. С другой стороны, малейшая ошибка в лечении этого необычайно опасного состояния, когда весь организм был разлажен и не поддавался контролю, могла бы привести к роковым последст­виям. И учитывая совершенно неизвестную медицине и недиагно­стируемую причину болезни, ошибка была бы неизбежной.

Опытный врач исходя из симптомов болезни строит свое лече­ние на стереотипном поведении организма пациента. Физиологиче­ские процессы протекают в определенном ритме, который в норма­льных условиях поддерживает организм. В моем же случае постра­дал основной механизм, ответственный за ритмы и стереотипное поведение организма, в результате чего анархия, воцарившаяся во всех отделах организма, не поддавалась никакому описанию. Тогда я еще не знал этого и лишь позже понял, что практика медитации привела в действие механизм, который автоматически начал транс­формировать мой ум, готовя его к расширению сознания. Это был столь же естественный биологический процесс, как и неизменный закон эволюционного развития видов или рост ребенка. К несча­стью, тогда я об этом еще не догадывался. Да и сейчас эти секреты мало кому известны, хотя, судя по всему, адепты древности пре­красно знали, как поступать в случаях, когда в результате занятий Йогой у людей возникали подобные состояния.



Я каждый день тщательно оценивал свое состояние, убеждаясь в том, что все это действительно произошло, а не разыгралось в мо­ем воображении. Подобно тому, как человек, попав в невероятную ситуацию, щипает себя, чтобы убедиться, что это ему не снится, я оценивал свои физические симптомы, чтобы найти подтверждение своему психическому состоянию. Глупо было предположить, что я стал жертвой галлюцинации. Последующие события, как и мое ны­нешнее состояние, полностью исключали эту возможность. Нет, этот кризис не мог быть плодом моего воображения. Он имел физио­логическую основу и захватывал всю органическую структуру мое­го тела. Были задействованы все части моего организма — от мозга до самых незначительных органов. От штормов, вызванных высво­божденными мной силами, штормов, проносившихся по всем систе­мам, не было спасения ни днем, ни ночью.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ В наше время вряд ли найдешь пример, когда после пробуждения Кундалини беспрерывно горящий в человеке змеиный огонь производил бы в нем ту трансформацию, на которую намекали в своих рассказах мудрецы Древней Индии. Но, несомненно, бывали случаи спорадической активизации Шакти. Мистики и святые разных стран, с детства впадавшие в экста­тические трансы и переживавшие трансцендентальные видения, относятся к данной категории. Медиумы, обладающие даром ясно­видения, чтения мыслей и иными сверхъестественными способно­стями, обязаны всем этим пробужденной Кундалини, действующей в ограниченных рамках, без открытия высшего центра, затмеваю­щего собой все сознание. То же относится и к гениям, определенные зоны мозга которых питаются этой энергией, что стимулирует их к интеллектуальной или артистической деятельности.

Во всех перечисленных выше случаях поток этой мощной жиз­ненной энергии ограничивается или регулируется таким образом, что в деятельности системы не возникает никаких нарушений. Мис­тикам же, чей мозг иногда подвергается воздействию очень сильно­го потока, подобные состояния известны с рождения, и их нервная система приспосабливается к этому еще в детстве, когда человек не осознает перемен в своей психике и теле, а следовательно, и не страшится их. Но и последние нередко испытывают кризис и вы­нуждены пройти сквозь муки, прежде чем обретают устойчивую ясность ума и способность понятно выразить свои переживания, выделившие их среди прочих смертных. Все остальные, принадле­жащие к этой категории, не переживают озарений и не осознают движения потоков. Исключение составляют лишь эксперименталь­ные случаи, но там поток жизненной энергии слишком ограничен, чтобы произвести эти странные эффекты.

Популярные книги по Йоге, прочитанные мной несколько лет назад, не содержали в себе и намека на подобное развитие событий. Их авторы ограничили себя описанием различных поз и методов, заимствованных из древних источников. Иные утверждали, что имеют опыт практики, и уверенно обучали других тому, чего толком не знали сами. В некоторых из таких книг содержались краткие ссылки на КундалиниЙогу. Обычно авторы посвящали одной из на­именее известных и наиболее трудных форм Йоги всего несколько страниц или короткую главу, где говорилось, что Кундалини пред­ставляет собой жизненную космическую энергию, покоящуюся в человеческом теле у основания позвоночника, ниже половых орга­нов в форме свернувшейся змеи. Она спит, закрывая ртом отвер­стие Сушумны, нитевидного протока, проходящего через центр спинного мозга к центру сознания на макушке головы. Пробудив­шись, Кундалини, подобно молнии, поднимается вдоль Сушумны, унося с собой всю жизненную энергию тела (которое в это время становится холодным и безжизненным, утратив частично или пол­ностью свои жизненные функции), чтобы соединиться со своим бо­жественным супругом Шивой, обитающим в последнем, или седь­мом, центре — в мозгу. Во время этого процесса воплощенное «я», освободившись из плена плоти, приходит в состояние экстаза, или Самадхи, осознавая свое бессмертие и единство с вездесущим вы­сшим сознанием. Лишь в одной или двух книгах говорилось об опас­ностях, подстерегающих человека на этом пути. Но ни характер этой опасности, ни способы ее преодоления авторы не описали.





Туманных идей, почерпнутых мною из этих книг, было доста­точно, чтобы прийти к заключению, что мое нынешнее состояние является прямым следствием медитации. Мой опыт в точности сов­падал с описаниями экстатических состояний тех, кто пережил их, так что у меня не было ни малейших оснований сомневаться в под­линности этого видения. Не могло быть и ошибки ни относительно звука, ни относительно сияния. Тем более не могло быть ошибки от­носительно трансформации сознания — самой значительной части меня, — воспоминания о которой были столь сильны, что от них не­возможно было ни избавиться, ни спутать с чемто иным. Это никак не могло быть игрой воображения, так как во время того пережива­ния я сохранил способность сравнивать расширенное сознание с обычным и, когда видение стало блекнуть, мог ощутить сужение, возвращающегося в норму сознания. Безусловно, это был подлинный опыт, с такой убедительностью описываемый святыми и мисти­ками всего мира. Но в моем случае было одно несомненное отличие от обычного типа видений: неописуемое чувство, возникшее у осно­вания позвоночника, вслед за которым поток лучистой энергии, поднявшись по позвоночному столбу, устремился в голову. Эта часть переживания соответствовала феномену, ассоциируемому с пробуждением Кундалини. Следовательно, я не мог ошибиться, по­лагая, что, сам того не ведая, разбудил свернутую спиралью змею, и что мое нынешнее состояние было какимто образом с этим связано.

Я не рассказал о своем состоянии никому, кроме шурина, при­ехавшего в то время по делам в Джамму. Он был намного старше меня и любил меня как сына. Зная о его чувствах ко мне, я был с ним до конца откровенным. Он и сам в течение многих лет практи­ковал медитацию под руководством учителя, который утверждал, что обладает знаниями 8 области КундалиниЙоги. Искренний и благородный от природы, он не раз делился со мной своими пере­живаниями, ища моего совета и поддержки, описывая их, как ребе­нок, — просто и бесхитростно. Без всякой претензии на познания в этом вопросе он поделился со мной всей информацией, которой рас­полагал, и это сыграло немаловажную роль в спасении моей жизни. Моя жена, не имевшая ни малейшего представления о той борьбе, которую я вел на грани между жизнью и смертью, была не на шут­ку напугана моим изможденным видом, отсутствием аппетита и, главное, беспокойным и безрадостным выражением, не сходившим с моего лица. Она постоянно советовала мне обратиться к врачу.

Мой шурин не мог должным образом оценить значимости того, что я ему сообщил, но вспомнил, что его гуру когдато сказал, что если по ошибке Кундалини поднимется не по Сушумпе, а по ка­който другой Нади (энергетическому каналу), то существует риск серьезных ослож­нений в психической и физической сферах вплоть до полной потери дееспособности, безумия и смерти. Учитель также говорил, что осо­бую опасность представляет подъем Кундалини по Пингале, распо­лагающейся справа от позвоночника. Тогда несчастный человек мо­жет буквально сгореть изза неконтролируемой выработки интен­сивного внутреннего жара. Рассказ шурина привел меня в ужас, и я отправился за советом к одному ученому аскету из Кашмира, при­ехавшему на зиму в Джамму. Терпеливо выслушав меня, аскет зая­вил, что мое состояние не может быть вызвано пробуждением змеиной силы, так как оно всегда несет с собой блаженство и никогда не причиняет вреда. Он высказал другое печальное предположение: мое состояние, должно быть, связано с действием яда. выделяемого зловредными духами, то и дело пересекающими путь йогина, и предписал мне особую микстуру, которую я так никогда и не при­нял.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 35 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.