WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

34. Климент "Строматы" VI. 26. Мелесагора обворовали ученые Гогргий Леонтинский и Эвдем Наксоский [34 Наксос один из Кикладских островов.] и после них Бион с (острова) Проконннеса.

В. ФРАГМЕНТЫ "О несущем" или "О природе" Горгия [35 Тождественность данных сочинений является спорной.] 1. Исократ 10, 3. В самом деле, разве ктонибудь мог бы превзойти Горгия, дерзнувшего говорить, что ничто из существующего не существует, или Зенона, пытавшегося доказывать, что одно и то же возможно и, наоборот, невозможно? 15, 268. Учения древних софистов, из которых один сказал, что бытие по количеству бесконечно.. Парменид и Мелис говорили, (что бытие) едино, Горгий же, что совершенно нет никакого бытия.

2. Олимпиодор к "Горгию" р. 112 (см. А 10). Подлинно Горгий написал весьма искусное сочинение "О природе" в 84 олимпиаду (444/441).

3. Секст Эмпирик "Против математиков" VII 65 след. Из той же самой группы (философов) Горгий Леонтинский предводительствовал отрядом отрицавших критерий (истины) на основании иных соображений, чем (какие были) у Протагора и его последователей. А именно, в сочинении, носящем заглавие "О несущем, или о природе", он устанавливает три главных положения, непосредственно следующих одно за другим. Одно (положение) именно первое (гласит), что ничто не существует; второе что, если (чтолибо) и существует, то оно непознаваемо для человека; третье что, если оно и познаваемо, то все же, по крайней мере, оно непередаваемо и необъяснимо для ближнего.

(66) О том, что ничто не существует, он рассуждает следующим образом. Ведь если (чтонибудь) существует, то оно есть или сущее, или несущее, или и сущее и несущее (вместе). (???) Но оно не есть ни сущее, как он далее будет доказывать, ни несущее, как он будет убеждать, ни сущее с несущее, как он будет учить. Итак, ничто не существует.

(67) И в самом деле, несущее не существует. Ибо если несущее существует, то оно будет вместе существовать и не существовать. Ведь поскольку оно мыслится несущим, оно не будет существовать, но поскольку оно есть несущее, оно, наоборот, будет существовать. Но совершенно бессмысленно, чтобы чтонибудь вместе существовало и не существовало. Итак, несущее не существует. И, кроме того, если несущее существует, то сущее не существует. Ибо они противоположны друг другу, и если несущему случилось быть, то сущему придется не быть. Но сущее, конечно, существует, (поэтому) несущее не будет существовать.

(68) Однако и сущее также не существует. Ибо если сущее существует, то оно или вечно, или возникло, или вечно и вместе возникло (и то и другое). Но оно, как мы (далее) покажем, ни вечно, ни возникло, и ни то, ни другое вместе. Следовательно, сущее не существует. Ибо если сущее вечно (ведь должно начать с этого), то оно не имеет никакого начала.

(69) В самом деле, все возникающее имеет какоелибо начало, вечное же, существуя невозникшим, не имело начала. Не имея же начала, оно бесконечно. Если же оно бесконечно, то оно нигде. Ибо если оно гденибудь, то то, в чем оно есть, отлично от него и, следовательно, сущее, поскольку оно чемто объемлется, не будет бесконечным. В самом деле, объемлющее больше объемлемого, бесконечного же ничто не (может быть) больше; таким образом, бесконечное не находится нигде.

(70) Однако оно не содержится и в самом себе. Ибо (в этом случае) тождественным будет то, в чем (чтонибудь), и то, что в самом себе, и сущее станет двумя (сущностями): местом и телом. А именно, то, в чем (чтонибудь), есть место, а то, что в самом себе, есть тело. Но это бессмыслица, (чтобы место и тело были тождественны). Итак, сущее не находится и в самом себе. Таким образом, если сущее вечно, оно бесконечно; если же бесконечно, то оно нигде; если же нигде, то оно не существует. Следовательно, если сущее вечно, то оно совершенно не существует.

(71) Но и в том случае, если сущее возникло, оно не может существовать. Ведь если оно возникло, то оно возникло или из сущего, или из несущего. Но из сущего оно не возникло. Ибо если сущее существует, то оно не возникло, но уже существует. И из несущего (оно также не могло возникнуть). Ибо несущее не может ничего породить вследствие того, что то, что способно производить чтолибо, необходимо должно быть причастным какомунибудь сущему. Следовательно, сущее также и не возникло.



(72). На тех же самых основаниях (сущее не есть) и то и другое вместе, т.е. вечное и возникшее. Ибо эти (предикаты) уничтожают друг друга, и если сущее вечно, то оно не возникло, а если возникло, то не вечно. Следовательно, если сущее ни вечно, ни возникло, ни то и другое вместе, то сущее существовать не может.

(73) Кроме того, если оно существует, то оно есть или единое или многое. Но, как будет (далее) доказано, оно не есть ни единое, ни многое. Следовательно, сущее не существует. Ибо если оно единое, то оно есть либо количество, либо непрерывность, либо величина, либо тело. Но чем бы из (всего) этого оно ни было, оно не есть единое. Но, будучи какимлибо количеством, оно будет делиться (на части); будучи же непрерывным, оно будет рассекаться (на отдельные части). Подобным же образом и то, что мыслится как величина, не будет неделимым. Будучи же телом, оно будет трехмерным. А именно, оно будет иметь длину, ширину и глубину. Но нелепо утверждать, что сущее не состоит из этих (вещей). Следовательно, сущее не есть единое.

(74) Но оно не есть и многое. Ибо если оно не есть единое, то оно не есть и многое. В самом деле, множество есть соединение отдельных единиц; поэтому с уничтожением единого уничтожается вместе и многое. Отсюда очевидно, что и сущее не существует, и несущее не существует.

(75) Легко доказать, что то и другое вместе, т.е. сущее с несущим, (тоже) не существуют. Ибо если несущее существует и сущее существует, то несущее будет тождественно с сущим, поскольку это касается существования. И поэтому и первое и второе из них не существует. Действительно, что несущее не существует, это бесспорно. Но было доказано, что сущее тождественно с ним. И оно, таким образом, не будет существовать.

(76) Но если сущее тождественно с несущим, то оба они вместе не существовать. Ибо если то и другое сосуществуют, то они не одно и то же; и если (и то и другое) одно и то же, то (нельзя сказать, что они существуют) оба вместе. Отсюда следует, что ничего не существует. Ибо если ни сущее не существует, ни несущее, ни оба они вместе, а помимо их ничего (нельзя) мыслить, то не существует ничего.

(77) Но даже если бы чтонибудь и существовало, оно было бы для человека неизвестным и непознаваемым, (как это) сейчас должно быть доказано. А именно, если то, что мыслится, говорит Горгий, не есть (тем самым) сущее, то сущее не есть то, что мыслится. Это логически правильно. Ибо подобно тому, как если бы (предметы), которые мыслятся, были белыми, то отсюда вытекало бы, что белое есть то, что мыслится, точно так же если бывает, что то, что мыслится, не существует, то отсюда с необходимостью вытекает, что сущее не есть то, что мыслится.

(78) Именно поэтому здравомысленно и логически последовательно утверждение: "Если то, что мыслится, не есть сущее, то сущее не есть то, что мыслится". Между тем то, что мыслится, (это следует заранее отметить), не есть сущее, как мы докажем. Следовательно, сущее не есть то, что мыслится. И действительно, то, что мыслимое не есть сущее, это очевидно.

(79) Ибо если мыслимое есть сущее, то все мыслимое существует, где бы кто что ни помыслил. Это совершенно противоречит здравому смыслу. Ведь если ктонибудь мыслит человека летающим или колесницы едущими по морю, то отнюдь (это не значит, что и на самом деле) в тот час человек летит или едут по морю. Таким образом, мыслимое не есть сущее.

(80) Кроме того, если мыслимое есть сущее, то несущее не может мыслиться. Ибо противоположным (вещам) присущи противоположные (свойства), а несущее противоположно сущему. И поэтому во всех отношениях если сущему свойственно мыслиться, то несущему будет свойственно не мыслиться. А это нелепость. Ведь Сцилла и Химера и многие из не существующих (вещей) мыслятся. Следовательно, сущее не есть то, что мыслится.

(81) И подобно тому как те (вещи), которые видятся, называются видимыми вследствие того, что их видят, и то, что слышится, называется слышимым, потому что его слышат, и мы не отбрасываем видимое за то, что оно не слышится, и не пренебрегаем слышимым за то, что оно не видится (ибо о каждом из них должно судить по его собственному ощущению, а не чужому), точно также и мыслимое будет существовать и в том случае, если оно не видится зрением и не слышится слухом, потому что его надо брать с точки зрения его собственного критерия.





(82) Итак, если ктонибудь мыслит, что колесницы едут по морю и не видит их, то он (все же) должен верить, что существуют колесницы, едущие по морю. А это нелепость. Следовательно, сущее не есть то, что мыслится и понимается.

(83) Но даже если бы оно понималось, его нельзя было бы передать другому. Ибо если существующие (вещи), которые представляют собой внешние субстраты, видимы, слышимы и вообще ощущаемы, (причем) из них видимые (вещи) схватываются зрением, слышимые слухом и не наоборот, то каким образом эти (вещи) могут сообщаться другому? (84) Ведь то, посредством чего мы сообщаем, есть слово, слово же не есть субстрат и бытие. Следовательно, мы сообщаем ближним не то, что существует, но слово, которое отлично от субстратов. Итак, подобно тому, как видимое не может стать слышимым и наоборот, точно также обстоит дело и с нашим словом, так как бытие лежит вне нас.

(85) Не будучи же сущим, слово (в своем значении) не может быть показано другому. И в самом деле, говорит он, слово (его смысл) образуется от доходящих к нам вещей, т.е. от ощущаемых (вещей). Ибо от попадания (в наш орган вкуса) вкусового вещества возникает у нас слово, произносимое для обозначения этого качества, а от знакомства с цветом слово для обозначения цвета. Если же это так, что слово не представляет (не отражает) внешнюю вещь, то внешняя вещь открывает (смысл обозначающего его слова).

(86) И в самом деле, нельзя говорить, что как видимые и слышимые (вещи) суть субстраты, так и слово, так что из его субстрата и бытия могут быть открываемы субстрат и бытие (обозначаемой им вещи). Ибо даже если слово и есть субстрат, но (и тогда) оно отличается от субстратов прочих и (в частности) весьма сильно отличаются тела от слов. Ведь посредством иного органа познается видимое, и посредством другого слово. Следовательно, слово не открывает многих субстратов, подобно тому, как и те не раскрывают природы друг друга.

(87) Итак, на основании таких апорий (неразрешимых трудностей) у Горгия уничтожается критерий истины, поскольку это зависит от разрешения этих самих апорий. А именно, так как по природе своей ничто не существует, не может познаваться и не может быть передаваемо другому, то не может быть никакого критерия (истины) [36 Подобное же извлечение из Горгия находится в сочинении псевдоАристотеля "О Мелиссе, Ксенофане и Горгии" (5. 6. 979 а 11980 в 21). Сам Аристотель написал монографию "Против Горгия" (одна книга) (Диоген V, 25).].

4. Платон "Менон" 76 А след. (Менон и Сократ). Ты назойлив, Менон. Старому человеку ты предлагаешь отвечать на вопросы, а сам не хочешь припомнить и сказать, что говорил когдато Горгий о том, что такое добродетель...

(С) Итак, хочешь я отвечу тебе по Горгию, чтобы тебе легче всего было уловить смысл? Хочу. Почему же нет? Итак, не говорите ли вы (Менон и Горгий) [37 Может быть, Горгий во введении к своему сочинению давал теорию восприятия по Эмпедоклу (поэтому и подзаголовок "О природе") и в таком случае оттуда происходит В 4 и В 5. Но возможно допустить и существование особого сочинения по физике, написанного Горгием в юности.] о какихто истечениях от существующих (вещей), следуя Эмпедоклу? Точно так. И о порах, в которые и через которые истечения проходят? Именно так. И что из истечений одни соответствуют некоторым порам, другие же меньше или больше или меньше их? Так. И зрением ты чтото называешь? Да. Ну так из этого "уразумей, что я тебе говорю", как сказал Пиндар: "Цвет есть истечение от тел, соответствующее зрению и им воспринимаемое". По моему мнению, Сократ, это наилучший ответ. Может быть (ответ так понравился тебе) оттого, что он соответствует привычному тебе образу мыслей. И, кроме того, как я думаю, ты надеешься, что сможешь из него вывести, что такое голос, что такое обоняние и многое другое из подобных (вещей). Без сомнения. А ведь это, Менон, ответ трагический [38 Т.е. напыщенный, высокопарный в стиле Эмпедокла.].

Ср. Гален "Об элементах по Гиппократу" д. Дело в том, что все сочинения древних носят заглавие "О природе"; таковы сочинения Мелисса, Парменида, Эмпедокла, Алкмеона, Горгия, Продика и всех остальных.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.