WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 ||

3) Оценочные метаощущения ПО ПОВОДУ других восприятий или представлений, также называемые эмоция­ми, чувствами или висцеральной кинестетикой, которые обычно представлены в области груди и (или) живота или по средней линии торса. Эти чувства не являются непосредствен­ными ощущениями (восприятиями), но представлениями, про­изводными от других ощущений (восприятий).

Обонятельные (запах) и вкусовые Термины, используемые экспериментаторамипсихофи­зиками (сладкий, кислый, горький, соленый, горелый, аро­матный и т. д.), возможно, полезными не будут. Довольно по­лезным может быть усиление или ослабление (изменения в ин­тенсивности и/или продолжительности) конкретного вкуса или В свободном полете запаха, который вы определяете как важный в чьемто опы­те. Запахи и вкусовые ощущения являются очень мощными якорями состояний.

III. ОЧЕРК ИССЛЕДОВАНИЯ СУБМОДАЛЬНО­СТЕЙ (Из книги Д. Гордона «Терапевтические метафоры», сокращенный перевод С. Горина) В данном приложении представлен краткий отчет о тех предварительных исследованиях, которые были проведены мною по субмодальностям, и его не следует интерпретировать как исчерпывающую работу по данному предмету. Отчет при­водится с надеждой, что он побудит других к дальнейшим ис­следованиям глубинного значения и влияния паттернов субмо­дальностей с точки зрения психологии, нейрофизиологии, ней­роанатомии, теории коммуникации и связанных с ними областей знаний. Этот подход делает возможным полезную переоценку значимости прошлых исследований поведения, восприятия и нейрофизиологии и открывает путь к новым направлениям в организации будущих разработок.

Репрезентация Одна из главных целей психологических исследо­ваний выяснение отношений между объективным миром и миром переживаний. Посредником, через которого пережива­ется объективный мир, является сенсорный опыт.

Каждый из нас наделен, в общем, эквивалентными сен­сорными аппаратами. Нервные пути и области проекций сен­сорных механизмов также очень типичны для всех людей. Тем не менее, несмотря на наличие сходного «оборудования», не существует двух индивидуумов, которые воспринимали бы определенные события во внешнем мире одинаковым обра­зом. Эти различия в восприятии внешней среды могут быть объяснены двумя факторами: избирательным вниманием к входным сенсорным каналам и вариацией опыта, получен­ного через них.

Под избирательным вниманием к входным сенсорным каналам мы подразумеваем то, что в каждый момент времени человек обычно обращает внимание (или осознает) одну или две из его сенсорных систем. Поскольку сознание ограниче­но приблизительно 7±2 «кусками» информации в любой мо­мент времени, то способность к избирательному вниманию С. Горин НЛП: техники россыпью становиться необходимой или выгодной, когда информация, поступающая по определенному каналу, является важной или решающей. Обращая избирательное внимание на такой сен­сорный канал, мы можем осознанно собрать из него столько информации, сколько возможно в данный момент. Тем време­нем информация, содержащаяся в других сенсорных системах, которая менее значима для данного случая, может быть про­игнорирована. Без этой способности к фокусированию вни­мания в нашем сознании фигурировало бы чрезмерное коли­чество незначимой информации, и при отборе нужных и зна­чимых различений нам пришлось бы зависеть от избытка информации о нашем окружении.

Избирательность внимания не паттернирована невро­логически, а является контекстуальнозависимым результатом намерений данного индивидуума. Кроме того, каждый чело­век обучается зависеть от той или иной сенсорной системы как средства его восприятия и понимания мира (ведущая мо­дальность). Эта зависимость от определенных систем репре­зентации типична для всех людей, и она генерирует паттерны опыта (переживаний) внутри данного индивидуума.

Итак, одной из причин, по которым каждый из нас име­ет разный опыт об одном и том же окружении, является то, что мы либо намеренно, либо по присущим нам характеристичес­ким свойствам обращаем свое внимание на различные аспек­ты этого окружения. Это напоминает кухню, где каждый из нас выбирает одинаковые и разные ингредиенты в сходных и несходных пропорциях, и получает кушанье, отличающееся от приготовленного другим.



Значение Этим различие в опытах не исчерпывается. Для того, чтобы быть пригодным для использования, воспринимаемое переживание должно быть значимым, то есть должно переда­вать полезную информацию об окружении. Само по себе не­рвное возбуждение (и даже паттернированная нервная актив­ность) не передает никакой информации об окружении, кроме как об активности конечного органа ощущения. Значимость возбуждению придаст предварительный опыт о нем у данного индивида. Следовательно, значимость определенному восприя­тию придает наш предварительный опыт об этом вос­приятии.

В свободном полете I Способ, редуцирующий процесс придания значимости, состоит в корреляции опытов восприятия. До тех пор, пока ребенок не приблизился или не прикоснулся к пламени огня, оно для него ни холодное, ни горячее. Все, что ему доступно в отношении пламени это определенный цвет и очертания. Однако после прикосновения к огню эти цвет и очертания ста­новятся значимыми указателями соответствующего опыта «боли» и (или) «горячего». Позже, когда ребенок слышит сло­во «пламя», оно остается для него бессмысленным набором звуков до тех пор, пока ему одновременно с этим не будет по­казано пламя. В школе ребенок знакомится с еще одним бес­смысленным опытом конфигурацией букв, составляющих слово «пламя». В сопровождении рисунка пламени или про­изнесения слова эти буквы также становятся значимыми, то есть коррелируют с предыдущим опытом. Кроме аспекта на­учения, необходимо упомянуть еще о двух важных аспектах восприятия.

Первый аспект состоит в том, что в одних случаях кор­реляция опытов восприятия происходит между двумя и более сенсорными модальностями, а в других внутри одной мо­дальности. В нашем примере ребенок сначала коррелирует визуальное восприятие с кинестетическим, затем аудиальное с визуальным (и возможно, с памятью о кинестетическом), а затем коррелирует визуальное с другим визуальным и (или) аудиальным восприятием. Следовательно, опыт создается посредством корреляции различений восприятия внутри и между различными сенсорными модальностями.

Второй аспект каждое из различений восприятия опи­сывается только определенными аспектами каждой использо­ванной модальности. То есть различение происходит не на модальном, а на субмодальном уровне. Когда мы «видим», то определяем, что мы видим, определяя цвет, размеры, очерта­ния, яркость, положение и т. д., что и является субмодальнос­тями зрения. В примере с ребенком он коррелирует при виде пламени зрительные субмодальные различения с кинестети­ческими субмодальными различениями о горячем (боли). Из этого опыта можно извлечь корреляцию «красный горячий». По мере проведения большего числа корреляций ребенок уз­нает, что «горячему» соответствуют только определенные визу­альные конфигурации цвета, яркости, очертаний и движения, С Горин. НЛП: тех&ики россыпью поэтому он не будет опасаться прикосновения к красному яблоку.

Восприятия корреляции (конфигурации) субмодально­стей голографически запоминаются в мозге для дальнейшего использования в качестве материала для последующих корре­ляций. Большинство коррелятивных опытов являются контек­стуальнозависимыми и, следовательно, произвольными (на­пример, набор слов для придания «значения» объектам и со­бытиям). Но некоторые коррелятивные опыты представляются столь глубокими и стойкими, что складывается впечатление об их функционировании в роли базовых предпосылок для опыта.

Например, «красный» большинством людей восприни­мается как «теплый» цвет. Очертание же является контексту­альнозависимой корреляцией. Если вам сказали, что это очер­тание «пламени свечи», то рисунок коррелируется с «горячим», а если сказано, что это «капля воды», рисунок коррелируется с «холодным». Имея дело с какимлибо явлением, о котором дан­ный индивид не имеет предварительного опыта, для придания смысла этому явлению он располагает только предпосланны­ми корреляциями, поскольку контекстуальнозависимые кор­реляции фиксированы, и область их применения узка.

Следовательно, между субмодальностями «холодный» и «температура» существуют паттернированные связи, а меж­ду «очертанием» и «температурой» паттернированных свя­зей нет.

Меж и внутрисенсорные взаимодействия К настоящему времени проведено много эксперимен­тов, указывающих на множество различных способов взаимо­действия между субмодальностями. Данные исследований настойчиво свидетельствуют о том, что сенсорные, моторные и ассоциативные области в коре головного мозга не могут бо­лее идентифицироваться как изолированные функциональные части. Напротив, эти области чрезвычайно связаны друг с дру­гом, так что, к примеру, стимуляция аудиальной области вы­зывает соответствующую нервную активность в визуальной и кинестетической проективных областях.





Некоторые паттерны взаимодействия субмодальностей присущи стратегиям восприятия всех людей (в результате В свободном полете научения или генетической обусловленности), а некоторые присущи только отдельным индивидам.

Модальное взаимодействие Взаимосвязи между визуальной и кинестетической си­стемами были предметом внимания многих исследователей. Перечислим ряд таких исследований.

Самое точное проведение соответствий между длина­ми веревок осуществлялось в визуальной системе (визуаль­ный стимул визуальное сравнение). Случай «визуальноки­нестетический» давал самые неточные результаты. При про­ведении межмодальных сравнений необходимо принимать к сведению различие между активным кинестетическим иссле­дованием (сознательными движениями субъекта) и пассивным: активное исследование ведет к ошибкам в виде недооценки, а пассивное в виде переоценки стимула. При противоречии между визуальным и кинестетическим ощущениями визуаль­ный вход перекрывает кинестетический. Субъективное ожи­дание работы с единственным объектом (в то время как их бьшо два) также приводят к доминированию визуального. Кинесте­тическая система оказывает большее влияние на аудиальные различения, чем аудиальная на кинестетические.

Судя по всему, стимулы, которые были использованы в экспериментах, имели различное значение в различных мо­дальностях. Может случиться так, что стимулы являются зна­чительными для субъекта в отношении одного набора прошлых опытов, будучи предъявленными визуальной системой, но при предъявлении кинестетической системой они являются зна­чимым в отношении перекрывающего, но совершенно друго­го набора прошлых опытов. Для спецификации этих различий нам в первую очередь следует определить, как взаимодейству­ют модальности на субмодальном уровне и какова система­тичность этих связей.

Развитие модальностей Недоразумений в отношении взаимодействия модаль­ностей становится меньше, если на эту проблему смотреть с точки зрения развития.

У 4летних детей узнавание по схеме «визуальныйви­зуальный» происходит с тем же успехом, что по схеме «кинес­тетическийвизуальный». Наибольшее число ошибок в суж­дениях о расстоянии по схеме «визуальныйкинестетический» С. Горин. НЛП: техники россыпью было у 4летних, а в суждениях по схеме «кинестетическийвизуальный» у 69летних детей. В возрасте 6 лет происхо­дит переворот, благодаря которому становится легче коррек­тировать визуальный вход с кинестетическим выходом, а не наоборот. Способность к обработке информации посредством различных модальностей непрерывно меняется в течение всей жизни индивида.

Субмодальности Частота. Наиболее тесно понятие частоты относится к двум модальностям: к цвету в визуальной системе и к тону в аудиальной.

Внутримодально цвет связывается с визуальными суж­дениями о размере. Наибольшим кажется кубик желтого цве­та, далее следует белый, красный, зеленый, синий и черный. Яркость также связана с различением размера. Цвет оказыва­ет большое влияние на суждения о весе предметов. Предметы черного, синего, красного цвета кажутся тяжелее идентичных предметов зеленого, желтого и белого цвета. Цвет предмета влияет и на различение расстояний: красные предметы кажут­ся ближе друг к другу, а синие дальше друг от друга, находясь в реальности на одинаковых расстояниях.

Разные цвета вызывают в воображении разные геомет­рические очертания. Оранжевый цвет вызывает образ прямо­угольника, желтый пирамиды или перевернутого треуголь­ника, синий круга, красный острых углов, квадратов или кубов.

Более очевидна связь между цветом и эмоциями. В на­шей культуре красный цвет вызывает беспокойство и агрес­сию, желтый усердие и рвение, синий и зеленый спокой­ствие и безопасность.

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 ||










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.