WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 26 |
Теперь давайте поговорим о некоторых явлениях, более свойственных сравнительно глубокому трансу. О них вам тоже следует знать, так как в этом знании будет и практическая польза. Те, более или менее удивительные вещи, которые становятся возможными в гипнотическом состоянии, и о которых я пока расскажу очень кратко, имеют название «гипноти­ческих феноменов». Самый, пожалуй, известный из феноменов гипноза внушенные галлюцинации, человеку предлагают увидеть, услышать, почувствовать то, чего нет и он это делает. Вы знаете, что эстрадные гипнотизеры любят дать загипнотизированному человеку лукови­цу, внушив предварительно, что дают грушу и он ест луковицу с наслаждением! Если загипнотизиро­ванному внушают, что в зал вошел дикий зверь человек старается спрятаться. Внушение галлюци­наций в понятиях классического гипноза считается возможным только в самом глубоком трансе. Гораздо менее известен (хотя гораздо более рас­пространен по сравнению с предыдущим) феномен под названием «искажение чувства времени». В трансе внутреннее время человека не соответствует внешнему, объективному времени. Обычно внутрен­нее время замедляется: загипнотизированному чело­веку кажется, что он провел в трансе несколько минут, а на самом деле могло пройти полчаса или час. Еще несколько гипнотических феноменов.

Каталепсия(или восковая гибкость) состоит в том, что загипнотизированному можно придать любую неудобную позу, и он сохранит ее, потеряв контроль над произвольными движениями. (Можно сопоставить каталепсию с тем замиранием партнера, которое вы видели в упражнении это то же самое явление, усиленное в несколько раз).

Регрессия возраста загипнотизированному можно внушить, что его возраст значительно меньше настоящего, и он будет вести себя, как ребенок.

Амнезия (забывание) после выхода из транса человек не помнит о том, что происходило во время транса.

В трансе понижается болевая чувствительность, даже без специальных внушений. Это явления на­зывается «анальгезия» (обезболивание).

В чем обещанная практическая польза этих яв­лений? Если в классическом гипнозе принято сна­чала наводить глубокий транс, а потом вызывать гипнотические феномены, то в эриксонианском гип­нозе существует обратная процедура наведение глубокого транса через вызывание некоторых гип­нотических феноменов. Позже мы займемся и этим.

Язык гипноза.

Мы достаточно подробно разбирали с вами тре­бования к речи гипнотизеров, осталось 2 3 при­мечания. Во первых: научившись говорить так, чтобы максимально точно присоединиться к внут­реннему опыту, внутреннему миру вашего партнера научитесь еще и говорить максимально неопре­деленно, тоже с целью лучшего присоединения. Во вторых: когда вы занимаетесь наведением и исполь­зованием транса, научитесь говорить без отрицаний, говорить без «не». Что я имею в виду? По первому пункту: когда вы при наведении или использовании транса пред­лагаете партнеру погрузиться в некоторое пережи­вание, говорите об этом переживании (особенно по­ началу) довольно общими фразами, используя слова, не относящиеся к определенной модальности дета­лями. Тем самым вы оставляете партнеру свободное пространство, которое он сам может заполнить кон­кретными деталями. Ну, например, я читаю лекции и говорю о том, что психотерапия может решить некоторые проблемы некоторых людей. После лекции ко мне подходит человек и спрашивает: «Вы о моих проблемах го­ворили?». Понимаете, ни вы, ни я не умеем читать мысли; просто в моей неопределенной фразе человек нашел свое собственное содержание, он наполнил мою фразу тем, что для него было актуально. (Кста­ти, на его вопрос я ведь не стал отвечать «пет», я сказал ему: «В том числе и...»). При наведении транса вы можете сделать такое описание: «Ты чувствуешь тепло своей правой руки, лежащей на правом бедре». Это срабатывает сплошь и рядом, это на 99 процентов может совпадать с действительным переживанием партнера, но что вы будете делать, если он чувствует холод правой руки? Для начала все же лучше было бы сказать: «Ты чувствуешь температуру правой руки. Температура более общее слово, более общая характеристика, чем тепло. Какая то температура у руки все равно есть. Слова неопределенные, не относящиеся к конк­ретной модальности, не конкретизирующие ситуацию («покой, умиротворенность, комфорт, спокойствие, со­средоточенность» и др.) очень удобны при наведении транса именно своей универсальностью. Ищите такие слова и такие описания, используйте их они обязательно соответствуют внутреннему опыту партнера (конечно, ваш покой и его покой разные понятия, но сказав слово «покой», вы все таки ска­зали то, что он может понять и принять). Не за­ставляйте партнера быть более гибким в общении, чем вы сами, не заставляйте его подстраиваться к вам. Второй пункт, исключение отрицаний из речи. У отрицаний есть интересное свойство они сущес­твуют в языке, но не в подсознании. Поэтому говорите партнеру то, чего вы от него хотите, а не то, чего он не должен делать. Если выговорите ребенку: «Какой ты шумный сегодня, не шуми!» он не успокаивается, он начинает шуметь еще больше. Это довольно общее правило: если вы описываете чело­веку то, что вы у него сейчас наблюдаете это будет закреплено. Я думаю, что когда ребенка об­суждают в школе на педсовете, и говорят ему: «Ты хулиган, ты грубиян» тем самым за­крепляют именно те качества, от которых хотели бы избавиться. Я предложу вам для иллюстрации пример Дж.Гриндера. Скажите, что вы представляете себе, когда слышите фразу: «Собака не гонится за кошкой?» Ответы из зала: Собака стоит и кошка стоит. Собака спокойно идет, и кошка спокойно идет, не обращает внимания. Собака гналась за кошкой, и они обе исчезли.



С. Горин: То есть, фраза, имеющая смысл для сознания, не имеет никакого смысла для подсозна­ния, для вашего внутреннего мира: «Либо они обе стоят, либо исчезают» (возможны варианты). Таким образом, вместо того, чтобы говорить: «У вас нет этого, этого, и того тоже нет» лучше сказать о том, что должно быть, о том, что есть. «Вас ничто не беспокоит, не волнует, не трево­жит...» классическая фраза классических гипно­тизеров. Но для того, чтобы понять, как это меня ничто не беспокоит, я должен сначала побеспоко­иться, а потом убрать это, не так ли? Лучше сказать: «Вы можете почувствовать себя чуть более расслаб­ленным, спокойным и защищенным». Знаете, пока что я не нашел замены без отрицания одному единственному слову «некурящий». Здесь оказалась слишком прочная связь. С «непьющим» там, понятно, заменой будет «трезвенник», а вот с «некурящим» так и маюсь.

Реплика из зала: Вы ведете здоровый образ жизни.

С. Горин: Дело в том, что «здоровый образ жизни» слишком широкое понятие. «Трезвый» взамен «непьющего» подходит много лучше, потому что трезвость прямая противоположность пьян­ству. И такой же прямой противоположности куре­нию (без этого языкового корня «кур ») я найти не могу. Собственно, я не предлагал вам это как задачу, я просто так пожаловался...

Реплика из зала: У вас чистые легкие.

С. Горин: Какие они чистые, если у меня хронический бронхит? (смех в зале). Ладно, если хотите, поищите на досуге чтонибудь более подхо­дящее... Итак, при наведении и использовании транса (а также при конструировании любого нужного вам состояния партнера) следует пользоваться словами, во первых, неопределенными, и во вторых, имеющи­ми только конструктивную направленность. Можно сказать: «Представьте себе, что вы сидите на стуле за столом, покрытым красной клеенкой в белую клеточку, и едите кусок «Останкинской» кол­басы весом в 150 граммов, поджаренный на сливоч­ном масле» это одно описание. А можно сказать: «Представьте себе, что вы в удобной позе принимаете пищу» это второе описание. Во втором описании ошибиться почти невозможно, оно более универсаль­но. Если в своем внутреннем переживании ваш парт­нер предпочитают вспоминать, как он лежит на ди­ване и ест соленую рыбу с пивом, то второе описание подходит и к этой ситуации, и подойдет еще к сотне других. И еще по поводу отрицаний. Худшая услуга, которую вы можете кому либо оказать, это крикнуть: «Не поскользнись!» человеку, который идет по льду. Ваше «Не поскользнись!» означает, что партнер до­лжен сначала представить во внутреннем опыте, что такое «поскользнись», и только потом не сделать этого; то есть вы дали партнеру прямую команду поскользнуться. Бывают случаи, когда лучше давать команды через отрицания, но вы должны понимать, что именно вы делаете, давая команду с отрицанием. В сущности, все, сказанное до сих пор, можно охарактеризовать и так: в работе с партнером нужна тщательность в отборе слов и инструкций. Учтите, что слово, сказанное человеку в то время, когда он находится в состоянии транса, имеет совершенно особую силу. Ответственность за действия этой силы лежит на вас ваш партнер, возможно, никогда не поймет, откуда у него взялась определенная идея или определенные воспоминания; он может быть искренне убежден в том, что никакого транса не было, он сидел и хихикал над вами... Да, он не помнит ничего из вашей речи, но какое это имеет значение? Один раз я так же, как вы сейчас, делал упраж­нения на семинаре и оговорился. В результате у коллеги, бывшего моим партнером, в течение года наблюдались навязчивые воспоминания. Бывают случаи, когда последствия ошибок гипнотизера по­лезны. одной из своих пациенток, находящейся в трансе, я в конце сеанса сказал: «Ну, а теперь бегите домой». И она побежала домой... В этом бы не было ничего особенного, если бы не одно обсто­ятельство: на сеанс ее привезли на машине, у нее был паралич, она ходить то не могла, не то что бегать (смех в зале). Вот так ошибешься и стано­вишься чудотворцем. А бывают ошибки не столь забавные. С одной пациенткой я работал по переписке (технически здесь нет ничего сложного, сеансами в письмах «пе­реболели» многие психотерапевты). Она сообщила мне свой диагноз; я знал, что ее паралич неизлечим, но и в рамках неизлечимости гипноз иногда помо­гает... У этой женщины, например, в итоге исчезли пролежни, появилась возможность двигаться в пред­елах постели для нее и это много значило! В письмах я предлагал ей для наведения легкого тран­са представить себе некоторые картины природы: ну, и ясно, что для противодействия параличу, не­подвижности ног, мне приходилось вставлять в текст внушения слова типа «возбуждение», «прилив сил к ногам», «волна силы, проходящая через ваше тело, приносящая радость», и тому подобное. Наверное, я плохо поработал тогда над текстом, потому что вместе с улучшением ее самочувствия появилось еще кое что... Я прочту вам отрывки из ее ответных писем! «...Пишет вам Т. Милый мой доктор, я сошла с ума! Ну зачем я по много раз читаю ваши сеансы? Сейчас пол одиннадцатого вече­ра. Вы не можете представить, как я хочу! Внутри от приятности сгорает все... Я легла б под любого мужика, чтобы затушить внутри. Боюсь заразиться, и муж давно умер. Как выйти из этого положения? Доктор, смотрю на Ваше фото, и мне хочется лечь под Вас, честное слово. Милый мой доктор, от хотения я вся дрожу...».

«...Дорогой доктор! Спать не хочу Вас я люблю искренне, как доктора. Прочитала сейчас два Ваших сеанса. Видится мне, как наяву, что я в лесу с Вами. А как красиво в лесу! Золо­тистые листья на деревьях и на траве, под но­гами мягкая трава, но зеленая. Пахнет осенью. Слышно дятла, перепелку... Вы меня потеряли. Вы ищете меня и кричите: «Где ты, Т.?» Я была рядом, в трех шагах. Я смеялась тихо, чтобы Вы не слышали, и смотрела на Вас, как Вы переживали. Но мне не хотелось показы­ваться Вам и было жалко Вас. Золотистое со­лнце меня манило вглубь леса. Я не пошла одна. Я тихо, как лиса, подошла к Вам сзади и Вас обняла. Вы вздрогнули от неожиданности. От радости, что я нашлась. Вы меня обняли и поцеловали... Мы шли к реке, вода тихо стояла теплая. Вы разделись и прыгнули в воду. Потом вышли из воды, меня раздели, оставили на мне лифчик и плавки, сказали: «Нас никто не уви­дит тут», и повели к реке. Вы меня прижали к себе, вода была чуть выше пояса...» Боюсь покраснеть, поэтому цитирование заканчи­ваю. С влюбленностью в гипнотизера иногда при­ходится встречаться, и я хочу, чтобы вам это было известно (надо сказать, что здесь женщина очень творчески подошла к содержанию сеансов, я с тех пор вздрагиваю, если слышу обращение «милый док­тор»). В том случае понадобилось много усилий, чтобы избавить женщину от привязанности... Итак, вы не психотерапевты, но в последующих упражнениях с партнером ведите себя как психоте­рапевты ответственно. Придумайте заранее какие то неопределенные приятные инструкции, которые вы дадите партнеру после наведения транса; хотя бы пожелайте приятного пробуждения, хорошего са­мочувствия после возвращения из транса (если парт­нер не попросит дать ему какую то специфическую инструкцию). Не выдумывайте чего то сложного, просто скажите: «Выбудете чувствовать себя хорошо после возвращения из транса» или чтото в этом роде. Помните, что вы сейчас решаете большую задачу (научиться гипнозу) по кусочкам. Чтото показалось вам сложным, чтото простым.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 26 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.