WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 54 |

Решение проблемы коррупции это длительный и многогранный процесс, требующих слаженных усилий и воли органов власти, неправительственных организаций, частного сектора и всего общества. В случае, если хотя бы один из участников этого процесса будет воспринимать коррупцию как факт жизни, с которым нет смысла бороться, антикоррупционные усилия остальных могут принести ожидаемые результаты еще не скоро.

Б.В. Волженкин КОРРУПЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНОПРАВОВОЕ ЯВЛЕНИЕ, ЮРИДИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ И ХАРАКТЕРИСТИКИ (стенограмма выступления на семинаре «Предотвращение коррупции в бюджетном процессе», ноябрь 1999г.) Наверное, надо начать с того, что, пожалуй, сейчас ни в одном из документов, где так или иначе говорится о положении в стране, о политических проблемах, о социальноэкономических проблемах, нет такого документа, чтобы не говорилось о коррупции. Это стало ходовым термином. Наверное, ежедневно раскрывая газеты, мы находим те или иные публикации, в которых так или иначе эта проблема затрагивается. Нередко особенно практические работники сетуют на то, что у нас нет легального определения коррупции, и, дескать, это обстоятельство существенно, серьезно усложняет борьбу с этим явлением, предупреждением и применением какихто санкций к так называемым коррупционерам.

Мне известно на сегодняшний день, во всяком случае, в масштабах СНГ только одна попытка, на мой взгляд, не очень удачная, когда законодатели Кыргызской республики попытались сформулировать состав уголовного преступления под названием коррупция. Наряду со взяточничеством они пытались определить. И звучит этот текст в ст.33 нового Уголовного Кодекса Кыргызской республики, который был принят 1 октября 1997 года, следующим образом:

«Коррупция – это умышленное деяние, состоящее в создании противоправных устойчивых связей одного или нескольких должностных лиц, обладающих властными полномочиями, с отдельными лицами или группировками, в целях незаконного получения материальных, любых иных благ и преимуществ, а также предоставление ими этих благ и преимуществ физическим, юридическим лицам, создающим угрозу интересам общества или государства».

Я уже много лет занимаюсь вопросами уголовного права и могу достаточно компетентно заявить, не дай Бог, если бы в нашем российском уголовном законодательстве появилась норма такого содержания. Она настолько расплывчата, настолько не четка, что очень трудно ее применять. Вполне возможно, что была бы масса злоупотреблений. Была бы своеобразная игра с этим составом преступления. Когда практические работники заявляют, что они плохо борются с коррупцией, потому что нет соответствующего закона, то или они лукавят, или какаято иная причина, ибо достаточно хорошо в международном сообществе и много сказано о том, что такое коррупция. И любой нормальный человек достаточно ясно себе представляет суть этого социального явления. Ибо коррупция это всетаки, действительно, не конкретное какоето преступление, как это попытались определить кыргызы, а это социальное явление. И присутствующие хорошо понимают, что суть этого явления заключается в разложении государственных, муниципальных и других органов власти, когда лица, так или иначе представляющие или осуществляющие власть, используют имеющиеся у них возможности не для решения или не только для решения тех задач, ради которых эти органы власти были созданы, ради которых представители этих органов власти наделены соответствующими полномочиями, а используют эти возможности в иных целях, в первую очередь для личного обогащения или обогащения близких им людей или достижения групповых корпоративных целей.

Об этом довольно много существует всякого рода документов, где эта идея проводится. Например, в документах ООН сказано достаточно кратко и, помоему, совершенно точно:

«Коррупция – это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях».

В пособии системнике общегосударственного поведения, которое было подготовлено специалистами Transparency international, сказано так: это такой образ действия государственных служащих, будьто политиков или чиновников, когда они, вопреки нормам законов и морали, обогащаются сами и способствуют обогащению своих приближенных путем злоупотреблению властью, которой они наделены».

Много можно и других определений коррупции привести. У меня в прошлом году вышла брошюра в нашей серии, которую мы подготовили в сотрудничестве с голландскими коллегами. Серия называется «Современный стандарт в уголовном праве и уголовном процессе». Это одна из 20 брошюр, входящих в эту серию, которая так и называется «Коррупция». Там я тоже даю определение. Я его зачитывать не буду, пожалуй, потому что сейчас для нас важны не какието юридические нюансы и детали этого определения. Важно понимать то, что лица, наделенные соответствующими полномочиями, используют их не для тех целей, ради которых эти полномочия были предоставлены, а в личных или групповых интересах и, в первую очередь, в целях обогащения.



Мы постоянно читаем, слышим и сталкиваемся с этими проявлениями коррупции. А если обратиться к нашей официальной статистике, то, к сожалению, не так уж много уголовных дел и иных специальных дел, где бы это явление коррупции нашло и подтверждение, и были определены соответствующие санкции к коррупционерам.

Социальное явление – коррупция находит отражение в законодательстве. Если мы откроем новый Уголовный Кодекс, который вступил в действие с 1 января 1997 года, там можно найти целый ряд состава преступлений, которые выходят на это явление и, точнее сказать, связаны с явлением коррупции. Ученые юристы немного спорят, определяя эту группу состава коррупционных преступлений. Но, если исходить из той сути коррупции, во всяком случае, как я ее понимаю, как понимает большинство специалистов, то, безусловно, к преступным проявлениям коррупции надо отнести различного рода хищения, которые совершаются с использованием служебного положения. А в действующем уголовном законодательстве сейчас три состава хищений, которые, как прямо сказано в тексте, совершаются с использованием служебного положения: это мошенничество, т.е. завладение имуществом или правом на имущество путем обмана или злоупотребления доверием с использованием служебного положения; это хищения путем присвоения с использованием служебного положения; и хищения путем злоупотребления служебным положением, которое тоже сейчас охватывается понятием, как хищение путем растраты, о котором говорится в статье 162 УК РФ. Безусловно, мы встречаемся с составами коррупционных преступлений в главе 30 действующего УК, которая называется «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Это сравнительно новая формулировка, потому что до Кодекса 1996 года эта глава называлась «Должностные преступления». Сейчас это, по всей вероятности, более удачное, более точное название. И вот в этой главе, прежде всего, коррупционным можно считать преступление, о котором говорится в ст. 285 УК. Это злоупотребление властью или служебными полномочиями.

Новая статья, которой раньше не было в УК, статья 289 – «Незаконное участие в предпринимательской деятельности». Это явно антикоррупционная статья, в которой достаточно четко описаны признаки коррупционного преступления, когда должностное лицо создает предпринимательскую структуру, участвует в руководстве предпринимательской структурой, оказывает какието льготы, предоставляет незаконные преимущества подобной предпринимательской структуре, используя свои служебные возможности. Хотя я не знаю, во всяком случае, в Петербурге пока ни одного уголовного дела, которые были бы возбуждены по этой статье. Безусловно, коррупционным преступлением является хорошо всем известное взяточничество, о котором сейчас в УК говорится в статье 290. Но и ряд других преступлений, конечно, можно упомянуть. Во всех тех случаях, когда преступление совершается государственным или муниципальным служащим, использующим свое служебное положение, свои служебные возможности, мы можем говорить, что это коррупционное преступление.

Несмотря на многочисленные разговоры на эту тему, статистика, к сожалению, не очень солидная, в том смысле, что уголовных дел по этим антикоррупционным статьям в стране не так уж много. Возьмем хотя бы преступление, которое, бесспорно, можно считать проявлением коррупции, это получение взятки. Сейчас статистика достаточно открыта. Поэтому можно привести очень много цифр. Это было бы утомительно.





Я просто для сравнения возьму данные 1986 года и десять лет позднее – 19969798 гг. В 1986 году в РФ было зарегистрировано 6562 преступления получение взятки. Несмотря на то, что в нашем обществе последовал и развал страны, и, безусловно, рост коррупции, статистика, тем не менее, стала свидетельствовать о резком прекращении этого коррупционного преступления – получение взятки. И в 1989 году мы имели уже 2195 выявленных случаев взяточничества. Дальше, правда, определяется определенный рост опять выявленных случаев взяточничества. Так, в 1996 году – 5453 случая взяток выявлено; в 1997 – 5608, в 1998 5800 выявленных фактов взяточничества всех, вместе взятых. Сюда входят не только случаи получения взятки, но и случаи дачи взятки, и покушения на дачу взятки, которые составляют, примерно, одну треть от этой общей цифры. То есть, мы видим, что, несмотря на разговоры о расцвете коррупции, уголовных дел немного. А если посмотреть, что это за дела, то, к сожалению, подавляющее большинство уголовных дел – это, с точки зрения того, что творится в стране, как мы говорим, мелочовка, это ерунда, и просто для того, чтобы статистика выглядела более или менее прилично.

Хотя бы такой пример: гдето месяца дватри назад, звонок ко мне, поскольку считается, что я в городе большой специалист по квалификации служебных преступлений, нередко мне звонят практические работники по вопросу о квалификации. Спрашивают: есть ли тут надлежащий субъект преступления, каковым является должностное лицо по закону? А речь идет о том, что в Пушкине есть Учебный центр МВД, где обучаются курсанты. Они распределены на группы, каждая группа имеет командира. И один из курсантов дал 700 рублей командиру взвода за то, чтобы тот написал о нем хорошую характеристику. Возбуждено уголовное дело. Долго оно расследуется, может, и отсрочку попросили после двухмесячного расследования. И сейчас решался вопрос (не знаю, чем дело кончилось) о передаче этого дела в суд. И задумались: является ли командир взвода тем должностным лицом, о котором говорится как о субъекте преступления по ст. 30 УК. Юридически, наверное, является. Но я сказал так: да бросьте вы возиться, выгоните этого командира из органов, и на этом дело кончится. Нет, во всей вероятности, дело пойдет в суд. И в статистике появится еще одна единичка, что разоблачили еще одного коррупционера.

Это достаточно грустная статистика. Я назвал количество возбужденных дел. А если брать осужденных, то в 1986 году, когда было 6 с половиной тысячи зарегистрировано преступлений, осуждено примерно 3,5 тысячи человек всего. А в 1997 году, когда было выявлено 5608 случаев, осуждено всегонавсего 1381 человек.

А если обобщить, за период с 1986 года по 1997 года было зарегистрировано 49298 фактов взяточничества, а осуждено было по этим делам всего 14324 человека, т.е. 29% из числа выявленных коррупционеров, соответственно, в получении взятки и даче взятки.

Конечно, дела о коррупции очень тяжелы в расследовании. Сами понимаете, что в отличие от многих других преступлений, которые в законодательстве предусмотрены, в таких случаях, как правило, потерпевшего нет. Ибо обе стороны, которые участвуют в этой сделке, согласно закону, они преступники: лицо, дающее взятку, лицо, получающее взятку. И поэтому и тот, и другой естественно, стараются, чтобы об этом факте никто не узнал. А чисто оперативными средствами выявить совершение преступления, когда никакой информации не поступает, конечно, чрезвычайно тяжело. И таких дел крайне мало.

Не случайно поэтому законодатель (думаю, что все присутствующие об этом знают) стремится как бы разорвать эту связь между двумя участниками этой коррупционной сделки между дателем взятки и получателем взятки. И в законе формулирует положение о том, что лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности в том случае, если он добровольно сообщит о содеянном, причем независимо от мотивов. Чаще всего сообщают потому, что лицо, получившее взятку, не выполняет обещанное, или выполняет не так, как договаривались. Желая както отомстить этому должностному лицу, гражданин заявляет. Он освобождается от уголовной ответственности. И это совершенно понятно, потому что эту связь между участниками данного коррупционного отношения надо обязательно порвать.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 54 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.