WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 54 |

Таким образом, трудности в расследовании существуют колоссальные. Есть и другие причины, почему мы мало и плохо выявляем. Естественно, надо упомянуть, наверное, и низкий профессионализм нашего следственного и оперативного аппарата. Еще есть причины, о которых можно было бы долго рассказывать, почему многие профессионалы ушли из правоохранительной системы, а часть даже перешла на службу в криминальные структуры. Но это особый разговор. Но как бы мы ни старались, как бы ни улучшали следственную работу, как бы ни повышали профессиональный уровень, все равно, конечно, количество выявленных случаев коррупционных правонарушений будет значительно меньше, чем оно фактически существует. Сейчас эксперты заявляют, что выявляется примерно около 2% от фактического количества случаев дачи и получения взятки. Мне кажется, честно говоря, эта цифра несколько завышенной. Когда я несколько лет назад опрашивал практических работников, обучавшихся в нашем институте, по вопросу, как они оценивают уровень выявляемости. Разброс мнений был очень большой. Некоторые называли десятые, даже сотый доли процента. И в какойто степени, мне кажется, это даже больше соответствует истине, чем мнение других экспертов, которое нашло отражение в официальной литературе, что выявляется 2% взяточничества. Даже если мы резко улучшим нашу оперативную работу, следственную работу, будем выявлять не 2%, а, предположим, 5%, все равно 9095% случаев коррупционных правонарушений останется не выявленным. И поэтому основная задача, с моей точки зрения, заключается не только, даже, может быть, не столько в улучшении процесса качества расследования правонарушений, а в предупреждении. И хотя разговоров у нас на эту тему очень много, к сожалению, серьезной работы, направленной на предупреждение коррупции, которая, в частности, нашла бы отражение в соответствующих законодательных актов очень и очень мало. А то, что есть это не работающие документы. Хотя неоднократно и Государственная Дума, а до того еще Верховный Совет Советского Союза принимали грозные документы по характеру слов, которые в них были зафиксированы, усилить борьбу с коррупцией, принять меры, заставить, и т.д., но толкуто особого не было. Наверное, все мы помним еще документ, который в апреле 1992 года принял Президент. Это Указ «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы». Так вроде бы оно и ничего, что там было написано. Но, к сожалению, этот указ оказался совершенно бездействующим. Никакого влияния он не оказал, мне кажется, на борьбу с коррупцией хотя бы потому, что в этом документе ничего не говорилось о мерах ответственности. Да, говорилось: вот запрещается совместительство, запрещается участие во всякого рода предпринимательских структурах. А дальше что? Выявили. Какие меры ответственности? Ничего этого в указе прописано не было.

Дальше принимается, в общемто, серьезный закон, хотя специалисты в области служебного права говорят, что недостатков очень много, закон крайне противоречивый, в ряде положений неудачный, тем не менее, закон, очень нужный. Я имею в виду закон «Об основах государственной службы в Российской Федерации». И этот закон в той системе запретов, которые сформулированы в отношении государственных служащих, как мне представляется, соответствовал мировым стандартам.

Наверное, присутствующие хорошо знают, что демократические страны, на которые мы сейчас ориентируемся, уже в течение многих десятилетий достаточно решительно ведут борьбу с коррупцией. Например, Америка, Германия, Англия и Франция. Существуют этические кодексы поведения для государственных служащих. Мировой опыт выработал систему мер, направленных на предотвращение коррупции.

Надо сказать, что Закон «Об основах государственной службы в РФ», принятый 5 июля 1995 года, сформулировал целый ряд ограничений, которые имеют явную антикоррупционную направленность. Если бы удалось добиться того, что здесь записано, то, наверное, успехи были бы значительно больше, чем те, которые мы имеем сейчас.

Напомню. Государственный служащий не вправе:

заниматься любой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельностью;

заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц;

состоять членом органа управления коммерческой организации, если иное не предусмотрено федеральным законом, или, если в порядке, установленном федеральным законом и законами субъектов РФ, ему не поручено участвовать в управлении такой организации;

быть поверенным ли представителем по делам третьих лиц в государственном органе, в котором он состоит на государственной службе, либо который непосредственно подчинен или непосредственно подконтрольный;

использовать в неслужебных целях средства материальнотехнического, финансового или информационного обеспечения, другое государственное имущество и служебную информацию;

получать гонорары за публикации, выступления в качестве государственного служащего;

получать от физических, юридических лиц вознаграждение, подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов, иные вознаграждения, связанные с исполнение должностных обязанностей, в том числе и после выхода на пенсию. Кстати, это очень важно.

Выезжать в служебные командировки за границу за счет физических лиц.

Кроме этих ограничений, государственные служащие, как большинству, наверное, известно, обязаны ежегодно представлять в органы Налоговой государственной службы сведения о полученных ими доходах и имуществе, принадлежащем им на праве собственности…. И т.д.

Эти же положения были повторены в Законе «Об основах муниципальной службы в РФ». Буквально эти же запреты были сформулированы и для муниципальных служащих. Я ни для кого не открою секрет, если скажу, что не выполняются эти положения. И, наверное, далеко не везде при поступлении на государственную службу требуют отчета, требуют представления декларации об имуществе, требуют ежегодного представления соответствующих сведений. Хотя эти запреты, положения были и в других законодательных актах. 15 мая 1997 года принимается Указ Президента «О представлении лицами, замещающими государственные должности РФ, и лицами, замещающими государственные должности государственной службы, сведения о доходах и имуществе».

Кто должен контролировать, согласно указу Президента, то, что государственные чиновники представляют в декларации, что сообщают правильно сведения о доходах и имуществе? Кадровые службы. Я лично не представляю, как, предположим, начальник отдела кадров в моем институте будет проверять, правильно или неправильно я представил соответствующие документы. У него нет возможностей. И не каждый начальник отдела кадров рискнет копать под своего руководителя. Подумаешь, я – директор института – невелика фигура. А если возьмем повыше, кто там будет этим делом заниматься? Конечно, это оказался очередной пустой документ.

Очень хорошее, в принципе, с моей точки зрения, дополнение было принято в Налоговый Кодекс. Я имею в виду статьи 86.1, 86.2, 86.3, согласно которым устанавливается налоговый контроль за расходами физического лица. Если приобретается физическим лицом недвижимое имущество, механические транспортные средства, акции, культурные ценности, золото в слитках, то органы, которые соответствующие сделки осуществляют, обязаны в установленный законом срок представлять соответствующую информацию в налоговые органы. А те вправе потребовать от физических лиц представления соответствующей декларации, которая объясняет происхождение средств, использованных при осуществлении крупных сделок.

Хорошие нормы. Но опятьтаки, учитывая всю ту неразбериху, которая сейчас существует в нашем государстве, очень большое сомнение, что данное решение будет выполняться. Когда я сейчас иногда читаю в газетах, что такието, такието кандидаты в депутаты задекларировали свое имущество, мне просто жалко становится этих министров, больших начальников. Буквально вчера прочитал, что уважаемый А.И. Гуров (всем эта фамилия, наверное, известна) задекларировал, что он в течение года, работая директором НИИ МВД, еще гдето в двух местах, получая различные другие вознаграждения за свою научную деятельность, заработал в течение года 34 тыс. рублей. 34 тысячи рублей! Мне его стало жалко. Министры сообщают, что они заработали 100 тысяч руб. Правда, при этом сообщают, что они имеют пять квартир, дачу, имеют три машины. На какие деньги? В частной собственности имеют дачи и квартиры. Это не то, что наш губернатор заявил, что у него нет в собственности жилой площади. Понятно, он не приватизировал.

(Реплика: Наверное, у жены есть.) Может быть. Кстати, еще одна проблема. Когда я был руководителем рабочей группы еще в старом Верховном Совете (в Хасбулатовском), когда в 1992 году была под руководством Аслаханова создана рабочая группа по разработке проекта закона по борьбе с коррупцией. Мне поручили возглавить эту группу. Мы разработали проект закона, который был благополучно провален. Хотя Верховный Совет его принял, но Президент не подписал. После этого еще дважды или трижды уже Государственная Дума принимала закон о борьбе с коррупцией, я уже не участвовал в работе над этими законами. Теперь эту группу возглавляет А. Долгова – наверное, ее многие знают. Это известный наш московский криминолог, Президент криминологической ассоциации. Они разрабатывали законы. Но или эти законы отвергались Советом Федерации, или Совет Федерации принимал, но Президент накладывал вето.

Одна из причин (есть разные аргументы), но одна из самых серьезных причин это нарушение прав человека. В частности, нарушение прав человека видели в том, что мы обязывали сообщать сведения о доходах не только самих государственных служащих, но и сведения о ближайших членах их семей. Это нарушение прав человека. Но почему во многих странах мира, где вроде бы с правами человека достаточно прилично дело обстоит, почему там это допустимо? А у нас это никак не принимается и никак не проходит.

Если я заговорил о законе «О борьбе с коррупцией», то, возможно, у участников семинара разное отношение к этому закону. Я знаю, что многие авторитетные специалисты говорят, что закон вовсе не нужен. На мой взгляд, он нужен. Может быть, и в последнем варианте есть какието, с точки зрения юриста, шероховатости. Их можно устранить. Но закон нужен. Закон нужен как средство предупреждения коррупции. Потому что основная направленность этого закона была не на усиление мер уголовного воздействия. Они достаточно строгие в Уголовном Кодексе предусмотрены. А на предупреждение. Там не сформулирован целый ряд запретов. Они частично нашли отражение в законе «Об основах государственной (муниципальной) службы». Но там были другие запреты. Там были разработаны меры финансового контроля, иные санкции в отношении коррупционеров, административные санкции, финансовые. И такой комплексный закон, даже без включения туда мер уголовного воздействия, которые сосредоточены в УК, этот закон, с моей точки зрения, необходим.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 54 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.