WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 54 |

В докладе заместителя Генерального прокурора Российской Федерации А.Т. Мельникова на заседании Государственной Думы 5 июня 1997 г. отмечалось, что в процессе проведения приватиза­ции " политические соображения превалировали над экономической целесообразностью и правовой обоснованностью решений о прива­тизации. Курс на так называемую обвальную приватизацию любой ценой, в кратчайшие сроки породил множество негативных явле­ний, в том числе применение противозаконных способов привати­зации, минуя аукционы и конкурсы, приватизацию запрещенных объектов, обеспечивающих жизнеспособность общества и его обо­ронную достаточность, и ряд других.

Указанные выше обстоятельства способствовали развитию те­невой экономики и организованной преступности и это в значите­льной степени парализовало развитие честного предприниматель­ства, в основе которого находились тенденции созидания и само­реализации молодых предпринимателей.

Ведущий западный консультант российских реформаторов Джефри Сакс, пытаясь объяснить причины августовского (1998 го­да) кризиса российской экономики писал :"Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями... И, как мне кажется, российское руко­водство превзошло самые фантастические представления маркси­стов о капитализме: они сочли, что дело государства служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей". (31.12.1998 г. "Независимая газета" ) Жизнеспособность любой общественной системы определяется теми условиями, которые она создает и предоставляет для само реализации, актуализации большинства самодеятельного населе­ния. Наряду с этим процессом в любом обществе в той или иной степени и представлено манипулирование, как альтернатива сози­дания.

Структура теневой экономики развивается в общественном организме тем шире и многообразнее, чем меньше возможности представляется для "законного" предпринимательства, что в свою очередь связано с низким уровнем компетентности государствен­ного аппарата и высокой степенью его коррумпированности.

Психология отношений "дикого рынка" и их манипулятор­ская "физиология" получили отражение в документальной повести А.Неклюдова "Я контрабандист" (см. журнал "Нева" N 1, 1998г.).

Автор в первом лице описывает организацию так называемой "челночной" торговли между россиянами и предпринимателями стран ЮгоВосточной Азии. Главный герой повести, по профессии геолог и талантливый молодой ученый, вынужден заняться "чел­ночным бизнесом", т.к. у него нет других способов содержать себя и свою семью. Примерно в таком же положении находятся десятки и сотни российских предпринимателей, которые вместе с героем повести заняты предпринимательской деятельностью, кото­рая на юридическом языке называется контрабандой.

Вся деятельность этих людей подчинена закономерностям двойного стандарта поведения. По документам участие в зарубеж­ной поездке оформляется либо как туристическая поездка, либо как членство в команде корабля исследовательского судна. По­граничники и таможенники отлично знают истинное положение ве­щей, но закрывают (небескорыстно) глаза на происходящее. В Юж­ной Корее герои повести закупают большое количество одежды и обуви, которую перепродают по прибытии в Россию. Каждый конт­рабандист вынужден также оплачивать "крышу" в лице бандитской группы рекетиров, которые занимаются поборами, угрожая в про­тивном случае насилием, пытками и изъятием всех привезенных в порт товаров. Для того чтобы "сделать деньги" люди вынуждены рисковать своим имуществом, здоровьем и даже жизнью. Все они социально деградируют и являются участниками микросреды с вы­соким уровнем криминализации. Предпосылками к социальной трансформации героев повести являются паралич российской лег­кой промышленности, которая "без боя" сдает отечественный рынок интервенции иностранных товаров. Эти товары завозятся в страну усилиями собственных челноков, которые вынуждены закупать эти товары на американские доллары. Таким образом формируется "дикий рынок", способствующий криминализации значительной ча­сти общества.



Теневая экономика и коррупция создают предпосылки для развития организованной преступности, которые представляют со­бой иерархически организованную систему с трехзвенным и более высокими уровнями руководства и управления, системой разведки и контрразведки, распределением сфер влияния и коррумпирован­ными связями.

Организованная преступность характеризуется следующими признаками, отличающими ее от общеуголовной : к ним можно от­нести сложную структуру, многоступенчатую иерархию, наличие связей с коррумпированными представителями аппарата власти и правоохранительных органов, тесное взаимодействие с хозяйст­венной, экономической и общеуголовной преступностью, распреде­ление сфер влияния по стране, в регионах, выход на зарубежные связи и координация деятельности с международным преступным миром, наличие третейских судов, которые берут на себя уста­новление своего рода социальной справедливости внутри этой структуры и обеспечивают проведение своих "решений" в жизнь. Для организованных преступных формирований характерны: наличие телохранителей, боевиков, "вымогателей", высокая вооружен­ность, отличная техническая оснащенность, включающая не только высокомощные автомобили, но и рации, подслушивающие устройст­ва, копировальную технику, печатное оборудование для изготов­ления поддельных документов и т. п.

Все больше информации поступает о лоббировании мафиоз­ными структурами отдельных представителей органов власти. В итоге криминализация бизнеса в сочетании с экономизацией и политизацией преступности.

Под влиянием этих факторов нелегальные структуры начали стремительно трансформироваться. Основными направлениями изме­нений были: профессионализация их членов, усложнение организа­ционной структуры, усовершенствование вооружения, коммерциали­зация, укрупнение, интернационализация, появление криминально­го хобби. Российская мафия становится силовой структурой. (Под силовыми структурами понимаются организованные группы, реша­ющий поставленные перед ними задачи с помощью физической силы или применения оружия.) Легальные негосударственные силовые структуры образованы, как разновидность предпринимательства. Возникли три типа таких институтов: службы безопасности в структуре коммерческих фирм, частные охранные предприятия, ча­стные сыскные бюро. Это не замедлило сказаться на деятельности государственных структур. Начался массовый отток кадров из ар­мии, МВД и КГБ. Переток кадров в частные компании можно объяс­нить и тем, что уровень заработной платы в коммерческих струк­турах был намного выше. Политические перетряски в государст­венных силовых структурах привели к тому, что в частные сило­вые структуры пришли генералы, бывшие министры силовых ве­домств, из заместители и начальники управлений. Например, КГБ потерял около 50% кадрового состава в Москве. По некоторым оценкам, примерно 50% руководителей независимых служб безопас­ности бывшие работники КГБ, около 25% работники МВД, оста­льные 25% пришли из Главного разведывательного управления и вооруженных сил. Это привело к профессионализации мафии, к со­зданию силовых структур, аналогичных легальным, но способных преодолевать заслон последних, для чего она пытается рекрути­ровать профессионалов. Вот почему в ее рядах, кроме "воров в законе" "авторитетов" и бандитовбоевиков, появляются бывшие спортсмены, воиныафганцы, профессионалы, главным образом из МВД.

Как было показано выше, организованная преступность возникла и начала развиваться в России благодаря ряду обстоятельств. В первую очередь ее возникновению способствовала теневая эконо­мика, которая образовала мощный пласт проникший практически во все экономические структуры и в ряде случаев теневая экономика занимала до 50% всего экономического пространства. Далее раз­витию организованной преступности способствовали слабость и неразработанность действующего законодательства в сфере пресе­чения различных аспектов организованной преступной деятельно­сти: ответственность лидера преступной группировки за преступ­ления совершенные отдельными ее членами, ответственность за использование различных криминальных устройств в сфере подслу­шивания и иных способов получения информации криминальными структурами с целью последующего вымогательства и т. д.





Фактором способствующим развитию организованной преступ­ности являлся и низкий уровень профессиональной компетентности большинства работников правоохранительной системы. Отчасти это было обусловлено уходом из ее рядов в коммерческие структуры значительного количества наиболее опытных работников. С другой стороны следует отметить низкую техническую и тактическую во­оруженность оперативных работников и следователей. Помимо от­сутствия у них достаточно надежных и мобильных средств транс­порта и связи следует иметь ввиду низкий уровень психологиче­ской культуры. В первую очередь это относится к отсутствию со­ответствующей системы психологических знаний и навыков, кото­рые могли бы обеспечить высокий уровень раскрытия и расследо­вания преступлений, совершенных в сфере организованной пре­ступности.

Обществу нужны компетентные профессионалы, способные с помощью криминалистического и психологического анализа пре­ступной деятельности в определенном регионе представить себе обобщенные факты, как результат организованной преступной де­ятельности криминальной группировки, иметь представление об иерархической структуре этой группировки и функциях ее "защи­ты". Далее следует в рамках закона управлять в нужном направ­лении рефлексией преступной группы и использовать при этом вну­тригрупповые конфликты.

Высокая психологическая культура правоохранительной си­стемы является одним из главных факторов борьбы с организован­ной преступностью.

Я. Костюковский Коррупция как инструмент организованной преступности (Стенограмма выступления на семинаре «Предотвращение коррупции в бюджетном процессе», ноябрь 1999г.) Я являюсь представителем Института социологии. Организованная преступность – как предмет изучения в нашем институте имеет два аспекта: социологический и криминологический – как подраздел социологии. В отличие от Бориса Владимировича, я меньше буду говорить о законодательной базе и более о социальных последствиях явления, которое освещается на данном семинаре.

Первое упоминание о том, что власть является наиболее прибыльным бизнесом в России, встречается у Я.И. Гелинского в работе 1992 года. Я тогда даже не интересовался этой проблемой. Тогда же это первый раз прозвучало из уст наших бизнесменовпредпринимателей. Следовательно, нужно идти во власть и там делать бизнес. А в 1993 году – во время наших постоянных семинаров, первый раз работниками правоохранительных органов, одной из спецслужб было отмечено, что в 1993 году они первый раз задержали одного из лидеров организованной преступной группировки СанктПетербурга, у которого в кармане находилось удостоверение народного депутата. Они его задержать не смогли по этой причине. Тогда для них этот факт был, естественно, удивительным. Но буквально через полгода – в 1994 году это явление приняло массовый характер. Впоследствии они стали и помощниками депутатов, и депутаты среди них тоже есть. Очевидно такое положение вещей – массовое приобретение именно этих документов, причем, приобретаются документы чаще всего в подлинниках, можно рассматривать с двух сторон. С одной стороны, мы можем сказать: каков народ – таковы и народные представители. С другой стороны, можно поразному поворачивать этот вопрос, народный депутат действительно является выразителем некой группы населения, своего электората. Правда, при том условии, если он действительно избран, если он не приобрел этот документ. И вот тут появляется вторая сторона. Человек с удостоверением народного депутата, хотим мы этого или не хотим, он таковым является.

И, соответственно, вопрос Борису Владимировичу: что делать с документами, которые разрабатываются профессионаламиюристами, что с ними происходит потом, он естественным образом отпадает. То есть, дорабатываются документы, вносятся поправки не просто не профессионалами. Они могут вноситься как раз, наоборот, профессионалами. То есть вносится большая сумятица, дезорганизация, например, в законодательные указы.

Это политическое поле.

Совершенно верно. Я бы не стал сильно политизировать организованную преступность. На мой взгляд, организованная преступность – это вещь крупного бизнеса, не более того. Как любой крупный бизнес, естественно, все крупные бизнесмены тяготеют к политике. Это нормальный ход развития деловых процессов.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 54 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.