WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 54 |

Из пункта 8 статьи 21 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» следует, что совмещение Санкт – Петербургской избирательной комиссией полномочий по подготовке и проведению выборов в Государственную Думу и губернатора СанктПетербурга возможно лишь по решению Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, принятому на основании обращения СанктПетербургской избирательной комиссии, согласованного с Законодательным Собранием СанктПетербурга. Соответствующее обращение было направлено в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации, причем как следует из письма депутата Г. необходимых согласований выполнено не было. Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, не стала проверять наличие правомерных согласований и приняла «соломоново решение» (постановление от 5 ноября 1999 года № 38/4843): разрешить СанктПетербургской избирательной комиссии возложить на территориальные и участковые избирательные комиссии по выборам депутатов Государственной Думы третьего созыва полномочия по выборам губернатора СанктПетербурга, при этом не подтверждая и не опровергая право СанктПетербургской избирательной комиссии, сформированной в 1995 году, проводить выборы губернатора СанктПетербурга.

Вышесказанное подтверждает наш вывод о том, что СанктПетербургская избирательная комиссия, сформированная в 1995 году была неправомочна заниматься проведением выборов губернатора СанктПетербурга.

Депутат Законодательного Собрания СанктПетербурга А. оспорил правомерность проведения выборов губернатора СанктПетербурга составом СанктПетербургской избирательной комиссии, назначенным в 1995 году, – обратился с жалобой в СанктПетербургский городской суд. К сожалению, точку зрения СанктПетербургского городского суда по данному вопросу выяснить не удалось, поскольку после признания Верховным Судом Российской Федерации недействительным Закона СанктПетербурга о совмещении выборов губернатора СанктПетербурга с выборами депутатов Государственной Думы, судья СанктПетербургского городского суда Т.А.Гунько прекратила производство по делу по жалобе А. В качестве основания для прекращения дела был выбран п) 8 статьи 219 ГПК РСФСР (по аналогии). Согласно данному пункту судья прекращает производство по делу, если после смерти гражданина (умерли выборы! – автор), являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемства.

Выбор такого основания для прекращения дела представляется не очень убедительным. Признание Закона СанктПетербурга недействительным не повлекло за собой автоматической отмены обжалованного депутатом. А решения СанктПетербургской избирательной комиссии – оно продолжало действовать. Полагаю, что в рассматриваемой ситуации было бы более правильным рассмотреть жалобу по существу и решить вопрос о том, полномочна ли была СанктПетербургская избирательная комиссия решать вопросы, связанные с проведением выборов губернатора СанктПетербурга. Депутат А. не стал обжаловать определение о прекращении дела в Верховный Суд Российской Федерации.

Отмена решения о проведении выборов губернатора СанктПетербурга 19 декабря 1999 года имела столь мощный политический резонанс, что вопрос о полномочиях СанктПетербургской избирательной комиссии отошел на второй план.

5. Другое дело, когда неожиданно была объявлена избирательная кампания по выборам Президента Российской Федерации. Отсутствие полномочий у действующего состава СанктПетербургской избирательной комиссии могло поставить под удар проведение выборов Президента Российской Федерации в СанктПетербурге. Губернатор СанктПетербурга немедленно (соответствующее распоряжение было опубликовано в «СанктПетербургских ведомостях» 5 января 2000 года) назначил «свою часть» нового состава СанктПетербургской избирательной комиссии.

Казалось бы, новый состав СанктПетербургской избирательной комиссии, как установлено федеральным законом, должен был в течение 15 дней собраться и начать работать. Однако ни в течение 15 дней, ни при созыве заседания по инициативе одной трети членов нового состава, СанктПетербургская избирательная комиссия в новом составе не собралась по причине неявки членов избирательной комиссии, назначенных губернатором СанктПетербурга.

Председатель СанктПетербургской избирательной комиссии в беседах с журналистами ссылался на то, что полномочия СанктПетербургской избирательной комиссии, сформированной в 1995 году, продлены для проведение любых выборов до сдачи финансового отчета Центральной избирательной комиссией Российской Федерации [116 В рассматриваемой ситуации может смущать одновременное существование двух составов СанктПетербургской избирательной комиссии с разными полномочиями в рамках одного юридического лица. Действительно, с такой ситуацией мы ранее не встречались, но ничего противоречащего законодательству в ней нет. Опасение вызывает другое: цепочка продлений полномочий членов избирательной комиссий для проведения выборов различных уровней может привести к тому, что ее состав никогда не сменится! Кроме того, возникает вопрос, а зачем продлевать полномочия? Почему не может начать проведение выборов один состав, а закончить другой, ведь члены избирательных комиссий в своей деятельности должны руководствоваться исключительно требованиями действующего законодательства, а не своими субъективными пристрастиями.] и … на то, что в СанктПетербургском городском суде появилась жалоба гражданки П., оспаривающей Постановление Законодательного Собрания СанктПетербурга «О составе СанктПетербургской избирательной комиссии».

6. Зададимся вопросом, существуют ли у СанктПетербургской избирательной комиссии, сформированной в 1995 году, полномочия для проведения выборов Президента Российской Федерации? Согласно п.2 статьи 18 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» в случае, если срок полномочий избирательной комиссии субъекта Российской Федерации, установленный законом субъекта Российской Федерации, истекает в период избирательной кампании по выборам Президента Российской Федерации, то полномочия избирательной комиссии субъекта Российской Федерации сохраняются вплоть до представления Центральной избирательной комиссией финансового отчета. Установленный законом СанктПетербурга срок полномочий СанктПетербургской избирательной комиссии, сформированной в октябре 1995 года, истек до начала избирательной кампании по выборам Президента Российской Федерации, следовательно, ее полномочия не продлеваются.

7. Как мы уже отмечали выше, Законодательное Собрание СанктПетербурга при назначении членов СанктПетербургской избирательной комиссии не выдержало установленную федеральным законом норму представительства [117 Некоторые приверженцы данного Постановления отрицают неправомерность произведенных назначений, ссылаясь на специфику принятия решений коллегиальным органом. По нашему мнению, Законодательное Собрание СанктПетербурга должно было установить такую процедуру назначения представителей от избирательных объединений и избирательных блоков (почти кооптирование!), которая бы позволила выполнить норму федерального закона.], о чем и шла речь в жалобе гражданки П, удовлетворенной СанктПетербургским городским судом.

По поводу норм материального права отметим следующее:

Согласно части второй статьи 2397 ГПК РСФСР установив, что обжалуемые действия были совершены в соответствии с законом, в пределах полномочий государственной органа, и права либо свободы гражданина не были нарушены, суд должен выносить решение об отказе в удовлетворении жалобы. При принятии рассматриваемого постановления Законодательное Собрание СанктПетербурга действовало в пределах своей компетенции. Круг лиц, имеющих право предлагать кандидатуры для назначения в состав СанктПетербургской избирательной комиссии определен Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Гражданка П. такого права не имеет. Следовательно, вывод суда о нарушении прав гражданки П. действиями Законодательного Собрания СанктПетербурга по принятию рассматриваемого Постановления и самим Постановлением, учитывая круг отношений, регулируемых им, является необоснованным.

В данном случае, нас беспокоит не столько применение норм материального права судьей Т.А.Гунько, сколько нарушение ею, с нашей точки зрения, норм процессуального права при рассмотрении жалобы гражданки П.

Согласно статье 2395 ГПК РСФСР жалоба подается в трех месячный срок со дня когда гражданину стало известно о нарушении его прав и свобод. Постановление Законодательного Собрания СанктПетербурга было официально опубликовано 29.09.99, а действия совершены 30.06.99. Таким образом, установленный законодательством срок для обжалования действия и индивидуального правового акта Законодательного Собрания СанктПетербурга истек и СанктПетербургский городской суд не должен был принимать к рассмотрению жалобу гражданки П.





Особо следует обратить внимание на то обстоятельство, что судебное заседания проходило без представителя Законодательного Собрания СанктПетербурга. Судья Т.А.Гунько в своем решении отмечает, что представитель Законодательного Собрания СанктПетербурга в судебное заседание не явился, хотя суд надлежащим образом известил законодательный орган государственной власти СанктПетербурга о дне и месте слушания данного дела. В соответствии с частью второй статьи 2396 ГПК РСФСР рассмотрение жалобы в отсутствие руководителя государственного органа, действия которого обжалуются или его представителя возможно лишь, в случае если неявка была по неуважительной причине. Представитель Законодательного Собрания СанктПетербурга в принципе не мог явиться на заседание суда, поскольку у представительного органа власти не было фактической возможности успеть решить вопрос о представителе в предлагаемый судом срок.

Таким образом, у Законодательного Собрания СанктПетербурга были основания для подачи кассационной жалобы в Верховный Суд Российской Федерации.

8. В конце января произошло еще одно удивительное событие: СанктПетербургская избирательная комиссия опубликовала календарный план мероприятий по выборам депутатов Законодательного Собрания СанктПетербурга в двух округах в соответствии с назначенной ею датой выборов депутатов Законодательного Собрания СанктПетербурга! Полагаю, что решение о назначении даты выборов депутатов Законодательного Собрания СанктПетербурга не могло быть принято СанктПетербургской избирательной комиссией по следующим причинам:

на момент принятия СанктПетербургской избирательной комиссией соответствующего решения полномочия депутатов М.И.Пирогова и В.С.Новоселова еще не были прекращены;

у СанктПетербургской избирательной комиссии, сформированной в 1995 году на момент принятия соответствующего решения не существовало полномочий для назначения даты выборов депутатов Законодательного Собрания СанктПетербурга.

Все вышеизложенное, видимо, послужило причиной принятия 2 февраля 2000 года Законодательным Собранием СанктПетербурга решений об обращении в СанктПетербургский городской суд с жалобой на соответствующее решение СанктПетербургской избирательной комиссии и кассационной жалобой на решение судьи Т,А,Гунько по жалобе гражданки П.

Обе жалобы были возвращены в Законодательное Собрание СанктПетербурга.

9. В Законодательное Собрание СанктПетербурга 10 февраля поступили:

определение судьи СанктПетербургского городского суда С.Н. Масоловой об отказе в принятии жалобы Законодательного Собрания СанктПетербурга;

письмо судьи СанктПетербургского городского суда Т.А.Гунько от 08.02.2000 N 385/00, которым в адрес Законодательного Собрания СанктПетербурга возвращена его кассационная жалоба.

Остановлюсь на каждом из перечисленных документов.

1). В отношении определения судьи С.Н.Масоловой Из определения судьи С.Н.Масоловой фактически следует, что в отсутствие председателя и заместителей председателя Законодательного Собрания СанктПетербурга законодательный орган государственной власти СанктПетербурга не имеет права на защиту своих интересов в судебном порядке.

В обоснование своего вывода судья С.Н.Масолова ссылается на Гражданскопроцессуальный кодекс Российской Федерации и Устав СанктПетербурга.

Действительно, согласно статьям 43 и 45 ГПК РСФСР дела юридических лиц ведут в суде их органы либо их представители. Полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. Доверенность от имени юридического лица выдается руководителем соответствующей организации (статьи 43 и 45 ГПК РСФСР).

Но действующее федеральное законодательство не устанавливает, кто является руководителем юридического лица законодательного органа государственной власти субъекта Российской Федерации.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 54 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.