WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 54 |

Африканская модель предполагает, что “власть продается “на корню” группе основных экономических кланов, договорившихся между собой, и политическими средствами обеспечивает надежность их существования”. [26 Сатаров Г.А., Левин М.И., Цирик М.Л. Россия и коррупция…] Кроме того, развит институт землячества. В африканских странах чиновник зачастую получает образование на деньги, собранные для него всей родной деревней. Став чиновником, он считает себя обязанным помогать всем односельчанам, которые приезжают в столицу. Если он становится чиновником высокого ранга, то, зачастую формирует подчиненный ему аппарат из земляков. [27 Чертков В.Л. Чиновничество тропической Африки// Народы Азии и Африки. 1984. № 2. С. 58–59.] Несмотря на то, что крупным чиновникам гарантируются достаточно внушительные доходы, тем не менее, важным источником их дополнительных доходов являются взятки; по некоторым подсчетам, коррупция приносит чиновникам до 1/3 их общих доходов. [28 Там же. С. 56. В данном случае автор ссылается на : Boloji S. Anatomy of Corruption in Nigeria. Ibadan,1970. p. 11–13.] Латиноамериканская модель характеризуется тем, что при попустительстве коррумпированного государства, теневые и криминализированные сектора экономики достигают могущества, сравнимого с государственным. Мафия образует государство в государстве. В связи с политической нестабильностью, более возможным становится установление на волне борьбы с коррупцией диктатуры, после чего может быть переход к африканской модели. [29 Сатаров Г.А., Левин М.И., Цирик М.Л. Россия и коррупция…] Ежегодные потери от коррупции в России составляют 15 млрд. долларов. [30 Коррупции на пропитание. Российская газета. 1998, 20.ноября, №221.] По данным президента фонда “Информатика для демократии” Г. Сатарова, приведенных им на парламентских слушаниях “О коррупции в РФ и путях ее решения”, минимальные потери России от коррупции составляют 20 млрд. долларов в год. [31 20 млрд в год “доход” коррупции. Невское время. 1998. 4 декабря.] В структуре привлекаемых к ответственности коррупционеров в 1996 году 41,1% составляли работники министерств, комитетов, а также их структур на местах, 11,7% работники кредитнофинансовой системы, 26,5% сотрудники правоохранительных органов, 8,9% работники контролирующих органов, 3,2% работники таможенной службы, 0,8% депутаты органов представительной власти, прочие – 7,8%”. [32 Волженкин Б.В. Коррупция: Серия "Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе". СПб. : СПб юридич. инт Ген. прокуратуры РФ,, 1998. С. 14.] По оперативным данным МВД, каждой десятой организованной преступной группировке оказывают содействие чиновники органов государственной власти. [33 Там же. С. 16.] По другим данным, такого чиновника имеет каждая из преступных группировок [34 Гриб В.Г., Астрошабов А.В., Шайдаев Ш.Г. Мафия в России: современное состояние, прогноз / Проблемы борьбы с организованной преступностью: Материалы научнопрактической конференции (28 29 ноября 1995 года). М.: Московский институт МВД России, Тверской филиал, 1996. С. 15. ]. Согласно некоторым оценкам, в 1995 году члены организованных преступных групп тратили на подкуп чиновников 50% похищенного, тогда как в 80х годах на эти цели тратилось до 35%. [35 Основы борьбы с организованной преступностью. М.: ИНФРА – М., 1996. С. 181.] Коррупционные преступления являются преступлениями высокой латентности. Выявляемость случаев коррупции всего 1–2% от общего числа. [36 Лунеев В.В. Политическая преступность в России: прошлое и настоящее// Общественные науки и современность. 1999. № 5. С. 77.] По данным Б.В. Волженкина, она колеблется от 0,1 до 2% [37 Волженкин Б.В. Коррупция... С. 15.] и в большинстве своем это случаи так называемой “низовой коррупции”, поскольку, как указывает А.С. Куликов, коррупционеры средних и высших эшелонов “действуют практически безнаказанно: благодаря своему статусу они находятся в своеобразной “зоне безопасности” либо защищены депутатским иммунитетом”. [38 Куликов А.С. Законы должны способствовать обузданию организованной преступности// Журнал российского права. 1997. № 9. С. 17.] В списке стран с самыми высокими показателями подкупа при госзаказах (%% от стоимости заказа) Российская Федерация занимает шестое место (впереди Таиланд, Индонезия, Филиппины, Индия, Парагвай). [39 Wettwer Brigitte. Nuetzliche Ausgaben/Wirtschaftswoche, NR. 23 / 30.05.96] Согласно индексу, составленному в 1999 году Transparency International на основе опроса 770 руководителей ведущих компаний, торговопромышленных палат, коммерческих банков и юридических фирм в 14 странах, осуществляющих переход к рынку, Российская Федерация занимает 83е место (общее количество стран, включенных в индекс – 99) и находится между Эквадором и Албанией (см. таблицу). Значение индекса 10 соответствует полному отсутствию коррупции, 0 – наибольшей вовлеченности в коррупцию. Стандартное отклонение показывает различия в восприятии коррупции в данной стране по различным источникам, использованным при подготовке индекса. В 1996 индекс составлял для России 2,58; в1997 – 2,27; в 1998 – 2,40.



Таблица (данные 1999 года) Место страны Страна Значение индекса Стандартное отклонение Количество обзоров Дания 10, 0, Финляндия 9, 0, Новая Зеландия 9, 0, Швеция 9, 0, Канада 9, 0, Исландия 9, 1, Сингапур 9, 0, Нидерланды 9, 0, Норвегия 8, 0, Швейцария 8, 0, Люксембург 8, 0, Австралия 8, 0, Англия Германия 8, 0, Гонконг 7, 1, Ирландия 7, 1, Австрия 7, 0, США 7, 0, Чили 6, 1, Израиль 6, 1, Португалия 6, 1, Франция 6, 1, Испания 6, 0, Ботсвана 6, 1, Япония 6, 1, Словения 6, 1, Эстония 5, 1, Тайвань 5, 0, Бельгия 5, 1, Намибия 5, 0, Венгрия 5, 1, КостаРика 5, 1, Малайзия 5, 0, ЮАР 5, 0, Тунис 5, 1, Греция 4, 1, Мавритания 4, 0, Италия 4, 0, Чехия 4, 0, Перу 4, 0, Иордания 4, 0, Уругвай 4, 0, Монголия 4, 1, Польша 4, 0, Бразилия 4, 0, Малави 4, 0, Марокко 4, 1, Зимбабве 4, 1, Сальвадор 3, 1, Ямайка 3, 0, Литва 3, 0, Южная Корея 3, 0, Словакия 3, 1, Филиппины 3, 1, Турция 3, 1, Мозамбик 3, 2, Замбия 3, 1, Беларусь 3, 1, Китай 3, 0, Латвия 3, 1, Мексика 3, 0, Сенегал 3, 0, Болгария 3, 1, Египет 3, 0, Гана 3, 1, Македония 3, 1, Румыния 3, 1, Гватемала 3, 2, Таиланд 3, 0, Никарагуа 3, 2, Аргентина 3, 0, Колумбия 2, 0, Индия 2, 0, Хорватия 2, 0, Берег Слоновой Кости 2, 1, Молдова 2, 0, Украина 2, 1, Венесуэла 2, 0, Вьетнам 2, 0, Армения 2, 0, Боливия 2, 1, Эквадор 2, 1, РФ 2, 1, Албания 2, 0, Грузия 2, 0, Казахстан 2, 1, Киргизия 2, 0, Пакистан 2, 0, Уганда 2, 0, Кения 2, 0, Парагвай 2, 0, Югославия 2, 1, Танзания 1, 1, Гондурас 1, 0, Узбекистан 1, 0, Азербайджан 1, 0, Индонезия 1, 0, Нигерия 1, 0, Камерун 1, 0, Основные исследовательские подходы. Первые исследования коррупции (в 1ой половине нынешнего века) были связаны в основном с анализом функционирования американской политической машины в крупных городах США, а также с реформами муниципального управления. В этих ранних работах отмечена важнейшая характеристика коррупции – дополнительность по отношению к формальным институтам. При этом “побочным” продуктом этих исследований оказались симпатия и сочувствие, с которым описывались деятельность некоторых наиболее легендарных боссов крупных американских городов. [40 Eric L. McKitrick. The Study of Corruption // Sociology and History: Methods / Ed/ by Seymour Martin Lipset and Richard Hofstadter. New York, London: Basic Books, Inc., Publishers, 1968. P.358.] В дальнейшем констатация определенной положительной составляющей в характеристике их деятельности получила обоснование в рамках структурнофункционального подхода. Здесь, видимо, необходимо упомянуть Р. Мертона и предложенную им модель анализа функционирования американской политической машины. [41 Merton, Robert K. Social Theory and Social Structure. Glencoe, Ill.: 1949. P. 7181.] Опираясь на работы Л. Стеффенса [42 Steffens, Lincoln. The Shame of the Cities. New York: 1904.], его суждения, Р. Мертон пишет о структурном контексте исследования, основным элементом которого считает диффузию и фрагментацию власти и соответственно ответственности. Речь шла о крупных, быстро растущих городах США с их специфическими проблемами и конфликтами. В них возникали альтернативные официальным, неформальные центры ответственности – власть “боссов”, лидеров неофициальных исполнительных структур, работавших “в задней комнате”. Колоритное описание этих акторов находим у М. Вебера. [43 Вебер, М. Политика как призвание и профессия // Вебер, М. Избранные произведения. М.: “Прогресс”. 1990. С. 682685.] Если коротко сформулировать точку зрения М. Вебера на сущность явления “босс и его организация”, то это есть субститут бюрократии в развивающейся политической культуре демократии. По мере проведения реформы государственной гражданской службы в США “дилетантское управление” чиновников, сопровождаемое властью боссов, заменяется профессиональным бюрократическим, когда посты занимают университетские образованные чиновники, неподкупные и знающие свое дело. [44 Там же, с. 685.] Возвращаясь к модели, описанной Мертоном, отметим, что он подробно рассмотрел функции неформальных лидеров – боссов, выделив при этом несколько основных: 1) предоставление различного рода услуг наиболее обездоленным жителям (пища, работа, помощь в трудных житейских ситуациях и т.д.), платой, благодарностью за которые являлись голоса на выборах; 2) решение проблем предпринимателей как мелких (например, нередко защита от взаимных посягательств), так и крупных, нуждавшихся в помощи при выполнении больших и дорогостоящих проектов; и те и другие нуждались в неформальной защите от противоречий законов, кодексов и правил; благодарностью за эти услуги являлись денежные пожертвования – “масло для машины”; 3) предоставление каналов социальной мобильности для представителей тех социальных групп (например, этнических меньшинств), для которых закрыты или чрезвычайно затруднены иные, легальные способы вертикальной мобильности; платой за услуги в данном случае выступала безусловная преданность; 4) замещение официальной легитимации тех видов бизнеса, что стоят вне закона; в то же время обеспечение контроля путем установления стандартов и пределов деятельности; платой в данном случае были денежные пожертвования. Таков описанный Мертоном паттерн. Признанная классической, модель являлась исходным пунктом для многих исследователей коррупции, хотя реальность, послужившая материалом для ее создания, существенно изменилась.

Исследователи коррупции в последние два десятилетия рассматривали, как правило, не столько самое коррупцию, сколько ее последствия, влияние на различные стороны жизни общества. Исследования проводились в рамках структурнофункционального подхода, и коррупция представлялась как дисфункция, обусловленная внутренними политическими, культурными и административными факторами.

Традиция рассмотрения коррупции как девиации властвующих элит восходит к К. Фридриху, [45 Friedrich, Carl J. The Pathology of Politics: Violence, Betrayal, Corruption, Secrecy, and Propaganda. New York: Harper & Row, 1972.] что иногда ускользает от внимания исследователей. [46 Киселев И.Ю Политическая элита: ее сущность и психология (по материалам исследований американских ученых) /Яросл. гос. унт. Ярославль, 1995. С.145.] К. Фридрих рассматривал коррупцию как поведение, отклоняющееся от преобладающих в политической сфере норм и обусловленное мотивацией получения личной выгоды за общественный счет. Личная выгода не обязательно имеет денежнофинансовый характер, она может быть связана с продвижением по службе самого коррупционера, членов его группы поддержки или иными преимуществами для членов его семьи и приближенных. К. Фридрих увязывал степень коррумпированности власти с контекстом ее осуществления, степенью консенсуса, достигнутого в обществе, а факторами, сдерживающими коррупцию, называл движения, оппозиционные власти, и свободную прессу. У К. Фридриха коррупция – явление почти однозначно негативное, “патология политики”, порче при этом подвергаются и государственные чиновники и властные институты, хотя он признает ее функциональность до определенного предела. Необходимо подчеркнуть и еще один важный момент во взглядах К. Фридриха на коррупцию. Он считает ее одним из непременных спутников политики, а “окончательную победу” над коррупцией – задачей утопической.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 54 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.